Двойные стандарты

7 Января 2015

С двойными стандартами каждый человек сталкивается повсеместно и постоянно. Данный феномен пронизывает все сферы социальной жизни. Отношение к нему весьма неоднозначное – одни считают двойные стандарты аморальными, другие заявляют, что без них вообще невозможны никакие социальные отношения, третьи вовсе отрицают их существование, полагая, что проблема полностью надумана. Так или иначе, но термин «двойные стандарты» существует, и обозначает он вполне определенный тип социальных явлений, о которых и идет речь в настоящей публикации.

Двойной стандарт, или двойная мораль, – термин, широко распространенный в современной политологии, журналистике, экономике, обществознании и других гуманитарных науках. Существуют несколько определений феномена «двойные стандарты». Так, бизнес-словарь предлагает следующее определение: «Двойной стандарт – официально отрицаемый, но практикующийся и молчаливо признаваемый нормой, дискриминационный подход к оценке поведения, прав и обязанностей представителей разных категорий населения, разных стран, рас и т.п.».

«Двойной стандарт» – это принципиальная вариативность подходов к оценке одних и тех же, либо аналогичных событий и явлений, обусловленная неосознанными субъективными причинами или осознаваемыми мотивами, чаще корыстного характера.

Применительно к практике в СМИ можно дать следующее определение: «двойные стандарты» – это осознанная или неосознанная вариативность оценок, в силу которой одно и то же явление либо аналогичные явления или события могут оцениваться принципиально по-разному, а также действия в соответствии с этой оценкой. С точки зрения теории коммуникации можно сказать, что «двойные стандарты» – это принципиально противоположное реагирование на эквивалентные стимулы.

Двойные стандарты – применяемые на практике и широко распространенные (но официально отрицаемые) дискриминационные подходы к оценке действий и прав групп населения, стран, рас. Двойные стандарты характеризуются различным применением принципов, законов, правил, оценок к однотипным действиям различных субъектов (одним из которых может выступать сам оценивающий) в зависимости от степени лояльности этих субъектов или иных соображений выгоды для оценивающего.

Термин «double standard» появился в современном значении в английском языке в середине XIX века, первоначально для обозначения неравных моральных требований  к мужчинам и женщинам. Термин применялся и ранее для обозначения двух разных методов измерения, например, для биметаллизма, а также в теологических рассуждениях о добре и зле. Термин вошел в русский язык в 1950-х годах и в СССР применялся для обозначения расового и классового неравенства в капиталистических странах.

***

В жизни мы, сами того не замечая, постоянно прибегаем к двойным стандартам. Так, например, порядочный человек всегда старается помочь своему близкому, однако, попроси его о помощи незнакомец, он может вполне ему в ней отказать. И его нельзя за это осуждать.

Например, в административной практике, двойные стандарты могут принимать форму предоставления должностными лицами преимуществ «своим» и создания препятствий «чужим» в аналогичных ситуациях, по принципу «своим –  всё, чужим — закон». Известны случаи, когда в ходе избирательных кампаний органы власти решительно пресекали нарушения, допускаемые оппозиционными кандидатами, и смотрели сквозь пальцы на гораздо более серьезные нарушения в пользу кандидатов от власти.

Одной из распространенных проявлений практики двойных стандартов является именование одних и тех же или очень близких объектов, действий, явлений различными терминами, эмоциональная окраска которых существенно отличается. Например:

  • Шпион – Разведчик –  в зависимости от того, на кого он работает;
  • Насаждение –  Внедрение –  в зависимости от того, одобряет ли оценивающий нововведение;
  • Оккупировать –  Освободить –  в зависимости от того, чьи войска вошли в страну;
  • Стукач – Информатор –  в зависимости от отношения к тем, кого и о ком он информирует;
  • Сепаратизм –  Национально-освободительное движение –  в зависимости от того, кто и от какого государства хочет отделиться;
  • Интервенция –  Военная помощь –  в зависимости от симпатий;
  • Трусость –  Осторожность –  в зависимости от того, идет ли речь о себе или о другом человеке.

 

Двойные стандарты были всегда. На них основана политика. Да, двойные стандарты – принцип, применяющийся строже к одним, чем к другим, но это в порядке вещей. Политика, будучи одним из видов взаимоотношений между людьми, устроена по принципу весов. Глупо было бы проводить со всеми одинаковую политику. В противном случае политики бы просто не существовало как таковой.

Политика двойных стандартов широко применяется как средство давления на противников через общественное мнение и способ оправдания собственных действий. Так же широко распространено и обвинение в двойных стандартах, к которому нередко прибегают для отражения критики.

В международных отношениях политика двойных стандартов обычно принимает форму обвинения неугодных в нарушении принципов, конвенций, обязательств, «попрании общечеловеческих ценностей», «нарушении прав человека», «отступлении от норм международного права» при демонстративном игнорировании совершенно аналогичных собственных действий или действий союзников. Например:

Постпред РФ при ООН Виталий Чуркин подверг резкой критике коллег по Совету Безопасности (СБ) ООН за применение двойных стандартов в отношении Абхазии и Южной Осетии, с одной стороны, и в отношении Косово –  с другой. «У Абхазии и Южной Осетии гораздо больше оснований для независимости, чем у Косово (провозгласившего независимость от Сербии, которую признали 46 стран-членов ООН из 192)», –  заявил российский постпред на созванном по инициативе Грузии заседании СБ ООН, отвечая на выступление постпреда США, обвинившего Россию в нарушении резолюций Совбеза. Чуркин выразил недоумение поведением тех членов СБ, которые поддержали независимость Косово, но осудили РФ за признание ею независимости Абхазии и Южной Осетии.

Евросоюз и некоторые другие мировые организации поддержали разгон демонстрантов, выступавших в защиту «Бронзового солдата», а также назвали эти действия внутренним делом Эстонии. Однако в то же время этими же организациями неоднократно осуждались силовые меры по отношению к разгону «Марша несогласных».

Приведем еще один пример, на этот раз из внешней политики США. Выступая против иранской программы по обогащению урана, Соединенные штаты не препятствует наращиванию ядерного оружия в Пакистане и тем самым проводят политику двойных стандартов.

Следовательно, когда ту или иную политическую силу обвиняют в политике двойных стандартов, необходимо анализировать каждый отдельный случай. Обвинения в двойных стандартах – слишком выгодное политическое оружие. Политики должны быть лишены его. От этого термина необходимо отказаться, и тогда можно будет увидеть вещи в их истинном свете.

***

Для определения сущности двойных стандартов принято обращаться к основному вопросу философии, а также к философской категории «истина». Выявляются такие сущностные характеристики двойных стандартов, как непоследовательность, лицемерность. Двойные стандарты как феномен социальной действительности затрагивает существование диалектических противоположностей, понятий и явлений, во взаимоотношениях между которыми заложены противоречия: «добро-зло», «истина-ложь», «равенство прав-дискриминация» и т.д. В настоящее время, в эпоху постмодерна исчезает четкость различий между понятиями «добро» и «зло», «правда» и «ложь»: что одним индивидом может быть расценено как «добро», другим – воспринимается как «зло». Подобное нечеткое понимание, как увеличивает субъективные основания для возникновения двойных стандартов, так и затрудняет их идентификацию.

Источником двойных стандартов выступает субъект или группа субъектов. Выделяются неосознанные и осознанные причины практики двойных стандартов. Двойные стандарты возникают неосознанно как следствие человеческого субъективного восприятия действительности. В случае если двойные стандарты инициируются осознанно, они представляют собой инструмент для достижения различных целей. Осознанное применение двойных стандартов основано на эгоизме, антагонизме, цинизме, корысти. Применение двойных стандартов дискриминирует права и интересы одних субъектов в угоду другим. Поэтому можно выделить следующие атрибуты осознанной практики двойных стандартов: прагматизм, циничность, аморальность. Феномену «двойные стандарты» также свойственны такие сущностные характеристики, как субъективность (субъективное происхождение и субъективная форма существования), принадлежность базовой психологической установке «свой» – «чужой», применимость как по отношению к индивидам, так и к оценке событий и явлений, многообразие форм проявления, манипулятивность, существование в различных областях человеческих взаимоотношений.

Объективные основания практики двойных стандартов обнаруживаются при наличии третьего нейтрального субъекта, наблюдающего за взаимоотношениями двух других субъектов, в процессе которых применяются двойные стандарты, либо выявляются предпосылки для инициирования данной практики. Объективными основаниями для практики двойных стандартов, например, можно считать отсутствие универсально принятых единых законодательных норм, в особенности, в сферах человеческих взаимоотношений, в которых согласно принципам общечеловеческой морали недопустимо применение «двойного подхода».

Часто при анализе проявлений двойных стандартов возникает вопрос о том, относительно каких критериев определяется практика двойных стандартов в информационно-коммуникационном пространстве, как можно найти примерные пределы или границы данного феномена. Выявление двойных стандартов в информационно-коммуникационном пространстве зависит от множества факторов, таких как инициирующий субъект, его социальная роль, ситуация, наличие прецедента, а также во многом зависит от этических норм профессии, связанной с коммуникацией, в рамках деятельности которой практикуются двойные стандарты.

При попытке найти критерии идентификации двойных стандартов в СМИ сталкиваемся с трудностями: так как безотносительно к конкретной ситуации или примеру далеко не всегда можно определить, где имеет место выражение разных мнений, оценок, а где присутствуют двойные стандарты. Для более четкого понимания области существования двойных стандартов в информационно-коммуникационном пространстве следует обозначить примерные границы, обусловленные нормами профессиональной этики.

Среди мотивов, в результате которых журналистом практикуются двойные стандарты, можно выделить мотив получения выгоды, повышения; мотив работы на имя, продвижения по карьерной лестнице и т.п. Осознанное инициирование двойных стандартов расценивается как изменение ценностных ориентаций, а именно представлений о нравственности, морали ради достижения целей, поэтому практику двойных стандартов можно считать манипулятивной.

Возможные причины осознанного применения журналистом двойных стандартов: принадлежность одной из заинтересованных сторон (политическая партия, бизнес-круги и пр.); личные, карьерные, финансовые, деловые и любые другие интересы; конфликт интересов внутри редакции; давление, оказываемое непосредственно на журналиста или редакцию; личные взгляды и субъективные соображения особенно в отношении проблем, не терпящих подхода с позиций двойных стандартов (борьба с терроризмом, глобальные проблемы экологии, межнациональные противоречия и т.п.), расходящиеся с общепринятыми; соображения корректности освещения той или иной темы (либо другие причины, которые скрываются под данным предлогом).

Несмотря на существование во многих СМИ редакционных руководств, призванных обеспечивать соблюдение главных принципов журналистики, правдивости и объективности, практика двойных стандартов допускается даже авторитетными качественными СМИ, имеющими репутацию надежных и непредвзятых источников информации. Специальные редакционные директивы, которые выпускаются по поводу освещения конкретных ответственных событий в некоторых каналах масс-медиа, могут не только не ограничивать подобную практику, но и потворствовать применению «двойных стандартов», оперируя соображениями корректности и безопасности освещения.

Неосознанные причины практики двойных стандартов основаны на базовой установке, называемой психологами «психология стаи», которая проявляется в делении всех людей на «своих» и «чужих». Данная установка свойственна каждому индивиду и оказывает непосредственное влияние на восприятие им окружающей действительности. Она выражается в оценке субъекта по отношению к себе и своему социуму (свой-чужой, хороший-плохой). Оценка ситуации следует из отношения к субъекту, которым инициирована ситуация, что говорит о ее предвзятости.

Говоря о роли установок в формировании двойных стандартов при оценке ситуации, следует обратить внимание на теорию «казуальной атрибуции». Под «казуальной атрибуцией» в психологии понимается истолкование субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. При объяснении ситуаций, действий других часто допускается «фундаментальная ошибка атрибуции», а именно поведение индивидов приписывается личностным диспозициям, в то время как важные ситуативные факторы не принимаются в расчет. Согласно результатам исследований психологов, свое поведение (а также поведение группы «свои») объясняется индивидом иначе, чем поведение других. Из вышесказанного делается вывод, что «двойные стандарты» по отношению к себе и по отношению к другим людям свойственны природе человека.

Влияние на применение двойных стандартов также оказывают социальная роль и социальный статус индивида.

***

Почему возможны двойные стандарты? Такой вопрос неминуемо возникает в свете событий на Украине и особенностей их интерпретирования большинством украинских и западных СМИ. Понятно, что первопричина таких действий связана с политическими интересами. Но как возможно искажать значения очевидных фактов и смыслы общепринятых, общечеловеческих норм и ценностей? Ни один политик и ни один журналист, находясь в здравом уме, не отважится на действия, поступки и утверждения, ставящие под вопрос степень его разумности. В таком случае если то, что мы наблюдаем, не массовое лишение разума, то есть ли некие научные или этические опоры, позволяющие нелогические и странные выверты сознания?

Такой опорой служат идеи постмодернизма и развившиеся в его рамках  современные герменевтические концепции, декларирующие множественность и личностный характер смыслов. Согласно этим концепциям, смысл возникает не столько в процессе создания текста (произведения, закона, общепринятой нормы), сколько в процессе его «потребления». По мнению постмодернистов, текст видоизменяется при каждом новом прочтении и толковании; отсюда вывод – смыслов может быть неизмеримо много. Исследователей постмодернистского толка не интересует ни авторская личность, ни  его интециональность; модным стал термин «смерть автора». Так, представители «идеологического направления» в рамках постмодернизма утверждают, что текст пишется общественными силами эпохи, другие же – деконструктивисты – говорят, что текст создается последующими интерпретациями.

Перед нами оправданная научными концепциями возможность произвольных трактовок и приписывания новых значений и смыслов каноническим текстам, авторским произведениям, историческим событиям, реальным фактам. Идеи постмодернизма в настоящее время «правят бал» в научных направлениях, связанных с коммуникацией, педагогикой, журналисткой, культурой, искусством. Например,  качество образовательных мероприятий в сфере коммуникации и, соответственно, качество одной из важнейших характеристик менталитета современных учащихся проверяется на основе герменевтических методов и подходов. Понимание связывается здесь с возможностью использования текста в практических, прагматических целях, а не с тем смыслом, который вкладывал автор в текст при его создании.

В противоположность идее множественности смыслов, в семиосоциопсихологической концепции социальной коммуникации  смысл (целостного, завершенного коммуникативного акта) константен. Множественность смыслов и значений (относительно воспринятого текста, произведения и т.д.) характерна только для личностных «картин мира», что естественно, закономерно и объяснимо, учитывая факт уникальности и неповторимости каждого человека.

Адекватное восприятие связано с пониманием константного смысла (при праве не согласиться с ним). Поскольку процентная составляющая числа людей, способных к адекватному восприятию, гораздо меньше, чем тех, кто такими навыками не обладает, существует обширнейшее поле для манипуляций, обманов, и необоснованных фантазий недобросовестных политиков, журналистов и авторов. На этом легковерном, внушаемом и некритичном поле несложно собирать желаемые дивиденды, тем более что есть научные концепции, которые этому не препятствуют.

***

Скрытые причины существования двойных стандартов, влияние внутренних механизмов личности, подсознательных установок на их возникновение выявляются на основании работ по социальной психологии, теории личности. С позиций психологии двойные стандарты относятся к глубоким невротическим ценностям, при которых человек пытается максимально выгодно и легко обустроить свою жизнь. Двойные стандарты расслаивают общество, привносят огромное количество лицемеров, лжи, обиды. Общая формула такого поведения звучит так; «мне можно то, что нельзя другим, и можно все то, что им тоже можно делать». Одновременная подстройка под разных людей, с целью им понравиться, автоматически создает внутри нас противоречивые мнения и двойные стандарты поведения. В одних ситуациях мы соблюдаем некое этическое правило, а в других, таких же, мы его не соблюдаем, может потому, что иногда и кое-где, его более выгодно не соблюдать, чем соблюдать. Например: современные ценности воровства государственных средств, «я могу воровать т.к. другие это делают, но другим нельзя т.к. это нарушает закон государства и морали, и я критикую их за это» или «я ворую т.к. мне нужен дом и автомобиль и др. материальные ценности, когда я их приобрету воровать не буду, но если будут воровать у меня, то это нарушение всех законов морали, и такого человека я обязательно строго накажу». Когда так думают большинство членов общества, то возникает глубокое противоречие внутри самого общества и как следствие его невроз. Двойные стандарты не могут спокойно находиться в душе человека, если у нас есть свод моральных правил, которые нельзя нарушать, и мы их нарушаем (и не важно, что сознательно мы себя оправдываем перед аморальными поступками), возникновения в глубине души эмоции вины неизбежно, также как и ее самонаказывающее действие. Те средства которые были «взяты» «отобраны» у других в нарушении собственных моральных правил, по определению, не могут сделать нас более счастливым, также как и наши последующие поколения, т.к. они будут исполнять обратную программу, программу самонаказания. Существует великое множество доказательств и примеров этому, посмотрите вокруг себя, и вы увидите материально состоятельных людей и семьи, чьи капиталы не были заработаны, и которые далеко не стали счастливее от этого, только наоборот, деградация, извращение, алкоголизм, наркомания, если они настолько сильны, что смогли сдержать натиск своей вины, то страдают их близкие, в первую очередь дети. Те люди которые нарушают основные правила морали, при этом не испытывая никакой вины, по причине отсутствия этих правил у себя в душе, получают наказание через другой механизм (подробнее в патологии вины).

Если «Они» которых я активно критикую, похожи на меня в чем то, то я автоматически буду критиковать и себя (не осознавая это), понижая свою самооценку.

Явный пример двойных стандартов и наказания за это, реализуется в паранойяльных качествах некоторых личностей.

Паранойяльное восприятие жестко связано с понятием проекции своих чувств и мыслей на других людей. Ощущение, какой либо угрозы от окружающих, угрозы измены, предательства (в случае патологической ревности), является исключительно внутренним и субъективным чувством, которое человек «переносит», проецирует на других людей. Оно возникает если «Я» личности слабее, чем «Они» и если, эти «они» постоянно гневаются на «Я». Реальные предательства и агрессивное поведение близких людей, в период становления личности (детство, подростковый возраст, юношество), напрямую увеличивает склонность человека к недоверию и к паранойяльному восприятию. Еще один момент вызывающий паранойяльное восприятие, это «двойные стандарты» в личности. При этом нет необходимости предшествующей истории предательства и агрессивного поведения окружающих. Если человек сам предает и подставляет других, либо готов это сделать в любую минуту, но к себе требует иного отношения, то у него может легко возникнуть паранойя. Это как бы «расплата» за двойной стандарт. Ценности и принципы, по которым живем мы, наше «я», автоматически распространяются на «они» в нас, с соответствующими попытками предать, подставить нас. Чувствуя это внутри себя, и не осознавая реального источника и механизма паранойи, человек присваивает это другим людям, его окружению. Т.е. люди, которые чувствуют внутри себя, за собой «грех», но не допускают со стороны других такого же поведения по отношению к себе, могут стать настоящими параноиками (страх предательства, страх измены, страх «подставы» и т.п.). Чувствуя, в каком окружении они находятся, мы предпринимаем защитные меры. Чаще всего, это агрессивное поведение, направленное на тотальный контроль тех людей, которых подозреваем в предательстве, измене, обмане.

Современная оболочка успешного человека, состоит из большого количества материальных ценностей, власти. Если личность состоит только из этих составляющих, то ничего страшного с ней не будет. Если же есть еще и индивидуальные качества, и желание реального успеха в жизни, (искренние отношения, прочная семья, настоящие друзья, бескорыстное отношение близких и т.п.), то конфликт обеспечен. Дело в том, что к соответствующему успеху притягиваются люди, заряженные только этими, поверхностными и невротическими ценностями, то есть эгоисты, лицемеры, льстецы и предатели. Все общение строится на двойных стандартах. С одной стороны, подруга, друг (жена, супруг), с другой, чисто рыночные отношения «если ты делишься со мной своими деньгами и властью, то я твоя, твой, если нет, то прощай навсегда». Мы можем купить только тех людей (ценности) и отношения, которые продаются. И не надо горевать потом, если денег на следующий абонемент общения с другом или подругой нет, тогда они уходят от нас. Или их покупают, другие, более богатые и влиятельные. Это рынок, и действуют законы рынка, а не истинных отношений. Вместо товаров, псевдо дружба, секс, псевдо преданность, псевдо честность и т.п. Здесь не имеется в виду материальный уровень необходимый для комфортной адаптации в обществе. Только чрезмерности, гедонистические ценности, социальное и духовное расслоение.

***

Западные и российские ученые-политологи серьезно занимаются исследованием специфики двойных стандартов в сфере международных отношений. В их работах, как правило, анализируется геополитическая стратегия США, приводятся примеры нарушения прав человека. При анализе исторической ретроспективы практики двойных стандартов используются труды по истории Советского Союза, работы по истории фашисткой Германии.

В сфере международных отношений примеры двойных стандартов имеют систематический характер и обнаруживаются наиболее явно. В контексте международных отношений субъектом, сознательно инициирующим двойные стандарты, обычно является государство или группа государств.

Исторически практика двойных стандартов базируется на феномене социальной стратификации во всех его проявлениях. Двойные стандарты во взаимоотношениях в человеческом обществе закрепились в период рабовладельческой общественно-экономической формации и достигли расцвета в эпоху колонизации, когда появились первые взаимоотношения между цивилизованным миром и колониями.

Существуя в виде многовариантных форм проявления (принципиально противоположный подход, принцип, дискриминирующий права человека, принципиально вариативная оценка аналогичных либо одних и тех же событий, манипулятивная технология и пр.) в различных сферах человеческих взаимоотношений, двойные стандарты представляют собой комплексное явление. Применительно ко всем формам проявления суть феномена «двойные стандарты» представляет собой способ действия.

Политика «двойных стандартов» – это преднамеренно разработанная систематически используемая практика избирательного отношения в целях продвижения стратегических государственных интересов на международной арене или в иных политических целях. Политику двойных стандартов можно также охарактеризовать как непоследовательную политику. В международных отношениях политика двойных стандартов обычно реализуется посредством обвинения «неугодных» стран в нарушении принципов, конвенций, обязательств, при демонстративном игнорировании совершенно аналогичных собственных действий или действий союзников.

Несмотря на то, что на данный момент развитые страны часто заявляют о необходимости соблюдения прав человека, современное мировое устройство негласно является иерархичным, и процветание развитых стран достигается ценой бедности и политической нестабильности периферии. Разделение на «своих» и «чужих» в политике сравнивается с разделением на «фаворитов» и «изгоев». «Фавориты» пользуются привилегиями, в то время как для «изгоев» отрицаются элементарные права. Государства действуют в соответствии с интересами, руководствуясь принципами «реалполитики», а не нормами права. Практика двойных стандартов часто прикрывается демократическими идеалами, что отражается на освещении событий в СМИ.

В качестве яркого примера применения политики двойных стандартов на современном этапе можно привести многочисленные прецеденты из внешнеполитической практики США. Однако двойные стандарты характерны не только для политики Соединенных Штатов. Данный принцип в политике можно считать универсальным. Современные международные отношения представляют собой демонстрацию политики двойных стандартов, за которой стоит осуществление задач различного уровня, от корыстных целей обогащения до сложных геополитических стратегий.

***

К теме двойных стандартов можно подойти и с несколько иной точки зрения. Обычно считается, что двойные стандарты – это плохо. Но так ли это? И существуют ли вообще эти самые «двойные стандарты» и двойная мораль»?

Сами по себе двойные стандарты происходят из идеалистического убеждения в наличии неких единых универсальных общечеловеческих законов, общечеловеческой морали и из убежденности в том, что все люди должны ориентироваться в первую очередь этими всечеловеческими нормами. Считается, что человек две внешне сходные ситуации должен оценивать одинаково. Но в реальности, если общечеловеческие нормы и существуют, то только в головах идеалистов, практически никто ими не пользуется, ибо лежат они в плоскости неких идеальных «интересов всего человечества». Тогда как в жизни люди в первую очередь ориентируются на личные, групповые и национальные интересы. И оценка конкретной ситуации зависит от позиции самого оценивающего. То же самое касается и морали, которая очень зависима от позиции, интересов, групповой и национальной самоидентификации конкретного человека. Универсальная общечеловеческая мораль – это идеалистическая конструкция, существует только в теоретических играх ума, и как любая идеальная машина в реальности работает плохо.

Отсюда проистекает невозможность существования двойной морали и двойных стандартов. Мораль у каждого одна, но она своя личная. И она позволяет оценивать окружающий мир и воздействовать на него в полном соответствии с личными, групповыми и национальными интересами.

Так что если слышишь от человека, что для него албанцы и чеченцы – это борцы за независимость, а на Донбассе – только террористы и сепаратисты, не стоит огульно обвинять человека в двойных стандартах. Он не поймет. Ибо для него, для его социальной группы или его национальности действительно чеченские и албанские боевики – это братья и союзники, а борцы за независимость Новороссии – это враги. Для него все логично в рамках его системы интересов и взглядов.

Мораль, этика, стандарты – вещи конкретные и вариативные. Все зависит от конкретной позиции и интересов человека и его группы. А двойной морали нет. Ее быть не может. Ей нет места в нашем мире. Это только штамп, только красивая фраза, за которой стоит полное непонимание реальности. Таким образом, нравственный императив работает в рамках конкретной системы, понятие и границы системы оговаривается отдельно.

Данная релятивистская точка зрения не лишена здравого смысла, однако считается крайне «опасной», ведущей к подрыву гуманистических начал.

Двойные стандарты социальных технологий

Современное человечество  для большинства людей характеризуется социальными отношениями «выживания». И только малую часть населения (меньшинство) можно отнести к категории с отношениями «изобилия». Именно это меньшинство, используя двойные технологии, ставит перед большинством населения «кривые зеркала», искажающие истину с точностью до наоборот, используя для этого самые совершенные формы социальных технологий, привлекая самые последние достижения научной мысли.

Лучшие умы на протяжении тысячелетий оттачивали умение владеть технологиями выдавать «зло за добро», а «добро за зло». Поэтому социальные технологии, которые не имеют четкой цели, на том или ином участке эволюции системы, неизбежно могут оказаться инструментом в руках фальсификаторов.

Особо зловещую роль в реализации подобных технологий играют СМИ. Ложное стимулирование сознания служит одним из главных инструментов управления, находящегося в руках правящей элиты. Способов ложного стимулирования много, но главным является контроль над средствами массовой информации и аппаратом формирования идей. Это гарантируется простым правилом рыночной экономики. Владеть и управлять средствами массовой информации, как и всеми прочими видами собственности, могут лишь те, в чьих руках капитал. Есть все основания полагать, что в будущем манипулирование средствами информации достигнет еще большего уровня.

Естественные процессы обмена информации человека с окружающей средой, со своим прошлым, настоящим и будущим практически разрушены. Телевидение насаждает определенные выборочные версии реальности, абсолютно игнорируя возможность проявления других. Особенно разрушительно его влияние в раннем детстве. Детское воображение и ранние впечатления играют ключевую роль в том, каким образом будет развиваться ваша жизнь. Телевидение удерживает вас в весьма узком диапазоне эмоционального самовыражения – в основном, в пределах хаоса и страха.

Самым крупным успехом ложного стимулирования является удачное использование закономерностей иерархии об ограниченности и замкнутости «внешних» и «внутренних» территорий индивидуума, его жизненного пространства. Это позволило концепции индивидуализма выполнять две функции: оберегать право частной собственности на средства производства и одновременно выступать в качестве блюстителя индивидуального благосостояния, настаивая, что последнее недостижимо без первого.

Здесь в основе ложного стимулирования лежит попытка подменить мультидвойственные отношения между двумя главными антагонистическими классами общества отношениями между индивидуумами, представляя их как свободу гарантированного индивидуального выбора. Но общество и личность неотделимы друг от друга. Общество ставит перед личностью определенные ограничения, и потому личность не является свободной в полном смысле этого слова. Есть достаточно оснований утверждать, что суверенные права личности в современном обществе не более чем миф.

Права личности – продукт рыночной экономики, который изначально способствовал укоренению и процветанию притязаний индивидуализма, личного выбора и частного накопления. По мере интеграции общества происходит интеграция финансового капитала, который все более нагло вмешивается во все стороны «свободных» граждан не только своей страны, но и в международном масштабе, скрывая это вмешательство под маской защиты суверенных прав личности. Для этого совершенствуются теории и разрабатываются методы их распространения, все линии обороны системы частной собственности и производства, как продукта индивидуальной свободы и личного выбора. Они либо пытаются оправдать существование системы и сулят великое будущее, либо отвлекают внимание от ее бросающихся в глаза недостатков и скрывают существование иных возможностей социального развития.

Одним из важнейших направлений ложного стимулирования на этом поприще служит проблема прав человека. В ее основу закладываются вроде бы понятные всем идеи свободы выбора личности и справедливости, которые надо защищать. На самом деле в их основе лежит идеи пропаганды индивидуализма, личного выбора и свободы личности, но только не у себя «дома», а на чужой «территории». Такая стратегия позволяет осуществлять прямое вмешательство в дела других стран, под флагом защиты прав их граждан  от них же самих. У каждого народа, у каждого общества имеются свои собственные представления о справедливости, о правах человека. Имеются свои традиции реализации этих прав. Каждое общество характеризуется определенным уровнем иерархии своего развития. Но тем не менее, делается попытка надеть на все народы «стандартный костюм» прав человека. Но такой «стилизованный костюм» уже по определению не подойдет для всех. Поэтому за этой попыткой скрываются совсем другие цели. Культивируя подобные идеи, финансовая элита отвлекает общественность от истинного положения дел о правах человека у себя «дома» и реализует древний принцип римлян – «разделяй и властвуй». Индивидуализм в его «пещерном» смысле все более становится одним из главных противоречий современной эпохи, которая характеризуется интеграционными тенденциями (коллективизм).

Для достижения наибольшего успеха ложное стимулирование должно оставаться незаметным. Успех его гарантирован, когда удается происходящее представить как нечто естественное и неизбежное. Важно, чтобы люди верили, что все социальные институты, правительство, средства массовой информации, система образования и наука находятся за рамками конфликтующих социальных интересов, что само по себе наглая ложь. В мире сложнейших отношений соперничества, носящих двойственный, а зачастую и антагонистический характер, не может быть нейтральных социальных институтов, которые находятся в руках правящей элиты. Всем навязывается мнение, что средства массовой информации являются нейтральными. При этом игнорируется тот факт, что почти все средства массовой информации являются коммерческими предприятиями, получающими доходы от торговли своим временем или полосами, поэтому объективность и неподкупность информационных служб является не более, чем ложью. Наука, которая более, чем любой другой вид умственной деятельности, стала неотъемлемой частью интегрированной экономики, также поддерживает представление о своей изолированности от социальных сил, игнорируя недвусмысленный источник ее финансирования. Экономическая наука также утверждает, что все – покупатели и продавцы, рабочие и работодатели – находятся в условиях рынка в равном положении и сами решают свою судьбу в неподдающейся контролю сфере независимого принятия решений. Но эта «независимость» решения диктуется вначале условиями рынка, потом работодателями и только после этого рабочие принимают «независимое» решение, проявляя «свободу выбора». Главное внимание в ложном стимулировании уделяется тому, чтобы убедить массы об отсутствии идеологии, выступающей в качестве механизма управления. Есть лишь некий информационно-научный спектр, из которого нейтральный ученый, учитель, правительственный чиновник или любой человек выбирает информацию, более всего подходящую к той модели истины, которую он пытается построить. И этими идеями проникнуты все социальные технологии, которые содержат праведные лозунги, но неправедное использование.

У каждого человека могут складываться собственные представления о политической, социальной, экономической и личной действительности, однако, общим знаменателем всех этих представлений служит интегрированный взгляд людей на человеческую природу. Экономика, основывающаяся на частной собственности и индивидуальном накопительстве, поощряющая их и в силу этого подверженная личным и социальным конфликтам, должна иметь на вооружении теорию, объясняющую и узаконивающую свои практические принципы. Поэтому культивируется теория, подчеркивающая агрессивную сторону поведения человека, неизменность человеческой природы, его индивидуализм. Так, например, очень серьезную опасность для общества представляют различные рецепты достижения успехов в жизни, которые следует повторять как можно чаще: я самая лучшая, я самая красивая, я самая умная и т.д. Эти «безобидные» рецепты, с одной стороны, действительно способствуют самосовершенствованию человека. Однако их чрезмерное использование способствует воспитанию чувства избыточного эгоизма, индивидуальной уверенности в том, что старшее поколение должно полностью уступить им место. Происходит разрушение общественного сознания индивидуума, разрушение преемственности поколений. Такой подход позволяет отвлечь общество от социальной действительности. Этой же цели служат лозунги типа «защити себя сам». Гораздо спокойнее считать, что все конфликтные отношения заложены в самой человеческой природе, а не навязаны социальными условиями. Да, действительно, природа человека является двойственной, и интеграция людей в социальное общество создает многократно усиленные социальные условия для возникновения социальных конфликтов. Но эти конфликты нельзя объяснять только природой человека или природой социального общества. Это проблема регулирования человеческих (и социальных) отношений. Эта проблема возникает всегда, когда нарушаются или разрушаются естественные механизмы саморегулирования, самовоспроизведения и саморазвития общества.

О каком регулировании этих отношений может идти речь, когда через средства массовой информации культивируется насилие и агрессивность, как неизменные человеческие атрибуты, забывая, что человеку свойственны и гармоничные отношения, основанные на консенсусе всех отношений его внутреннего и внешнего мира.

«Рынок» с готовностью рекламирует агрессивный и хищнический характер человеческой природы, проводя параллели с поведением животных, с их простейшим спектром отношений иерархии. Чистый социальный эффект от тезиса, обвиняющего во всем природу человека, выражается в дезориентации, полнейшей неспособности не только устранить, но хотя бы даже выявить причины зла. Полагать, что агрессивность человека и его стремление к собственности свойственно его животной природе – значит принимать некоторых людей за все человечество, современное общество – за все возможные общества. В сознание людей закладывают идеи, что природа человека, как и весь мир, неизменна, что мир представляет собой некий устоявшийся организм, как нечто, данное свыше. А это уже явное пренебрежение фундаментальными закономерностями эволюции.

Наука авторитетно подтверждает животную природу человека. Везде с упоением культивируется теория З. Фрейда «о бессознательном», теория К. Юнга о «коллективно-бесознательном». А где же сознание? Где же теория по переходу от «бессознательного» к «сознательному»? Декларируются только идеи о духовном совершенствовании человека.

Но агрессивность не является основой человеческой природы. Она возникает как ответная реакция на управления, ограничивающие «степени свободы» внешнего и внутреннего мира человека, его жизненной территории и нарушающие состояние его гармонии.

Человек считается общественным животным и даже в силу этого ему присущ принцип «разумного индивидуализма», «разумного коллективизма». И этот принцип является прямым следствием эволюции социальной системы, в процессе которой изначально двойственные, индивидуалистические отношения могут перерасти в мультидвойственные, коллективные отношения.

Ложь об отсутствии социальных конфликтов. Стремление сконцентрировать внимание на недостатках революционных общественных движений, представить их в негативном цвете – это лишь один, международный, аспект деятельности «специалистов» ложного стимулирования по сокрытию от общественности реальности существования господства и эксплуатации. Эти специалисты полностью отрицают наличие социальных конфликтов. Социальные институты обработки информации подают конфликты как дело исключительно индивидуальное и по его проявлениям, и по происхождению. Для подобных специалистов в области культуры и информации социальные корни конфликта просто не существуют. Что касается главного разделения общества – на рабочих и владельцев предприятий, то оно, как правило, не анализируется.

Из всего спектра отношений мультидвойственности все внимание акцентируется на стремлении и умении среднего класса пробиться вверх. Правящая элита требует искажения или замалчивания социальной действительности. Правдивый анализ и обсуждение социального конфликта может лишь усилить сопротивление социальному неравенству, разоблачить ложь, нарушить баланс «интересов», установленный меньшинством над большинством. Могущественные в экономическом отношении группы, компании, олигархи делаются весьма раздражительными, как только объектом внимания становится их эксплуататорская деятельность.

Но самая главная ложь на современном этапе заключается во внушении, что с крушением мировой системы социализма (империи зла) исчезли причины для классовых конфликтов. На самом деле само понятие «однополярный мир» является неестественным. На смену полярной системе с внешней двойственностью приходит полярная система с внутренней двойственностью. На одном ее полюсе – самые развитые страны, на другом – их придатки (развивающиеся и слаборазвитые страны).

Многополярный мир в условиях все большей монополизации и интеграции – это еще один миф. И Россия сейчас убеждается в этом на своем горьком опыте.

Ложь о плюрализме мнений. Представление о личном выборе рекламируется в мировом масштабе как характерная черта жизни. Эта ложь является главным мифом, обеспечивающим успех искажения сознания. Иллюзия информационного выбора поддерживается готовностью многих принимать обилие средств массовой информации за разнообразие содержания и мнений. На практике, за исключением довольно небольшой избранной части населения, которая знает, что ей нужно, большинство населения, хотя и подсознательно, попадают в лишенную всякого выбора информационную ловушку. В сообщениях из-за рубежа и о событиях внутри страны, или даже в местных новостях практически нет никакого разнообразия мнений. Информационные монополии ограничивают информационный выбор во всех сферах. Они предлагают лишь одну версию действительности – свою собственную. Эти условия информационного плюрализма, лишенного, по сути, какого бы то ни было разнообразия и делают такой могущественной систему программирования сознания. Эта система не была бы столь эффективна, если бы средства массовой информации действительно носили плюралистический характер, а их сообщения были бы по-настоящему разнообразны. Благодаря стараниям многочисленных, лишь поверхностно отличающихся друг от друга средств массовой информации сознание большинства людей с самого детства надежно запрограммировано в нужном направлении. А это и означает, что ложная информация об объективности, сведенная в систему, фактически превращается в доминирующую идеологию общества. Свобода выбора любого индивидуума всегда была и будет ограничена целевыми функциями (индивидуальной, семейной, групповой, общественной, государственной). Но эту истину о свободе выбора пытаются скрыть, подменить, исказить.

Ложь об общественном мнении. Очень важным компонентом аппарата программирования сознания стало относительно недавнее социальное изобретение – опрос общественного мнения. Опрос, хотя он и носит наукообразный характер, не может быть нейтральным. Проведение опроса уже само по себе означает осуществление определенной социальной политики. Изучение мнения группы уже предполагает определенный умысел у того, кто осуществляет опрос, и влечет за собой какое-либо действие со стороны аппарата принятия социальных решений. В условиях современного общества опрос общественного мнения, как бы наукообразно он ни выглядел, служит, прежде всего, инструментом достижения политических целей. Цели эти далеко не всегда очевидны, но если раскрыть механизм финансирования опроса, то выводы напрашиваются сами собой. Наконец, следует учесть, что вопросы составляются таким образом, что в подавляющем числе случаев из любых ответов можно сделать нужные для достижения поставленной цели выводы. Немало усилий затрачивается на то, чтобы внушить мысль, что опросы проводятся так называемыми «независимыми» группами. Проведение опросов обычно оправдывается тем, что они обеспечивают двусторонний поток информации между теми, кто принимает решения (правительство и деловые круги), и общественностью.

Информация действительно возвращается к проводящему опрос. Однако двусторонний обмен не может иметь места, когда между сторонами существует фундаментальное неравенство – экономическое, политическое, расовое и т.д. При наличии факторов, нарушающих равенство при обмене, двусторонний взаимный поток неизбежно превращается в односторонний.

Если проводящий опрос так или иначе представляет господствующие слои общества, то его интересы противоречат интересам опрашиваемого, т к. опрос может подсказать власть имущим различные подходы к достижению своих целей. Современные ученые, специалисты в области изучения общественного мнения и внешней политики, постоянно подчеркивают способность лидеров формировать общественное мнение, к которому они, по идее, прислушиваются, и использовать это мнение для подтверждения собственных взглядов. Умозрительно опросы могут выступать в роли нейтральных методов, но в практическом использовании они играют политическую роль для достижения ряда социальных целей. Сторонники опросов утверждают, что к результатам ответственно проведенных исследований следует относиться как к научно обоснованным фактам. Но имеются многочисленные неоспоримые примеры того, как опросы, подчас проведенные наиболее респектабельными службами, прибегали к преднамеренному искажению с целью получения результатов, отвечающих интересам тех, кто их финансировал.

Проводящие опросы часто уже изначально фальсифицируют их результаты, показывая, например, в процессе проведения опроса по ТВ счетчики звонков телезрителей, фиксирующие «глас народа», одни из которых (желательные) изначально крутятся с завидной скоростью, другие (не желательные) практически стоят на месте. Если представления людей об окружающей действительности формируются вездесущим аппаратом программирования сознания, то какова надёжность их ответов на вопросы, ещё более искажающие содержание затрагиваемой проблемы? Оказывается, что применяя стандартные методы опроса, мы удваиваем количество тех респондентов, кто имеет определенное мнение, но если их спросить, на чем основывается их мнение, то оказывается, что многие не в состоянии разобраться в информации, на базе которой они предположительно составляли свои мнения. Поэтому многие опросы способствовали только формированию иллюзии массового участия и свободы выбора, скрывая существование тщательно продуманного аппарата программирования сознания.

Ложь о равенстве и социальной справедливости. Чем сложнее общество, тем сложнее отношения «равенства» и «социальной справедливости». Однако средства массовой информации, пропагандируя тезисы об индивидуализме и свободе выбора, о ценностях личности, всемерно стараются сделать вывод о всеобщем равенстве возможностей, что все равны, что в обществе соблюдаются принципы социальной справедливости, а нарушения, коррупция, преступления и т.п. – это только досадные исключения из общего правила. Другими словами, западная демократия, защищая «рыночные» отношения в экономике, в других сферах пытается исповедовать «социалистический», распределительный принцип «всем – поровну»: свободы, равенства, прав человека и других прав. Но природа, если она использует «рыночные» отношения, использует их во всех сферах без исключения. На деле же, при использовании двойных стандартов, эти распределительные принципы превращаются в свою противоположность – в орудие меньшинства против большинства и реализуются в рамках ложного стимулирования, ибо в полной мере соответствуют известному еще со времен древнего Рима принципа «разделяй и властвуй». Создавая иллюзию равенства «сытых» и «голодных», «сытые» властвуют над «голодными». Эти приемы очень широко используются самыми развитыми странами по отношению к слаборазвитым и развивающимся странам. Наиболее ярко этот подход осуществляется к проблеме прав человека. Сама попытка строить мировые отношения по собственной «мерке», ориентируясь на собственный многовековой опыт развития, на достигнутый уровень мультидвойственных отношений, с точки зрения новой науки, не выдерживает никакой критики. Не может быть одинаковых прав, к примеру, между человеком из каменного века и современным человеком. Уровень социально-экономических отношений каждой национальности, каждого народа несет в себе исторические традиции, которые непосредственно отражаются в их представлениях и о правах человека. Поэтому национальный вопрос, включая вопрос о правах человека должен решаться на основе многоуровневого и многоукладного подхода. Например, в многонациональных государствах для правонарушителей разных национальностей может предусматриваться разная мера ответственности за те, или иные виды преступлений, совершенные на территории того или иного национального образования. Эти меры должны быть адекватны существующим национальным традициям. К «варварам» могут применяться и «варварские» наказания, может быть даже и за пределами их национальных образований. Только в этом случае меры убеждения и принуждения, поощрения и наказания будут нести воспитательный смысл. Люди разных национальностей, разных традиций, видя воочию свои и чужие подходы к правам человека, быстрее переосмыслят свои исторические традиции прав человека и станут на добровольный путь интеграции с едиными нормами прав человека. Искусственное навязывание своих мерок (по правам человека, запрету смертной казни, проблеме терроризма и других атрибутов развитой демократии) слаборазвитым и зависимым странам сдерживает развитие последних, т.к. разрушают естественный ход эволюции мультидвойственных отношений в этих странах и способствуют дальнейшему усилению собственных позиций развитых стран, служат поводом для вмешательства во внутренние дела других стран. Поэтому двойные стандарты, ложь о равенстве и социальной справедливости, ложь о правах человека лежит в основе реализации идеологической диверсии, направленной в рамках общества – против большинства его членов, а в рамках межгосударственных отношений – против большинства слаборазвитых и зависимых стран.

Двойные стандарты в воспитании

Что понимается под двойными стандартами в воспитании? Это принципиально различное применение правил, оценок и норм по отношению к одним и тем же действиям ребенка в зависимости от разных факторов. Это нормы и правила, которые меняются на противоположные, разрушая тем самым представления ребенка о морали и норме как таковой.

Как это выглядит на практике? Ситуация двойных стандартов встречается во многих семьях, и родители не всегда отслеживают ее. Например, мы имеем дело с двойными стандартами, когда во главу угла ставится принцип «один из детей всегда зачинщик». Родитель разрешает одному ребенку ругаться на другого или ломать его вещи беспрепятственно, не формируя моральные принципы у любимого малыша. При этом положение второго ребенка противоположно: за такие же действия его строго наказывают. Это и есть двойные стандарты в ситуации реальной жизни, которые становятся двойным препятствием на пути формирования морали и мировоззрения обоих детей.

К сожалению, самым распространенным случаем двойного стандарта является разность правил и норм, предъявляемых со стороны взрослых членов семьи (мама говорит одно, папа – другое, а бабушка – третье). В этом случае также возникает несоответствие, в результате ребенок мечется меж двух огней или просто начинает игнорировать своих воспитателей, ведь их нормы не безусловны. Потому так важно приходить к единому правилу, обсуждая его предварительно и без ребенка. Чем больше будет достигнуто четкости, тем больше будет успехов в формировании представления о моральном поступке, принципах и нормах.

Ничем не лучше, когда двойным стандарт моральной нормы становится между родителем и ребенком. Например, от ребенка требуют порядка в комнате, а сами взрослые не следуют этому правилу. Но ребенок будет учиться не тому, что говорится на словах, внутренне он будет тяготеть к тому, что эмоционально принимается родителями и реализуется в повседневной жизни. И тем ярче это несоответствие будет проявляться, чем сложнее по реализации будет правило или норма. Мало того, у ребенка сформируется аналогичное представление: главное – все правильно сказать, а вот делать уже совсем необязательно. Поэтому правилом должно стать единство требований в семье.

Конечно, есть ситуации, когда к детям предъявляют те же требования, как и к взрослым, но более мягко регламентируют их выполнение. Например, в семье есть правило, что каждый должен помыть за собой тарелку после еды, но от взрослого человека потребуется качественное мытье, а от ребенка в силу его возраста и возможностей – сама попытка это сделать (даже если родителю потом придется перемывать). Это уже не будет двойным стандартом, так как норма транслируется, и дается время на ее усвоение. Ребенку действительно это время необходимо.

Если совсем маленького ребенка до года вы застаете за сломанной им вещью старшего, то объяснять ситуацию старшему ребенку нужно как есть: «Пока маленький не может понять, как играть такой сложной игрушкой, поэтому убирай ее каждый раз на место, тогда этого не случится». Если младший уже старше года, то стоит обозначить ситуацию с учетом ее восприятия самим ребенком: может, он и сам уже расстроен. Вы можете сказать ему, что он уже сам себя наказал, затем, подчеркнув, что так делать не стоит, можете поискать выход из положения или показать то, что ребенку можно брать, его игрушки и место, где они лежат. Вариант решения «это нельзя, а это можно» легче принять как норму, так как оно дает выход для дальнейших действий.

Нельзя путать нравственные стандарты, которые едины, и, например, режим дня, который индивидуально регулируется, действительно различен у детей и взрослых, что является физиологической нормой. Но не делайте ситуацию конфликтной, подчеркните плюсы, которые есть у ребенка, создайте другую атмосферу!

Основой воспитания должна быть четкость и однозначность моральных норм и правил по своему содержанию. Форма их предъявления: степень строгости, краткость или подробные объяснения – это все подбирается индивидуально и зависит от возраста и характера ребенка.

 

 
Бэкмология для компаний: предоставление деловых интеллектуальных услуг 4С-анализ