Эмоции как социальный продукт

22 Августа 2016

Эмоции как социальный продукт - Бэкмология

Об эмоциях чего только не понаписано, но в целом, суть вопроса сводится к управлению ими. Всем надо управлять своими и чужими эмоциями, и все друг друга учат, как это можно делать. Почему надо управлять эмоциями – так вопрос не ставится. Всем очевидно, что эмоции контролируют поведение, и следовательно, управляя эмоциями, управляешь и поведением. А что поведение должно соответствовать различным нормам социальных групп, это и вовсе ни у кого не вызывает сомнения.

Нормы социума определяют поведение или наоборот, особенности поведения определяют нормы? Здесь предполагается взаимообусловленность. Такой диалектический подход ничего не объясняет, но вопрос о первичности становится бессмысленным. Понимание явления сводится к отысканию его логического обоснования. Если в отношении явления обнаружены причинно-следственные связи, оно уже не считается загадочным. Эмоции – не исключение. Когда люди отчетливо осознали, что управляют друг другом посредством эмоций, началась новая эра цивилизации: рамки гуманитарных наук существенно расширились, коммуникации стали планироваться, организованность общества начала неуклонно повышаться.

Сейчас даже трудно себе представить, что когда-то люди не имели представления, что такое эмоции. Понять природу эмоций и чувств пытались уже древние философы, но серьезные исследования в этой области начались только в конце XIX века, когда Ч. Дарвин описал эмоциональные выразительные движения животных. Далее появилось большое число теорий эмоций, ни одна из которых не стала приоритетной. Однако общий интерес к исследованию эмоций постоянно увеличивался, и постепенно сложилось понимание, что поведением человека можно и нужно управлять через его эмоции. Тогда-то общество и стало кардинально изменяться.

Стремление разобраться с эмоциями наиболее полно, во всех их проявлениях, вполне понятно, что приводит к экстенсиональному их описанию (на конкретных примерах). В результате выделяются различные эмоциональные состояния и каждое из них подробно исследуется. Обобщение этих описаний позволяет дать интенсиональное (содержательное) описание эмоций, выделив то общее, что характерно для всех эмоций. При этом делается предположение, что все эмоции базируются на одном механизме предсознательной обработки информации. То, что эмоции формируются не сознанием, – очевидный факт.

Механизм эмоций представляется таким. С помощью эмоций определяется личностное отношение человека к окружающему миру и к самому себе. Эмоциональные состояния реализуются в определенных поведенческих реакциях. Эмоции возникают на этапе оценки вероятности удовлетворения или неудовлетворения возникших потребностей, а также при удовлетворении этих потребностей. Биологическое значение эмоций состоит прежде всего в выполнении ими сигнальной и регуляторной функций. Сигнальная функция эмоций заключается в том, что они сигнализируют о полезности или вредности данного воздействия, успешности или не успешности выполняемого действия. Приспособительная роль этого механизма заключается в немедленной реакции на внезапное воздействие внешнего раздражения, поскольку эмоциональное состояние мгновенно приводит к быстрой мобилизации всех систем организма. Возникновение эмоциональных переживаний дает общую качественную характеристику воздействующему фактору, опережая его более полное, детальное восприятие.

Регуляторная функция эмоций проявляется в формировании активности, направленной на усиление или прекращение действия раздражителей. Неудовлетворенные потребности обычно сопровождаются отрицательными эмоциями. Удовлетворение потребности, как правило, сопровождается приятным эмоциональным переживанием и ведет к прекращению дальнейшей поисковой деятельности.

Как следствие представления о едином механизме эмоций существует устойчивая тенденция уложить все эмоции на одну многомерную шкалу. Положение каждой эмоции на этой шкале определяется значениями различных характеристик. Почти общепризнанно разделять эмоции на положительные и отрицательные. Характеристика «знака» эмоции вытекает из субъективного ощущения: одни эмоции приятны, желаемы, другие – нет. Остальные характеристики также субъективны. Различают эмоции, направленные на изменение текущего состояния и его сохранение, существует градация эмоций по их интенсивности, выделяются базовые эмоции и комплексные, состоящие из базовых.

В целом, предпринимаются попытки выяснить, по какой логике работают эмоции. То, что какая-то логика у них есть, ни у кого нет сомнений. Эмоции рассматривают как определенную интегральную характеристику, сигнализирующую сознанию об общем состоянии организма. Соответственно, предлагаются различные формулы, в которых эмоции являются функцией от ряда жизненно важных параметров.

Итак, сложилось следующее понимание. Дабы не перегружать сознание детальной информацией о состоянии организма, существует механизм эмоций, передающий сознанию уже обобщенную информацию. Также эмоциями маркируется весь накопленный организмом опыт. Это представляется вполне логичным, т.к. ценность опыта для организма выражается именно в его связи с определенными состояниями. Опыт может быть удачным и неудачным в том или ином состоянии. Чтобы делать такое различие, необходимо расставлять на нем соответствующие маркеры, для чего и служат эмоции.

Такой подход декларирует информационную природу эмоций, что не удивительно, ведь информация – одна из основ мироздания, и все управление построено на передаче информации. Однако эмоции играют чуть ли не ведущую роль в психике человека, их организация явно очень сложна, достаточно универсальна, конструктивно хорошо продумана. Поэтому информационные потоки, которые обеспечивают эмоции, вряд ли можно свести к нескольким тривиальным формулам.

Вероятно, разнообразные механизмы эмоционального поведения все же не сводятся к какому-либо одному базовому общему механизму. Недаром выделяют несколько уникальных функций эмоций, каждая из которых переносит весьма характерную информацию, а все вместе они образуют комплексную управляющую подсистему в рамках системы психики.

Эмоциональная система, по всей видимости, является динамической, она сначала формируется и далее может несколько перестраиваться, адаптируясь под изменившиеся условия. Описать ее общими словами можно только весьма приблизительно. Она как сложная компьютерная программа, для которой полным описанием будет только она сама, и никакое другое описание не сможет достоверно передать, как она функционирует.

Сознанию доступен только конечный результат работы системы эмоций. Таковой и была конструктивная задумка, чтобы не загружать сознание деталями функционирования организма. Получив эмоциональные оценки, сознание может их учитывать или игнорировать. Интенсивность оценки влияет на то, как с ней поступит сознание.

Эмоции никогда не появляется в одиночку, причем одна из них всегда доминирует и отсутствием равнозначности между эмоциями служит порядок их следования. Любая ментальная картина сопровождается несколькими эмоциями, каждая из которых активирует сформированные ассоциации.

Ассоциация – это связь между психическими явлениями, при которой aктуализация (восприятие и представление) одного из них влечет за собой явление другого. Психофизиологической основой ассоциации является условный рефлекс. В формировании ассоциаций эмоции играют самую активную роль. Разные события со сходными переживаниями автоматически связываются, и впоследствии при появлении того же переживания они могут «всплывать» из памяти. Наличие у субъекта доминирующих эмоциональных переживаний или мотивации является необходимым условием сохранения в долгосрочной памяти ассоциаций, сформировавшихся на неосознаваемом уровне. Именно в этих случаях следы прошлого могут оставаться годами под уровнем сознания, тем не менее, влиять на творчество и поведение человека в качестве подлинных физиологических мотивов. В определенных случаях неосознаваемые внешние сигналы, если они однажды или несколько раз совпадали с сильным отрицательным эмоциональным возбуждением, могут через месяцы и даже годы вызывать так называемые эмоциональные безотчетные переживания или даже невротические реакции, когда повод, вызвавший их в данное время, остается скрытым от сознания.

Оправдано выделение особой формы памяти – эмоциональной, когда определенное эмоциональное состояние воспроизводится без отображения стимулов в образах или словесных стимулах. Неосознаваемые эмоционально значимые стимулы особенно активно возникают под действием транквилизаторов.

Большая часть психических процессов происходит на бессознательном и подсознательном уровнях. Сознанию становится доступно только то, что не укладывается в автоматизмы. Посредством сознания происходит анализ и принятие решения по нетипичной ситуации, обучение, коммуникация, которая является ни чем иным как потоком нетипичных ситуаций с элементами обучения.

Сознание используется для следования внешнему плану. Такой план есть нетипичная для организма ситуация. Ясно, что на все случаи жизни автоматические планы не подготовишь, поэтому и возникает необходимость в сознании для управления нештатным поведением на основе создаваемых планов. В частности, нетипичная ситуация возникает, когда какой-то автоматизм по тем или иным причинам не срабатывает.

Не всякий план превращается в автоматизм. Часть планов сохраняется в памяти и при необходимости вызывается в сознание для анализа и последующего исполнения.

По всей видимости, существуют «почти» автоматизмы. Это планы, выполняемые на уровне подсознания и периодически контролируемые сознанием. К такими планам относятся часто выполняемые последовательности действий, например, поездка на работу, процессы приема пищи, управление автомобилем, написания букв и слов и т.д.

Важно не только справиться с нетипичной ситуацией, преследуя свой интерес, но и не попасть в нежелательную ситуацию, когда не ясно, как себя вести, соблюдая собственные интересы.

Эмоции сигнализируют, к какому типу ситуация относится. Страх маркирует ситуацию, которую надо избегать; гнев возникает, когда есть силы преодолеть нежелательную ситуацию; радость и удовольствие характеризуют благоприятную ситуацию, которую следовало бы поддерживать; удивление вызывает аномальная ситуация; интерес проявляется ко всему, что считается достойным исследования для удовлетворения будущих потребностей.

Наряду с доминирующей эмоцией, характеризующей текущую ситуацию, появляются также эмоции ассоциаций, поднимающие из памяти опыт по ситуациям, имеющим некоторое сходство с текущей оцениваемой ситуацией. Какие это будут ассоциации, зависит от предыдущего опыта и обучения.

Возникновение эмоции – процесс автоматический. Каждой эмоции соответствует своя программа. Ситуация оценивается путем последовательного запуска этих программ, и фиксируется та эмоция, результат программы которой представляется наиболее адекватным в данной ситуации. На работу программ оказывает влияние предыдущий опыт, поэтому процесс оценки нельзя считать однозначным. У разных людей одна и та же ситуация вызовет различные эмоции.

Логика работы программ эмоциональной оценки у всех людей одна, разными являются значения параметров, по которым производятся «вычисления». Также важно, в какой последовательности запускаются программы. У разных типов личности эти последовательности различные.

Работа программы состоит в поиске в памяти образа схожей ситуации. Схожесть оценивается по множеству статических и динамических критериев. У текущей ситуации и хранимого в памяти образа могут быть одинаковые объекты, визуальные или звуковые эффекты, паттерны каких-то изменений в структуре. Абсолютно новая ситуация должна вызывать ступор. Видимо, система эмоций пытается «вытеснять» подобные ситуации. Они чем-то замещаются или вовсе игнорируются.

Поведение любого человека обусловлено не только текущей ситуацией, но и всем его предыдущим опытом. Разобраться в этом опыте крайне сложно. Другому человеку это и вовсе не под силу. Однако формирование опыта – процесс управляемый.

Если от индивида требуется строго определенная реакции на ситуацию, в ее рамках обязательно создаются соответствующие программирующие «символы», оценка которых предполагается всеми людьми однозначной, ведущей к нужной реакции. Именно поэтому роль «символов» в социальной жизни людей так важна. Под все регламентируемые ситуации создаются свои «символы» с определенным смыслом. Вся социальная организация и культура – это системы разнообразных «символов». «Символами» являются характерные визуальные и звуковые знаковые последовательности с предполагаемой однозначной интерпретацией.

Если человек не распознает «символ», его могут наказать, тем самым стимулируя нужное поведение. Так в отношении детей можно выделить следующие виды наказаний: словесное (угрозы, оскорбления, унижения, крики, ворчание и т.д.); физическое наказание (шлепки, порка ремнем, подзатыльники и т.д.); наказание изоляцией (стояние в углу, запирание в комнате, ванной, туалете, отказ от контакта и т.д.); наказание лишением (лишение прогулок, сладостей, компьютера и т.д.). В отношении взрослых наказания, в принципе, аналогичные.

Помимо наказания стимулируют на нужную реакцию и поощрением. Если наказание связано с отрицательными эмоциями, то поощрение – с положительными. Поощряют как до нужной реакции, так и после нее. Во втором случае от индивида ожидается предвосхищение удовольствия.

Таким образом, управление поведением осуществляется прежде всего путем управления эмоциями. В этом видится социальная значимость эмоций.

На создание у людей нужных эмоций постоянно затрачиваются огромные усилия, и результаты такой работы можно видеть повсеместно. Все общественные отношения пронизываются эмоциональными нормами. Начальнику необходимо чем-то понравиться, представитель органов правопорядка должен своим видом вызывать смешанное чувство страха и уважения, секретарше надо купить шоколадку, чтобы не смотрела «волком». Здания органов власти строятся с подчеркнутой помпезностью, чтобы вызывать у народа чувство трепетания. В большинстве случаев не удается напрямую воздействовать на доминирующую эмоцию. Поэтому инициируются эмоции, связанные с ассоциациями. Чтобы привлечь внимание к объекту, он обязательно должен вызывать какие-то эмоции. Например, в рекламе используются картинки, вызывающие приятные воспоминания. На эмоции оказывает влияние одежда, дорогие аксессуары, запахи, расстановка интонаций в речи и т.д.

Люди постоянно учат друг друга проявлять и вызывать определенные эмоции в определенных ситуациях. Таким образом создается предсказуемая среда, и наряду с социальными ролями эмоции формируют прогнозируемую социальную атмосферу.

Конструирование социальных отношений, а вместе с ними и социальных проблем – процесс отнюдь не хаотический. В любом обществе существует своя дифференциация, которая и определяет социальные отношения. Изменение структуры общества приводит к изменению социальных отношений. Чтобы новые отношения закрепились, стали стабильными, нужно подстраивать под них эмоциональный климат. Для этого создается положительный имидж одних лидеров и отрицательный – других. Над созданием имиджа работают целенаправленно и планомерно. Имидж любого человека возможно изменить, и со временем в глазах людей человек от полного неприятия вначале трансформируется если не в героя, то по крайней мере в уважаемого гражданина. Здесь важно заменить у людей одни эмоции на другие. Шаг за шагом социальные технологи связывают с человеком новые ассоциации, вызывающие у публики нужные эмоции. Постепенно старые ассоциации замещаются новыми, и тем самым формируется желаемый имидж.

В данном процессе важна вовлеченность людей в социальную жизнь, чтобы на них можно было оказывать направленное воздействие. Для повышения активности граждан используются довольно простые приемы экономического и социального воздействия, когда люди просто вынуждены обращать внимание на действия власти.

Если же новая власть не предпринимает усилий по формированию благоприятного ей эмоционального климата, она не сможет продержаться долго. Только та власть приходит надолго, которая с самого начала активно формирует лагерь своих сторонников. И делается это во многом посредством управления эмоциями. Аналогично, когда новый начальник приходит в отдел, его первостепенная задача – расположить к себе коллектив. Он собирает собрания, на которых объявляет о своей предстоящей политике и методах управления, причем делает это так, чтобы не нажить себе врагов в коллективе.

Следует констатировать, что психика человека слишком сильно зависит от социальных процессов. Она формируется под управлением социума и затем функционирует вне отрыва от социальных явлений. Так, сознание можно по праву считать социальным продуктом, возникающим в системе отношений между людьми. Его формой является мышление, а содержанием – социальные характеристики среды и личности. Соответственно, нарушениями сознания являются нарушения восприятия человеком социальных характеристик среды и собственных личностных характеристик.

Без социума психика была бы другой, поэтому человека можно рассматривать только как подсистему объемлющей социальной системы. Иными словами, человек не может существовать вне социума, социум – это биологическая система, в которой отдельный индивид является ее компонентом. Поэтому и функциональность психики человека нельзя рассматривать вне ее зависимости от социума. Не существует просто психики, оторванной от социума, нервная система человека не приспособлена к обособленному существованию.

Именно такое понимание сложилось в последние десятилетия. Человек есть частичка социума и зависимость человека от социума полная. Всякие попытки уйти из-под контроля общества есть формы зависимости от него. Не может быть абсолютно свободного человека, который был бы в состоянии игнорировать все социальные нормы. Разбиение людей на социальные группы – это проявление некоторой свободы выбора. Человек примыкает к той группе, которая больше соответствует его складу психики и ценностным представлениям о свободе поведения, причем формирование ценностей полностью зависит от групп, в которых происходило воспитание.

Психику нельзя оторвать от общества, она является его продуктом. Понятие «личность» определяется только в рамках социума. Каждое действие человека, хочет он того или нет, социально обусловлено требованиями и нормами культуры. Эти нормы задают правила «игры», которые допускают множество «ходов» и «вариантов», то есть ограниченную свободу и самореализацию человека, творчество.

Те же «духовные учителя», которые пытаются делать упор на самоценности личности, декларируя наличие у каждого человека внутренней свободы, играют в обществе важную роль, затушевывая безрадостные перспективы свободной самореализации человека. (Самоценность – ощущение собственной жизни, причем данное ощущение не связано с достижениями человека, это безусловная ценность живой души, безусловная ценность личности, созданной Богом. Это не то, что человек должен добиваться или каким-то образом заслуживать. Самоценность – это то, что дано человеку изначально и не зависит ни от каких условий.)

Что касается эмоций, то они давно стали социальным продуктом, то есть результатом или эффектом социально-экономических процессов. Персональная и интимная сторона эмоций, о которой так много говорят служители искусства, есть не более чем фикция.

Управление впечатлениями осуществляется на всех уровнях общества. Над формированием нужных эмоций неустанно трудятся специалисты различных областей. Каждый человек «программируется» на получение определенной эмоциональной картины, которая в обществе считается нормой.

Итак, никто не может в точности сказать, что такое эмоции и как они работают, но те психические состояния, которые принято называть эмоциями, можно намеренно вызывать и эта возможность повсеместно используется. Можно даже сказать, что механизм эмоций в том виде, каков он есть сейчас, специально был «культивирован» человеком для социальной коммуникации. То есть социум научился использовать психику человека для управления его поведением. И возможно, за эмоциями в психике стоят процессы, которые конструктивно задумывались не совсем для того, как они используются.

 

Публикации по эмоциям Бэкмологии:

Психические состояния и эмоции

Неэмоциональный разговор об эмоциях

Энергетическая модель эмоций

Краткий справочник эмоций и чувств