Социальные стереотипы. Часть 1

8 Февраля 2014

У вас нет стереотипов мышления и поведения? Они есть у всех!

Как формировались стереотипы? Вместе с мышлением. Человек становится рабом пресловутой матрицы поведения, заложенной в нас социальными паразитами, для контроля над нами. Матрица повсюду. Целый мирок, надвинутый на глаза, чтобы спрятать правду.

Какую? Что ты – только раб, Как и все, ты – с рождения в цепях. С рождения в тюрьме, которой не почуешь и не коснешься. В темнице для разума.

У человека с детства отбивают охоту задавать «неудобные вопросы» и набивают при этом ненужными постулатами и ложными, хоть и красивыми «аксиомами». Таким образом, человек уже повзрослев, абсолютно  перестает интересоваться всем, что не касается непосредственно его работы и домашнего быта. Люди становятся своеобразными зомби, которых программируют на решения узкоспециализированных задач. Помните лозунг для ущербных? «Каждый должен заниматься своим делом»! Звучит, конечно, красиво, но в итоге мы получаем инфантильное общество, индивидов, умеющих лишь закручивать гайку в строго определенное место на изделии. И самое забавное, что мы сами себя ставим в определенные рамки, превращаемся из творцов в потребителей.

Предварительно можно ознакомиться с нашей фундаментальной статьей «Стереотипы».

Краткое введение в стереотипы

Стереотип (от греческого stereos – твердый и typos – отпечаток) – это привычное отношение человека к какому-либо явлению, сложившееся под влиянием социальных условий и предшествующего опыта.

Стереотипы относятся к мышлению и поведению человека. Стереотип – это зафиксированная мыслительная конструкция, автоматическая умственная реакция на что-либо. Стереотипы порождают суждения и оценки. Поведение стереотипа зависит от того, что человек воспринимает. После получения информации на вход, стереотип возвращает фиксированные суждения и оценки. Поведенческие стереотипы во много определяют наши суждения, оценки окружающего и отношение к нему. Именно благодаря стереотипам мы четко знаем, как вести себя в том или ином случае; знаем, кто прав, а кто виноват; знаем что хорошо и что плохо. Знаем, это не значит, что так и есть в действительности.

Стереотипы, на которых основаны наши суждения, могут базироваться как на правильных, так и на ошибочных предпосылках. Поэтому стереотип не обязательно ложный, он может быть истинным. Устаревшие, предвзятые представления, связанные с предрассудками – это лишь смысловой оттенок слова стереотип. Россия является великой страной – это истинный стереотип. Украинский язык – это язык сельской местности, вот пример ложного стереотипа.

Стереотипы – это типичная модель поведения в определенной ситуации, основанная на опыте, взятом из прошлых аналогичных ситуаций. Стереотипы поведения, или по-другому, привычки, возникает, когда человек не пытается анализировать ситуацию, чтобы принять какое-либо решение, а действует механически, на автомате, основываясь на прошлом опыте. Уже из определения видно тесную связь стереотипов с рефлексами. Можно даже с уверенностью утверждать, что стереотипы поведения является разновидностью условного рефлекса.

Ведь способность нарабатывать и закреплять автоматические действия основана именно на рефлекторной деятельности. Очевидная польза стереотипного поведения и мышления отражается на работе музыкантов, танцоров, спортсменов. Многочисленными тренировками новые навыки фиксируются человеческим мышлением, в результате вырабатывается условный рефлекс и действие может выполняться автоматически. Так, у музыканта, заучивающего пьесу, после многих часов упорных монотонных занятий выробатываются типичные стереотипы поведения, и пальцы сами становятся в нужное положение, извлекая нужные звуки, при этом музыкант может играть произведение не глядя на клавиши или гриф инструмента.

Что касается стереотипов мышления, именно на них формируется система получения образования. Мышление человека происходит с опорой на ряд заученных стереотипов. Притом обычно человек не помнит, откуда им получены знания, он просто ими пользуется. Многие утверждения мы принимаем на веру, и они прочно закрепляются в виде устойчивых стереотипов в нашем мышлении. Разрушение таких стереотипов обычно весьма болезненно сказывается на психологическим состоянии человека и может вводить в стрессовое и депрессивное состояние.

Получается, человеческая психика замкнута в определенный контур, границами которого являются устоявшиеся догмы, то есть стереотипы мышления и стереотипы поведения. Мы часто на автомате совершаем какие-то действия, выполняем рутинную работу, общаемся шаблонными фразами, сами того не осознавая. Организму это выгодно – ведь при таком функционировании, используя уже устоявшиеся стереотипы поведения и мышления, он испытывает наименьшее напряжение и сопротивление со стороны окружающей среды.

В тоже время, стоит немножко задуматься, чтобы понять, что стереотипы мышления и стереотипы поведения имеют двойственный характер. Хотя они в значительной степени упрощают жизнь, позволяя автоматически пользоваться уже некогда полученными знаниями и умениями, они препятствуют движению человека вперед, как мыслительному так и деятельному. Часто мы настолько загоняем себя в общепринятые рамки, что теряем возможность самостоятельно анализировать ситуацию и мыслить в соответствии с ней и тогда попросту теряем свое «я», являясь частью толпы, уже находящейся под влиянием стереотипов.

Как же возникают и работают стереотипы мышления и поведения?

Происходит некое внешнее событие. Само по себе оно не несет никаких эмоций, это всего лишь факт. В результате нашего личного впечатления от этого события (чего-либо, что мы пережили, увидели или услышали в связи с ним), возникает определенное чувство.

Если это произошло без активного участия сознания (например, в детстве), возникает тесная связь между возникшим образом и чувством в сознании. После этого, если мы вновь сталкиваемся с таким же или похожим событием, мы извлекаем из арсенала своих чувств и переживаний то чувство, которое с ним уже связано. После того, как это произойдет автоматически несколько раз, начинает формироваться определенное убеждение в данной области.

Мы продолжаем обращать свое внимание и собирать различные «доказательства» подтверждающие наши убеждения, и все больше укрепляем связь образ-чувство - соответствующая  реакция. Такая реакция, автоматически возникающая на основании образовавшейся когда-то связи мысль-чувство, зачастую не имеет никакого отношения к данной конкретной ситуации.

Например. Когда-то я услышал о приятеле отца, взявшем ссуду и разорившемся из-за нее. Страх разорения оказался прочно связан в моей памяти с реальным событием – ссудой. Сегодня этот страх остановит меня от взятия ссуды, и даже от того, чтобы проверить условия и посоветоваться со специалистами, потому что «ссуда=опасно» – существующий у меня стереотип мышления.

Стереотипы мышления настолько сильны, что мы принимаем их за безоговорочную истину и обычно не сомневаемся в правильности тех или иных своих убеждений. Иногда мы называем это своим характером или мировоззрением. И тогда будем заострять свое внимание на тех случаях, когда люди ошибались, беря ссуды, и не будем замечать успехи, связанные со ссудами, так как они противоречат нашему убеждению.

Чем больше мы будем искать подтверждения своим убеждениям, тем сильнее фиксируется  в нашем сознании автоматическая связь мысль-чувство, тем более однозначным будет наше поведение, когда потребуется решить, брать ссуду или нет. И будем отказываться от возможностей изменить жизнь к лучшему только потому, что в подсознании у нас сидит стереотип, говорящий «стоп!»

Большая часть таких моделей (стереотипов) поведения помогают нам в нашей повседневной жизни. По Б. Трейси: «95% поступков и реакций являются автоматическим, подсознательным откликом на физическую и человеческую среду».

Невозможно представить себе, как выглядела бы наше существование, если бы каждый раз заново нам приходилось решать, как вести себя на дороге или в театре, на лекции в университете или среди болельщиков на стадионе.

Однако нередко мы имеем дело с такими стереотипами, которые блокируют наше развитие и продвижение в той или иной области. Чаще всего, они проявляются как страхи и опасения. Например: страхи, связанные с получением денег, избегание риска, страх перед сотрудничеством, боязнь успеха и т.д. Это так называемые ограничивающие убеждения. Каждый из нас, при желании, может найти их в своем репертуаре. Естественно, что как в профессиональной деятельности, так и в личном развитии, изменение ограничивающих стереотипов приносит неизмеримую пользу.

Когда стереотипы мышления, шаблоны и установки не осознаны, они могут управлять поведением человека. И этим могут пользоваться те, кто мыслит далеко за их рамками. Например, улыбка человека может дать сигнал к тому, что он открыт для общения. Но ведь она вовсе не исключает, что в действительности он настроен против Вас.

Наиболее распространенные стереотипы мышления – чрезмерное обобщение, категоричность, необоснованные ожидания, безосновательные выводы, избирательное (однобокое) восприятие, полярное мышление.

1. При полярном мышлении мы склонны к преувеличению или преуменьшению происходящих событий на свою жизнь. Мы видим весь мир в белых или черных тонах. Ни то, ни другое в жизни не имеет места. Как говорил шекспировский Гамлет: «Нет ничего ни хорошего, ни плохого: это размышление делает все таковым».

2. Чрезмерное обобщение проявляется на основе единичного факта и, в дальнейшем, распространяется на все похожие ситуации без разбора. Не сдал экзамен в институт или не справился с работой – «я неудачник». Такая установка искажает факты и парализует инициативу. Сюда же относится и «навешивание ярлыков».

3. Избирательное (однобокое) восприятие – это концентрация внимания на определенных аспектах и ситиациях, кажущихся существенными, и пренебрежение  к другим, «неважным». Мы отвергаем любые утверждения, противоречащие нашим убеждениям. «Не прав тот, кто имеет другое мнение», – думаем в таких случаях. В результате – налицо догматизм, упорство во взглядах и мнениях,  возведение их в абсолют.

4. Безосновательные выводы строятся на недостатке информации. Этот недостаток замещается домыслами и предположениями, не подтвержденными какими-либо аргументами. А выводы объясняются только тем, что «я так думаю» или «мне так кажется», и не более того. Так, мы делаем выводы о поступках других на основе собственных воззрений, предполагая, что они имеют такие же ценности, такие же убеждения, такие же взгляды на мир, такие же потребности, как и мы.

5. Категоричность – когда, например, мы относим объект к определенной социальной группе: производственной, учебной, военной, религиозной,  без учета его индивидуальных качеств. Например, мы познакомились с успешным бизнесменом. Пользуясь выработанным понятием, что «все бизнесмены – нечестные люди», мы, первоначально, оценим его, как «рвача». И только дальнейшее знакомство в процессе общения позволит нам понять, что он из себя представляет.

6. Необоснованные ожидания часто приводят нас к самообману. Мы предвкушаем увидеть в будущем, то, что рисуем в своем воображении. Часто самообман возникает при обещании другого выполнить для нас определенную работу, дать взаймы, оказать помощь и т.д. И, если эти люди хотят нам помочь, хотят сделать для нас что-то хорошее, но не делают это по той простой причине, что не могут, то это – не обман с их стороны, а – самообман с нашей. Нам не хватило времени, желания, чтобы узнать человека, который пообещал и, возможно, хорошо к нам относится.

Находясь под влиянием стереотипов, мы ограничиваем себя невидимыми рамками. Стереотипы поведения, если иногда и могут приносить пользу, экономя силы и энергию, то в основном оно лишь препятствует человеку в достижении его целей, останавливая на пол пути и лишая инициативы.

Именно стереотипы в значительной степени определяют моральные нормы общества, его политические, мировоззренческие и религиозные концепции. Стереотипы тесно связаны с рефлексами. Можно утверждать, что стереотип – разновидность условного рефлекса относящийся к области мышления. На рефлекторной деятельности основана способность к наработке и закреплению автоматических действий. Это полезно для спортсменов, танцоров, музыкантов. В результате тренировок человек фиксирует новый навык в условный рефлекс и в последствии выполняет его автоматически, что значительно упрощает жизнь. В качестве примера можно привести обучение игре на музыкальных инструментах, вождению автомобиля.

Получение образования базируется на формирование системы стереотипов: истин и методов, которые составляют основу наших знаний об окружающем мире. Человек думает, используя систему выученных стереотипов. Причем человек обычно забывает, откуда он получил знания, он просто их использует. Многое нами принимается на веру и прочно закрепляется в нашем сознании в виде устойчивых стереотипов. Сформировавшиеся стереотипы очень устойчивы. Их разрушение обычно бывает очень болезненно, влечет за собой дискомфортное состояние, чувство раздражения, приводит к серьезным нарушениям психического равновесия, вплоть до стрессовых состояний, которые могут стать причиной инфаркта или инсульта.

Получается, что человеческая психика находится как бы в загоне, окруженном красными флажками, а подсознание препятствует выходу из этой ловушки. Всех нас можно сравнить с автоматами, действующими строго в рамках заданной программы. Мы автоматически общаемся, не осознавая автоматизма, используем шаблонные фразы и эксплуатируем заезженные темы. Мы механически выполняем рутинную работу. Мы стереотипно чувствуем, организму это выгодно – в этом случае он работает по принципу наименьшего напряжения и испытывает минимальное сопротивление окружающей среды.

Существование стереотипов в мышлении имеет двойственный и противоречивый характер. С одной стороны стереотипы значительно упрощают процессы деятельности и творчества, позволяя автоматически использовать уже имеющиеся знания и навыки (представляющие собой сложный комплекс стереотипов), а с другой стороны имеющиеся стереотипы препятствуют познанию чего-то нового, выходящего за их рамки лили противоречащего им. «Этого не может быть потому, что это противоречит данным науки!» (правильнее было бы сказать – это противоречит общепринятому комплексу стереотипов).

Известны случаи, когда для решения сложных задач привлекались люди, не знакомые с проблемой, мышление которых не было ограничено имеющимся комплексом стереотипов в данной области. Нередко этот метод давал результаты и появлялись совершенно новые решения. Эйнштейн заметил: все знают, что так делать нельзя – ничего не получиться; но появляется человек, который этого не знает, берется за дело и у него получается.

Стереотипы облегчают понимание, например, чем больше стереотипов в тексте, тем легче он понимается. Несмотря на упрощение и схематизацию, стереотипы выполняют необходимую и полезную функцию в психологической регуляции процессов межличностного понимания. Это оказывается возможным потому, что в стереотипе объем истинных знаний нередко превышает объем ложных. Стереотипы понимания, во-первых, регулируют процессы общения: если у не воевавшего человека и ветерана сходные представления о личности «афганцев», то это способствует возникновению взаимопонимания между ними. Во-вторых, стереотип представляет собой способ структурирования опыта понимающего субъекта, способ организации знаний, используемых для понимания другого человека.

Стереотипы речевого поведения – это устойчивые представления о том, как в той или иной ситуации следует себя вести. Речевые стереотипы – средства, с помощью которых можно быстро и успешно передать нужную информацию и сформировать мнение собеседника в соответствии со своими целями. Делятся стереотипы на группы в форме суждений, отражающих механизм их действия. Таких групп несколько: речевые процессы прямо зависят от физиологических; речевые действия так или иначе соотносятся с отраженной в них действительностью и пр. Эти группы включают в себя различный набор стереотипов. Например, в группе речевых процессов, зависящих от физиологических, существует стереотип о том, что успешный разговор предполагает еду и/или питье. Речевое взаимодействие будет эффективным, если прием пищи или напитков предшествует или сопутствует речи. Это связано с тем, что предварительная или сопутствующая разговору еда обеспечивает более комфортное состояние говорящего, помогает адаптироваться к ситуации, настраивает на благодушный лад. Данный стереотип описан в совокупности устойчивых выражений в русском и английском языке:

1. Fine words butter no parsnips (Разговорами сыт не будешь).

2. The way to a man's heart is through his stomach (Путь к сердцу мужчины лежит через желудок).

3. Hungry bellies have no ears (У голодного брюха нет уха) Hungry bellies have no ears и пр.

Эти устойчивые выражения указывают на то, что в народном сознании существуют представления о строгих предписаниях относительно организации коммуникативной ситуации. В коммуникативной практике это выражается совокупностью традиций: любое крупное коммуникативное событие (презентация книги, премьера спектакля и т.д.) завершается банкетом, сопровождается кофе-брейками и пр. Таким образом, данный стереотип является универсальным поводом для любого коммуникативного события («Заходи, «пообщаемся») или отсрочки от него («Да подождите! Сейчас за стол сядем, тогда и поговорим»).

***

Эталоны, стереотипы и стандарты поведения и отношений выступают как регуляторы процесса межличностного общения, благодаря которым достигается взаимопонимание и согласование поведения. Они облегчают, упрощают отношения, общение и поведение, подобно тому как алгоритмы мыслительной деятельности облегчают процессы решения разного рода мыслительных задач. Если алгоритмы мыслительной деятельности «экономят» мышление человека, то алгоритмы общения «экономят» личность, облегчая, а норою и автоматизируя ее важнейшую функцию – функцию выбора.

Существование социально-психологических алгоритмов, конечно, не предопределяет поведение и отношение человека к другим людям однозначно. Поэтому, даже зная, какие именно алгоритмы усвоены человеком, его поведение и отношения можно предсказать лишь вероятностно. Мы не знаем, в каких конкретно формах будет проявляться отношение Вронского к людям «низшего сорта», но мы можем предположить, что это будет какое-то проявление отрицательного отношения.

Стереотип представляет собой схематическое, оформленное в «стандарт» восприятие социального или культурного явления, обладающее большой устойчивостью. Механизм действия стереотипов заключается в том, что мы замечаем только то, что ранее сформулировано для нас нашей культурой. И воспринимаем это замеченное в форме стереотипов своей культуры.

Основное свойство стереотипов состоит в том, что они влияют на принятие решения, скрывая логику процесса от внешнего наблюдателя. СМИ способствуют рождению все новых и новых стереотипов, сводя неоднозначность личности, группы, ситуации к простейшим и наиболее общим признакам. В связи с этим выделим свойства стереотипов:

  • стереотипы могут быть положительными (за) и отрицательными (против) (как правило, отрицательный стереотип преобладает над положительным);
  • стереотип более конкретен, чем потребность;
  • стереотипы относятся к сфере чувств и мыслей, но их влияние на поступки людей огромно.

Стереотипы оказывают влияние на многие сферы жизнедеятельности, в том числе на политику. В России сильнейшие стереотипы: образ врага и образ героя.

У американцев существуют свои стереотипы. Люди в США воспитываются так, что они не верят в безвыходность ситуации: они считают, что при соответствующем умении и усилиях любая задача может быть решена. У американцев присутствует «оптимизм до последнего». В их сознании проявление слабости есть личная катастрофа. Поэтому нередки гипертрофированные притязания, которые в дальнейшем могут привести к тяжелым невротическим состояниям. Психологи рекомендуют таким пациентам: «Вам не нужно работать хорошо. Работайте плохо. Вы все равно будете работать хорошо. Вы не знаете, как работать плохо». Такое «разрешение» психиатров снимает напряжение человека.

Стереотипы – это и определенное сложившееся отношение потребителя к себе, каналам информации, товарам, услугам, организации и ее руководителям.

Стереотипы являются важнейшим элементом восприятия. Они формируют представление о мире. Они оказывают влияние на то, как воспринимается информация аудиторией. В PR-работе, чтобы сформулировать корпоративное послание определенной группе, необходимо учесть распространенный стереотип. Для PR важно, что стереотипы позволяют сформировать мотивационную структуру поведения с заданными свойствами, не только не соответствующими социальным интересам и потребностям человека, но и противоречащими этим последним.

***

Откуда берутся социальные стереотипы? Согласно определению, стереотипы основаны на пережитом прошлом. Действительно, ты один раз обжигаешься на чем-то и потом начинаешь утверждать, что это плохо, неправильно, что этого допускать нельзя, потому что такое положение дел изначально обречено на провал. Так ты создаешь для себя некий шаблон поведения, свой стереотип.

Но как получается так, что этот стереотип становится социальным?! Человек – существо социальное. Всю жизнь его окружают другие люди. Поэтому совершая тот или иной поступок, мы так или иначе оглядываемся на общество, надеясь на его поддержку и опасаясь его осуждения. Тем самым мы устанавливаем для себя рамки, ограничиваем себя. Так рождаются неписанные законы и правила, которые якобы следует соблюдать. Люди общаются, делятся своим опытом, находят единомышленников, а то, что противоречит их взглядам, гордо называют исключением из правил. Но для того, чтобы шаблон поведения кучки людей стал действительно социальным, всеобщим, нужно время. И оно делает свое дело.

Процесс рождения стереотипов – долгий процесс, так же как и процесс их разрушения. Причем, занимательным является то, что создают и уничтожают стереотипы одни и те же факторы – опыт людей и время. Самое же интересное в существовании стереотипов – это то, что их содержание не написано в книжках, этому не учат в школах, но тем не менее установки предков прочно сидят в наших головах. Иногда очень глубоко, тогда человек может противостоять обществу, иногда прямо на поверхности, и тогда мы идем на поводу у социума. Получается, что мы опираемся не на свой опыт, а на опыт целых поколений.

Что заставляет нас так поступать, брать на веру чужие слова? Ответ прост – страх. Страх совершить ошибку, сделать себе больно, услышать «как ты мог так вляпаться, ты же знал…» Конечно, времена меняются, меняются и стереотипы. Люди становятся более открытыми, более смелыми. Но избавиться от такого феномена, как стереотип, полностью не могут. Вспомните, каково было отношение к неравным бракам, в которых один из двоих богатый, а другой бедный. Сейчас отношение к этому гораздо лояльнее, но тем не менее существование выражения «встречаться с кошельком», «содержанка» по-прежнему существуют.

Остается только один вопрос: зачем общество создает стереотипы? Ведь каждая ситуация индивидуальна, а каждый человек уникален. Неужели мы так боимся ошибиться? Ответ: да. Тогда все встает на свои места. Мы стараемся избегать ошибок, следуя шаблонам. А если все-таки нарушим, то можем запросто оправдать себя тем же самым шаблоном, мол, проблема не в тебе, все было известно заранее, это ж всем было ясно. Но что, если вы бежите от своего собственного счастья? Что, если вы теряете свой шанс?

***

Почему у разных людей формируются отличные стереотипы и сценарии? Почему бывает разная реакция на одни и те же ситуации?

На самом деле нет ничего сложного, мы все воспитываемся в семьях родителями или людьми, выполняющими их функции. Они ведут себя определенным образом, именно из их поведения мы узнаем те самые главные истины о мире, что формируют наше мировоззрение в дальнейшем. Со временем из нашего сознания вытесняются сами ситуации, в которых мы что-то узнали, мы не помним, как это было. Но мы помним ответы на вопросы.

В сложных ситуациях эти ответы приходят к нам из нашего бессознательного, мы выступаем образцом для подражания своим детям, передавая из поколения в поколение одни и те же установки, стереотипы.

Стереотип – это определенная программа поведения, которая в той или иной мере определяет жизнь человека. В частности, он возникает как результат когда-то полученных стрессов, болезней и т.д.– так называемого негативного опыта, который затем начинает влиять на жизнь человека. Кроме этого, очень много поведенческих штампов закладывается в детстве. Мы очень скоро начинаем понимать, какими нас любят те, от кого мы зависим. Большинство детей предпочитают одобрение взрослых непосредственному выражению собственной натуры. Таким образом, постепенно усваивается отношение к жизни, принятое в школе или в семье, вырабатываются стереотипы поведения.

Родители, желая детям добра, стремятся передать им свой опыт, а оборачивается это шаблонностью мышления. Конечно, любая семья, желая того или нет, навязывает ребенку в той или иной степени свои стереотипы поведения. Это неизбежно. Компромисс заключается в том, чтобы родители не делали это жестко и изначально видели в ребенке личность, принимали бы его со всеми недостатками. Конфликт между истинным «Я» ребенка и ожиданием взрослых – типичная ситуация для большинства семей.

Установки, навязываемые родителями, постоянно подавляющие внутреннее «Я», вырабатывают у ребенка подсознательное опасение, что никто не полюбит его таким, каков он есть. Этот стереотип может сохраниться на всю жизнь. Результат его – неуверенность в себе, трудности в общении, чрезмерная обидчивость. Малейшее замечание, как правило, вызывает у такого человека чувство вины. Его самооценка снижается из-за любой критики. Он тяжело переживает из-за того, что не соответствует требованиям окружающих. Такой человек становится легко уязвимым и часто своей незащищенностью провоцирует нападки со стороны людей. В психологии известно: люди задевают того, кто легко поддается на провокацию. Такой человек в жизни чаще всего играет роль Жертвы.

***

Многие люди считают стереотипы явлением отрицательным и социально неприемлемым. Но можно смотреть на стереотипы и по-другому: например, использовать их для прогнозирования чьего-то мнения и поведения. Информация, полученная с помощью наблюдений за чужими стереотипами, оказывается куда точнее, чем можно себе представить. Существующие в обществе стереотипы гораздо точнее предсказывают поведение людей, чем психология.

По мнению ученых, точность стереотипов может варьироваться от 0,4 до 0,9. По существу, эти цифры отражают корреляцию между стереотипами и точностью информации, полученной с их помощью.

Многие психологи считают такую методику неточной, но, по статистике, средняя корреляция прогнозов психолога и прогнозов по стереотипам составляет около 0,20 – это означает, что основанные на стереотипах предсказания гораздо точнее, чем те, что делают большинство психологов.

Свойства, функции и виды стереотипов

Слово «стереотип» имеет столько негативных сопутствующих значений, что многих, возможно, испугает утверждение о том, что мы используем стереотипы так свободно. Многие из следующих определений слова «стереотип» являются негативными в высшей степени:

  • упрощенный и неизменный образ всех представителей культуры или группы;
  • обобщения о людях, сделанные на основе ограниченной, а иногда и неточной информации;
  • начальные предположения о незнакомых людях, сделанные на основе неполной информации об их культуре, расе, религии или этнической принадлежности;
  • одностороннее суждение или мнение о группе людей, не учитывающее сложность и многомерность человеческой личности.

Если вы верите, что стереотип справедлив для всех членов рассматриваемой группы, то тогда стереотипы являются и неточными, и «плохими», как предполагают приведенные определения. Ведь, в конце концов, должны же быть плохо работающие немцы и меланхоличные рыжеволосые женщины, и, безусловно, не каждый низкорослый мужчина всегда ищет повод к ссоре. Результаты исследований позволяют утверждать, что никто искренне не верит в абсолютное соответствие всех членов группы стереотипу. Тем не менее, возможно, имеется определенная доля истины в тех стереотипах, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, – а если нет, как же тогда они возникли? Каковы их психологические предпосылки? Если формирование стереотипов обычно рассматривается как что-то негативное, то почему оно продолжается?

Одна из причин, по которым стереотипы вызывают такое неблагоприятное отношение в печатных изданиях, заключается в том, что большинство из них являются негативными: блондинки глупы, студенты ленивы и т.д. Однако существуют также и позитивные стереотипы: например, левши креативны, а верующие люди добры. Несмотря на то что и позитивные и негативные стереотипы могут быть как правильными, так и неправильными, большинство психологических исследований сконцентрировано на изучении негативных стереотипов – причем часто именно тех, которые ассоциируются с определенными нациями или этническими группами. По этой причине люди обычно лучше осведомлены о ложных негативных стереотипах, которые игнорируются большинством образованных людей.

Стереотипы – это обобщения, помогающие нам в нашей повседневной жизни. Они представляют собой быстрые рациональные суждения, которые мы иногда используем для придания смысла наблюдаемым событиям, так как попытка понять сложности нашего мира «с нуля» оказывается довольно длительным процессом. Даже если стереотипы ложны, они все равно выполняют «функцию реальности». Когда я вижу ротвейлера, я стараюсь обойти его стороной. Я имею стереотипное представление о ротвейлерах как об опасных собаках: в результате, я имею предубеждение против них и боюсь их. В действительности же большинство ротвейлеров не опасны. Я располагаю ограниченным знанием об этой породе собак и поэтому полагаюсь на обобщенное мнение. Но, возможно, оно помогает мне избежать неприятностей.

Сторонники эволюционной психологии считают, что формирование стереотипов обеспечило людям эволюционное преимущество перед другими живыми существами; способность быстро различать друзей и врагов только на основе их внешнего вида давала людям возможность выживать и процветать. В предельном случае потребность давать быструю оценку незнакомцам может породить ксенофобию – и считается, что страх перед незнакомыми или отличными от нас людьми может иметь прочные генетические корни. Возможно, люди запрограммированы позитивно реагировать на тех, кто генетически сходен с ними, и негативно – на тех, кто генетически от них отличен. Однако это чисто умозрительное предположение. Кроме того, нахождение причины возникновения предубеждения не делает его приемлемым.

Как таковые свойства стереотипов изучены недостаточно. Однако все же можно выделить ряд свойств, наиболее часто упоминаемых в психологической литературе.

Основные свойства стереотипа:

1) Не развитый когнитивный компонент;

2) Поляризованность оценки (завышение оценки идет через автостереотип, занижение – через гетеростереотип);

3) Жесткая фиксированность стереотипа, устойчивость, проявляющаяся в разных ситуациях и являющаяся на взгляд многих исследователей главной характеристикой стереотипа;

4) Интенсивность эмоционального проявления;

5) Концентрированное выражение свойств социальных установок (четкий регулятор поведения группы).

Что касается функций стереотипов, то они изучены более подробно. Существует ряд классификаций, из которых наиболее важные, на наш взгляд, приведены ниже.

Г. Тэжфел выделяет четыре функции стереотипов, две из которых реализуются на индивидуальном уровне, две – на групповом.

Значение стереотипа на индивидуальном уровне:

  • когнитивная (селекция социальной информации, схематизация, упрощение);
  • ценностно-защитная (создание и поддержание положительного «Я-образа»).

На групповом уровне:

  • идеологизирующая (формирование и поддержание групповой идеологии, объясняющей и оправдывающей поведение группы);
  • идентифицирующая (создание и поддержание положительного группового «Мы-образа»).

Исследование двух последних функций позволит, по мнению Тэжфела, создать теорию социальных стереотипов. Он подчеркивает, что социальной психологией, историей, культурантропологией и просто житейским опытом уже накоплен большой эмпирический материал, свидетельствующий о том, что на уровне группы социальные стереотипы действительно выполняют указанные функции.

Немецкий исследователь У. Квастгоф (U. Quasthoff) выделяет следующие функции стереотипов:

  • когнитивная – генерализация (иногда чрезмерная) при упорядочении информации – когда отмечают что-либо бросающееся в глаза. Например, при усвоении чужой культуры на занятиях иностранным языком приходится одни стереотипы (регулирующие интерпретацию речи) заменять другими;
  • аффективная – определенная мера этноцентризма в межэтническом общении, проявленная как постоянное выделение «своего» в противовес «чужому»;
  • социальная – разграничение «внутригруппового» «внегрупповому»: приводит к социальной категоризации, к образованию социальных структур, на которые активно ориентируются в обыденной жизни.

В рамках лингвистических исследований стереотипы трактуются как особые формы хранения знаний и оценок, т.е. концепты ориентирующего поведения. В стереотипизации исследователи видят ядро механизма традиции и этническое своеобразие культуры. Ментальные стереотипы фиксируются языком или иным семиотическим кодом (например, зрительными образами). Они имеют:

  • когнитивную функцию, состоящую в генерализации при обработке информации;
  • аффективную функцию – противопоставление «своего» и «чужого»;
  • социальную функцию – разграничение внутригруппового и внегруппового, что ведет к социальной категоризации и образованию структур, на которые люди ориентируются в обыденной жизни.

Следует подчеркнуть одну особенность проблемы изучения стереотипов – тот факт, что явление стереотипизации привлекло внимание социологов гораздо раньше, чем внимание психологов, что оказало решающее влияние на содержательную интерпретацию функций стереотипов и в собственно психологический исследованиях. Нерасчлененное представление о социальных и психологических функциях социального стереотипа, обусловленное смешением уровней научного анализа, приводит к однозначно негативной оценке социальных стереотипов как явления не только социального, но и психологического.

Негативное представление о стереотипах и их функциях действительно имело место в 50 – 60-е годы. Однако в последнее время эту проблему стараются рассматривать более объективно.

Существуют различные виды стереотипов. В частности, различают автостереотипы, отражающие представления людей о самих себе, и гетеростереотипы, отражающие представления о другом народе, другой социальной группе. Например, то, что у своего народа считается проявлением расчетливости, у другого народа – проявлением жадности. Люди воспринимают многие стереотипы как образцы, которым надо соответствовать. Поэтому такие фиксированные представления оказывают довольно сильное влияние на людей, стимулируя у них формирование таких черт характера, которые отражены в стереотипе.

Стереотипы могут быть индивидуальными и социальными, выражающими представления о целой группе людей. К социальным стереотипам относятся как более частные случаи этнические, гендерные, политические и целый ряд других стереотипов.

Стереотипы можно также разделить на стереотипы поведения и стереотипы сознания. Стереотипы поведения – это устойчивое, регулярно повторяющееся поведение социокультурной группы и принадлежащих к ней индивидов, которое зависит от функционирующей в этой группе ценностно-нормативной системы.

Они находятся в тесной связи со стереотипами сознания. Стереотипы сознания, как фиксирующие идеальные представления ценностно-нормативной системы, выступают основой для формирования стереотипов поведения. Стереотипы сознания создают модели поведения, стереотипы поведения внедряют эти модели в жизнь.

При анализе стереотипов необходимо учитывать как отрицательные, так и положительные психологические последствия стереотипизации. С одной стороны, выводимая из стереотипа схема суждения о другом человеке нередко действует как предубеждение. Возникая в условиях дефицита информации, социальный стереотип часто оказывается ложным и играет консервативную роль, формируя ошибочные представления людей о происходящем, деформируя процесс интерпретации происходящего и характер межличностного взаимодействия. Любой социальный стереотип, оказавшийся верным в одной ситуации может оказаться неверным в другой и, следовательно, неэффективным для решения задачи ориентировки личности в окружающем социальном мире.

С другой стороны, наличие социальных стереотипов играет весьма существенную роль в социальной жизни по той простой причине, что без них, при отсутствии исчерпывающей информации о происходящем или наблюдаемом невозможны были бы ни адекватная оценка ни адекватный прогноз. Во-первых, стереотип позволяет резко сократить время реагирования на изменяющуюся реальность; во-вторых, ускорить процесс познания; в-третьих, предоставить хоть какое-то первичное основание для ориентировки в происходящем.

Адекватность. В процессе познания люди, обычно не осознавая этого, пользуются заимствованными у общества стереотипными представлениями о личностных свойствах людей. Такие представления по целому ряду причин часто оказываются неадекватными. Это связано со спецификой происхождения стереотипов, их тенденцией к устойчивости, неполной представленностью в них существенных признаков и пр. Использование неадекватных стереотипов приводит к ошибочным умозаключениям. Для повышения качества межличностного познания стереотипные суждения следует рассматривать как подлежащие дальнейшей проверке гипотезы, при применении которых должна учитываться вероятностная достоверность лежащих в их основе посылок. Вместе с тем нельзя ограничиваться лишь ориентацией человека на рассмотрение информации, содержащейся в стереотипах, как гипотетической. Человек должен уметь проверять ее достоверность.

Рассматривая вопрос об адекватности стереотипов, следует указать, что он имеет свою историю. Одной из характерных черт ранних исследований, посвященных стереотипам, является то, что к ним относились лишь как к неадекватным обобщениям. Например, в одном из местечек Калифорнии был распространен стереотип армянина как бесчестного лживого и коварного человека. Но после проведения исследования, в котором была предпринята попытка найти объективное подтверждение этому суждению, было обнаружено, что в «Ассоциации торговцев» армяне пользовались таким же доверием, как и другие ее члены. В дальнейшем, в результате многих экспериментальных исследований, было показано, что стереотипы могут быть как неадекватными, так и адекватными.

Можно выделить несколько причин неадекватности стереотипов: часть стереотипов с самого начала неадекватно отражают суть явлений; ряд стереотипов, будучи вначале адекватными, со временем «устаревают», в силу того, что и отдельные люди, и группы людей развиваются и изменяются. Следует помнить, что и так называемые адекватные стереотипы являются «неполноценными» обобщениями, поскольку они содержат ограниченный набор существенных признаков. Необходимо учитывать также и возможность некорректного применения стереотипов. Указанные и некоторые другие особенности стереотипов предъявляют определенные требования к организации познавательной деятельности человека, использующего стереотипы.

Как зарубежными, так и отечественными исследователями много внимания уделяется изучению ригидности стереотипов. В начальный период подъема интереса психологов к данному феномену устойчивость стереотипов чрезмерно преувеличивали. Например, в одной из фундаментальных работ по социальной психологии утверждалось, что если человек с предубеждением относится к ирландцам, лица которых он представляет себе широкими и «кабаноподобными», то «он может видеть эти свойства в любом человеке, о котором говорят, что он ирландец». В дальнейшем от такой крайней позиции отошли, и в настоящее время проводится много исследований, направленных на выявление условий, способствующих как устойчивости, так и изменению стереотипов.

Изучение работ, посвященных выявлению условий снижения устойчивости стереотипов, показывает, что оно обусловливается двумя типами факторов: социальными и психологическими. К социальным факторам относятся: образовательный ценз людей и осознание обществом особенностей стереотипов. Установлено, что чем выше уровень образования человека, тем менее устойчивы его этнические предрассудки. Под влиянием пропаганды результатов социально-психологических и социологических исследований стереотипы в определенной мере утрачивают свое влияние.

Говоря о психологических факторах, способствующих изменению стереотипов, можно выделить следующие:

1) общение и совместная деятельность с объектом познания
2) объединение людей во имя общезначимой цели
3) увеличение знаний об объекте общения
4) некоторые факторы групповой динамики, являющиеся результатом межнационального группового взаимодействия
5) определенные личностные черты
6) сильные эмоциональные впечатления.

Вместе с тем установлено, что дефицит общения, такие черты личности, как авторитаризм и замкнутость, состояние фрустрации, определенный стиль познания людей, характеризующийся некритичностью, способствуют косности стереотипов.

Почему одни люди обладают способностью адекватно оценивать типичные особенности человека, другие – индивидуальные? Почему некоторые люди, относясь творчески к своей профессиональной деятельности, в области межличностных отношений нередко мыслят стереотипно? Другие, хорошо ориентируясь в межличностных отношениях, не могут работать творчески в области своей профессии и т.д.

Одной из основных причин низкого качества познания людей можно считать такую особенность человека, как его некритичность. Отсутствие критического подхода к стереотипам проявляется в том, что они приписываются объекту познания без попыток выявления его индивидуальных особенностей – человеку как бы сразу навешивается определенный «ярлык». При оценке людей человек использует так называемые правила идентификации, из которых, например, вытекает, что люди, имеющие определенные физические свойства или ведущие себя определенным образом, имеют определенные личностные качества. Основным компонентом правил идентификации являются стереотипы.

Стереотипы можно рассматривать как одну из разновидностей житейских понятий, которые отличаются от научных тем, что имеют неадекватную меру обобщенности существенных признаков объекта, их неполный или избыточный набор и т.д., в результате чего получаемая с их помощью информация о человеке имеет вероятностный характер и подлежит соответствующей коррекции.

Стереотип как социальное явление

Впервые термин «стереотип» был введен в общественные науки в 20-е годы ХХ века в США, когда возникла необходимость изучения и объяснения законов функционирования массового сознания. Основателем концепции стереотипного мышления и поведения стал американский ученый Уолтер Липпман (Walter Lippman). В своей работе «Общественное мнение» (1922 г.) У.Липпман утверждал, что это упорядоченные, схематичные детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права.

В своей работе У.Липпман выделил две важные, на его взгляд, причины, которые оказывают влияние на формирование стереотипов. Первая причина – использование принципа экономии усилий, характерного для повседневного человеческого мышления и выражающегося в том, что люди стремятся не реагировать каждый раз по-новому на новые факты и явления, а стараются подводить их под уже имеющиеся категории. Вторая причина – это защита существующих групповых ценностей и своих прав. Это некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным «сокращением» при взаимодействии с этим явлением.

Основными свойствами стереотипа, таким образом, являются: устойчивость (или существование одних и тех же стереотипов у разных поколений людей внутри одного этноса), ригидность, избирательность восприятия информации и эмоциональная наполненность.

С тех пор было предложено огромное количество конкретных определений социального стереотипа. В зависимости от теоретической ориентации автора на первый план выдвигаются соответствующие аспекты этого явления.

Так, Т.Шибутани определяет социальный стереотип как «популярное понятие, обозначающее приблизительную группировку людей, с точки зрения какого-то легко различимого признака, поддерживаемое широко распространенными представлениями относительно свойств этих людей».

Р.Таджури (R.Taguiri) понимает под социальным стереотипом «склонность воспринимающего субъекта легко и быстро воспринимаемого человека в определенные категории в зависимости от его возраста, пола, этнической принадлежности, национальности и профессии, и тем самым приписывать ему качества, которые считаются типичными для людей этой категории».

Г.Тэжфел (H.Tajfel) суммировал главные выводы исследований в области социального стереотипа:

1) люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы (или социальные категории) недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками;

2) такая категоризация отличается прочной стабильностью в течение очень длительного времени;

3) социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, политических или экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно;

4) социальные стереотипы становятся более отчетливыми («произносимыми») и враждебными, когда возникает социальная напряженность между группами;

5) они усваиваются очень рано и используются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся;

6) социальные стереотипы не представляют большой проблемы, когда не существует явной враждебности в отношениях групп, но в высшей степени трудно модифицировать их и управлять ими в условиях значительной напряженности и конфликта.

В конце 50-х годов в западной научной мысли наибольшую популярность получило определение, предложенное американским психологом и социологом Кимбаллом Юнгом (K.Joung). Стереотип понимался им как «ложная классификационная концепция, с которой, как правило, связаны какие-то социальные чувственно-эмоциональные тона сходства и различия, одобрения или осуждения другой группы». После такого взгляда к стереотипам стали относиться как к чему-то заведомо ложному, неверному. Стереотип стал выступать синонимом ошибочной оценки или предвзятого мнения о явлениях или группах. Лишь с возникновением гипотезы О.Клайнберга стало распространяться суждение о наличии в стереотипах некоего «зерна истины».

В американской науке существует множество направлений, которые разрабатывают социально-бихевиористские (У.Липпман, Р.О.Хара), психологические (Т.В.Адорно, М.Хоркхаймер), символически-интеракционистские (Т.Шибутани, Д.К.Дэвис. С.Дж.Бэран), феноменологические (Э.У. Вайнэки) теории в исследовании стереотипов.

Общим для американских исследований является то, что они в основном посвящены антростереотипам (то есть образам, формируемым в определенной социальной группе), их роли в сфере социальной и политической.

Большое внимание в работах ученых Германии и Франции уделяется стереотипизации как процессу формирования стереотипов. Речь идет о приверженности стереотипам, склонности пользования ими в определенных ситуациях. Недостатком этих исследований является ограничение внимания к проблемам стереотипов теоретическими вопросами, без установления связи между стереотипами и конкретным действием.

В западноевропейской социальной психологии широко распространена точка зрения, согласно которой социальные стереотипы и ряд других феноменов группового и общественного сознания должны быть объединены в общую концептуальную схему.

В частности, швейцарский социальный психолог В.Дуаз выделил четыре уровня стереотипов:

  • индивидуально-психологические особенности формирования представлений человека о своей социальной среде;
  • представления, складывающиеся в ситуации межличностного общения;
  • коллективные представления, формирующиеся в межгрупповых отношениях;
  • социальный стереотип зарождается и функционирует именно на этом  уровне;
  • идеология, которая складывается под влиянием определенных исторических
  • условий данного общества.

В отечественной психологии до конца 50-х годов термин «стереотип» не употреблялся. Хотя проблема изучения шаблонов поведения человека ставилась. Наиболее всесторонне это было рассмотрено П.А.Сорокиным. Не вводя в обращение термин «стереотип», он описал процесс их функционирования в социокультурной группе. «Ряд процессов и форм поведения заранее зафиксирован в том или ином виде и выполняется большинством членов группы».

Исследователь подчеркивал, что «в каждой группе имеется определенный порядок взаимоотношений... Этот официально групповой шаблон поведения представляет как бы «костяк» группы, на котором дальше выводятся другие, более детальные узоры поведения». Интегральным фактором всей социальной жизни здесь выступает коллективный рефлекс. Словом, вся социальная жизнь виделась ему в виде нескончаемой цепной реакции. И хотя «каждая социальная группа всегда имеет в своей среде «инакомыслящих», но они сплошь и рядом ведут себя согласно нормам «официальным». Не использую понятия «стереотип поведения», П.А.Сорокин практически описал механизм их действия в социокультурных группах. Он рассмотрел и проблему смены шаблонов поведения, отмечая, что «моментальная, одновременная и тождественная смена шаблонов поведения у всех членов группы… почти не дана».

После работ П.А.Сорокина к проблеме устойчивых форм поведения долгое время не обращались, и только в конце 50-х – начале 60-х годов в отечественной науке появился ряд работ критического содержания, в которых рассматривались проблемы стереотипизации и стереотипов. Тогда же впервые в отечественной науке были предприняты попытки дать определение понятию «стереотип». В.А.Ядов под стереотипом понимал «чувственно окрашенные социальные образы». И.С.Кон дает такое определение: стереотип – это «предвзятое, т.е. не основанное на свежей непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизированных суждений и ожиданий, мнение о свойствах людей и явлений».

Интересный аспект воздействия стереотипов на межличностное и групповое общение затрагивает Н. Лебедева: она выделяет 4 основные характеристики стереотипов, влияющие на коммуникативное поведение:

1. Стереотипизирование – результат когнитивного «отклонения», вызванного иллюзией связи между групповым членством и психологическими характеристиками (например, англичане – консервативны, немцы – педантичны).

2. Стереотипы влияют на способ прохождения информации, ее отбора (например, об ингруппе обычно запоминается наиболее благоприятная информация, а об аутгруппе – наиболее неблагоприятная).

3. Стереотипы вызывают ожидания определенного поведения от других,  индивиды невольно пытаются подтвердить эти ожидания.

4. Стереотипы рождают предсказания, склонные подтверждаться (поскольку люди невольно «отбирают» модели поведения других людей, согласные со стереотипами).

Целесообразно рассмотреть понятие «стереотип» в соотношении с близкими по смыслу категориями установки, предубеждения и предрассудка. Эти понятия можно включить в ряд межэтнических установочных образований, которые содержат эмоционально-оценочное отношение к различным этническим группам и характеризуют уровень готовности к соответствующим поведенческим реакциям в межэтническом общении. Этнический стереотип представляет собой в первую очередь, «культурное» образование, естественное и неизбежное до тех пор, пока будут существовать народы и этнические группы. В свою очередь, предубеждение и предрассудок – это как бы более «социальные» установки: их формирование в значительной степени зависит от конкретной общественно-исторической ситуации. Предубеждение характеризуется негативным эмоциональным зарядом и соответствует таким формам поведения как избегание общения или уклонение от межэтнических контактов в определенных сферах жизнедеятельности. Предрассудок в свою очередь отличает большая концентрация негативных эмоций, чрезмерное восхваление достижений и качеств своей нации в сочетании с высокомерным отношением и неприязнью к другим народам. Предрассудок в реальном поведении уже не ограничивается стратегией избегания, а проявляется в конкретных поступках дискриминирующего характера.

Предрассудки и дискриминационное поведение могут быть не только открытыми, но и скрытыми за какими-нибудь мотивами. Появляются замаскированные расовые предрассудки в виде преувеличения этнических различий, менее благожелательного отношения к эмигрантам – представителям национальных меньшинств и их дискриминация по соображениям якобы нерасового характера. Некоторые исследователи называют этот скрытый расизм «современным» или «культурным» расизмом. Современные предрассудки зачастую проявляются в завуалированном, неявном виде в наших предпочтениях того, что уже знакомо, похоже на нас и не доставляет неудобств; а также в форме некой «расовой чувствительности», которая приводит к неадекватным реакциям на действия отдельных представителей меньшинств – как в форме неоправданных восхвалений их достижений, так и в форме чрезвычайной критики их ошибок.

В механизм формирования стереотипов вовлечены не только схематизация, категоризация и т.п., но и другие когнитивные процессы, прежде всего каузальная атрибуция, или приписывание причин поведения и достижений индивидов на основании групповой (в частности, этнической) принадлежности. Люди объясняют поведение влиянием внутренних (личностных, субъективных) и внешних (ситуативных, средовых, объективных) факторов. При этом они склонны свои успехи объяснять своими внутренними качествами, а неудачи – внешними обстоятельствами. Напротив, успехи других чаще объясняются внешними, а неудачи – внутренними факторами. Этот феномен неразрывно связан с функцией, которую выполняет в психологической структуре личности «Я-образ», складывающийся как результат взаимодействия базовых оценочных отношений человека к миру, себе и другим людям. Эта функция состоит в защите положительной самооценки самыми разнообразными способами: от завышения своей самооценки до занижения оценки других.

В когнитивной лингвистике и этнолингвистике термин «стереотип» относится к содержательной стороне языка и культуры, то есть понимается как ментальный (мыслительный) стереотип, который коррелирует с картиной мира. Языковая картина мира и языковой стереотип соотносятся как часть и целое, при этом языковой стереотип понимается как суждение или несколько суждений, относящихся к определенному объекту внеязыкового мира, субъективно детерминированное представление предмета, в котором сосуществуют описательные и оценочные признаки и которое является результатом истолкования действительности в рамках социально выработанных познавательных моделей. Но языковым стереотипом можно считать не только суждение или несколько суждений, но и любое устойчивое выражение, состоящее из нескольких слов, например, устойчивое сравнение, клише и т.д.: лицо кавказской национальности, седой как лунь, новый русский.

Стереотипы представителей разных социальных, демографических групп, кроме общих черт, имеют и субъективные отличия. Стереотипы срабатывают уже тогда, когда люди отличаются только по внешним физическим признакам. Нередко суждение про  нового, незнакомого человека обусловлено представлением об определенной  национально-этнической группе, к которой причислили этого человека на основании внешнего вида. Но чем лучше человек знает  определенную  национально-этническую группу, к которой принадлежит человек, тем реже использует упрощенные групповые стереотипы.

Социальные стереотипы и установки могут приобретать различные формы:

  • стереотипные действия и ритуалы
  • типичные эмоциональные реакции и доминирующие чувства
  • обобщенные представления
  • устойчивые предписания и запреты
  • социальные ярлыки
  • общественное мнение
  • доминирующие ценности.

Мы видим, что социальные стереотипы – это устойчивые представления или неизменно повторяющиеся действия людей в обществе. Безусловно, теснейшим образом связан с данным феноменом имидж. Во-первых, потому что он сам есть разновидность стереотипа. Во-вторых, потому что в формировании имиджа участвует множество других стереотипов.

Приведем примеры наиболее устойчивых социальных стереотипов, влияющих на восприятие человеком человека.

Гендерные стереотипы:

-  женщины - слабый пол;
-  предназначение женщины - быть матерью и женой;
-   женщины глупее мужчин или даже «все бабы - дуры»;
- женщина не может быть руководителем;
- все женщины хотят одного - выйти замуж;
-  умная женщина не может   быть счастлива в личной жизни;
- мужчины - сильный пол;
- мужчины не плачут;
- мужчины умнее женщин;
- все мужья изменяют женам;
- мужчины должны руководить;
- мужчины имеют право на то, на что не имеют права женщины.

Этнические стереотипы:

- американцы - честолюбивы;
- прибалтийцы - медлительны;
- англичане - консервативны;
- японцы - трудолюбивы;
- французы - любвеобильны;
- китайцы - предприимчивы.

Возрастные стереотипы:

-  все дети - чисты душой;
-  все подростки - «трудные»;
- молодые люди страдают легкомысленностью («молодо-зелено»);
- сорокалетние мужчины пребывают в кризисе;
- пожилые люди - консерваторы;
- старики - ворчуны.

Стереотипы проникают во все сферы нашей жизни. Несмотря на то, что социальные стереотипы являются результатом жизненного опыта, они представляют собой чрезмерно обобщенные представления, которые, в ряде случаев, не подтверждаются.

Стереотипы проявляются не только в форме ригидных убеждений. Стереотипными также могут стать наши действия и побуждения. В психологии выделяют несколько стереотипных эффектов, вызывающих специфические искажения и ошибки восприятия.

Эффект первичности – состоит в том, что информация, поступившая первой, автоматически воспринимается как более убедительная. Первоначальная информация определяет последующее восприятие. Так, если нам при знакомстве представили человека как «трудолюбивого интеллектуала», то впоследствии мы будем стремиться воспринимать его именно в этом качестве, игнорируя другие черты, например, упрямство и завистливость. И, наоборот, если того же человека сначала охарактеризовали как «упрямого и завистника», то именно эта информация и будет доминировать в нашем восприятии

Первое впечатление создается буквально за 10-15 минут знакомства и зачастую имеет решающее значение для личного имиджа. Если первое впечатление о человеке благоприятно, то дальнейшее его поведение несколько переоценивается, его ошибки не замечаются, а достоинства преувеличиваются. Негативное первое впечатление, напротив, направляет внимание в сторону отрицательных черт человека вопреки его реальным позитивным поступкам. Из всего сказанного можно сделать несколько практических выводов:

  • важно заботиться о том, кто и как Вас представляет окружающим – что именно о Вас говорят и на каких качествах акцентируют внимание;
  • если есть желание произвести наиболее благоприятное впечатление на конкретного человека или группу людей, то к первой встрече следует серьезно подготовиться;
  • необходимо тщательно продумывать порядок предоставления информации - наиболее позитивную и значительную предоставлять в самом начале выступления или письменного послания;
  • для повышения значимости собственного имиджа целесообразно выступать первым, например, в дискуссии или теледебатах.

Таковы правила первого контакта. По отношению же к хорошо знакомым людям часто срабатывает эффект последнего впечатления. В соответствие с ним, та информация, которую мы восприняли последней, оказывается наиболее важной. Эта закономерность также проявляется в случае «разорванных» событий, например, если два сообщения разделены большим временным интервалом, то отчетливее и ярче запомнится последнее.

Несмотря на то, что «эффект последнего впечатления» действует слабее предыдущего закона, именно он дает нам реальный шанс изменять собственный имидж в нужном направлении. В этом случае целесообразно использовать прием «тайм-аута» - появления в новом образе после некоторого отсутствия.
Эффект ореола (гало-эффект) – следующий механизм, основанный на стереотипизации и участвующий в формировании имиджа. Данный феномен заключается в искажающем влиянии эмоционально-заряженной информации. Так, если мы получаем какую-либо очень волнующую нас информацию о человеке, например, о его судимости или недостойном поступке, то у нас формируется доминирующая отрицательная установка, занижающая реальные достоинства этой личности. Напротив, если человеку приписывается какое-либо ценное свойство, то в восприятии окружающих людей он начинает полностью отождествляться с последним. Например, положительные качества человека, наделенного властью или богатством, значительно переоцениваются. (Вероятно, поэтому богатые мужчины пользуются такой популярностью у юных красавиц).

Эффект ореола теснейшим образом связан с таким элементом имиджа как репутация.

Еще одна социальная закономерность называется эффектом новизны. Данный феномен состоит в том, что все новое и неожиданное, с одной стороны, приводит нас в замешательство, с другой - сильнее привлекает внимание и лучше запоминается.

Другой феномен – эффект социального контекста напоминает нам, что человек на фоне положительной группы или позитивных событий воспринимается гораздо привлекательнее. «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе - кто ты», – гласит пословица, накладывая на нас жесткое требование в выборе окружения. Лишь особая тщательность в этом вопросе гарантирует сохранение собственной репутации. Наша привлекательность заметно возрастает в глазах людей и, тогда, когда мы начинаем окружать себя красивыми, эстетичными и одухотворенными вещами.

Эффект бумеранга – перекликается с другим известным народным наблюдением: «Как аукнется, так и откликнется». Люди склонны относиться к человеку так, как он сам относится к ним. Если человек ведет себя доброжелательно, демонстрирует внимание и уважение к собеседнику, делает комплименты, то с большой вероятностью он вызовет добрые чувства в ответ. Справедливо и обратное: чем лучше к нам относятся, тем сильнее наше желание «быть хорошим».

Эффект повторения – то, что часто повторяется, воспринимается как привычное, близкое, вызывающее доверие. Все новое и слишком необычное первоначально шокирует, вызывает напряжение и сопротивление. Склонность человека к переживанию повторяющихся идей или действий является базовой. Многие люди консервативны по своей натуре. Они поклоняются одним и тем же богам, чтят древние традиции, учат детей следовать заветам предков, хранят семейные реликвии. Большинство из нас также живет в «плену» индивидуальных привычек.

Рассматриваемая закономерность лежит в основе такого феномена как «типизация». Наше сознание хранит некие обобщенные схемы, используя их в качестве эталона для сравнения и оценки. Применительно к имиджу, это образы конкретных людей или литературных героев, ставшие узнаваемыми социальными типами. Например: Иуда, Спаситель, Дон-Жуан, Снежная королева, Наполеон, «секс-бомба», «новый русский» и так далее.

Все перечисленные эффекты стереотипизации участвуют в процессе формирования имиджа отдельного человека. Они активизируются в условиях дефицита информации. В свою очередь, уже сформированный имидж выступает в роли некой презумпции, то есть изначальной готовности людей воспринимать конкретного человека/группу людей вполне определенным образом.

В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, а именно процесса стереотипизации. Стереотипы в общении, возникающие, в частности, при познании людьми друг друга, имеют и специфическое происхождение, и специфический смысл. Как правило, стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта, в результате стремления строить выводы на базе ограниченной информации. Очень часто стереотип возникает относительно групповой принадлежности человека, например принадлежности его к какой-то профессии. Тогда ярко выраженные профессиональные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии рассматриваются как черты, присущие всякому представителю этой профессии («все учительницы назидательны», «все бухгалтеры – педанты» и т.д.). Здесь проявляется тенденция «извлекать смысл» из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не смущаясь его ограниченностью.

Проблемы стереотипов обычно связаны с проблемами расизма, который формирует этнические стереотипы, и сексизма, формирующего стереотипы гендерные. Именно на стереотипах может основываться чувство социальной солидарности, поэтому они часто не поддаются изменению или коррекции. В последнее время проводились исследования половой стереотипизации в области образования и труда. Сделаны выводы, что школы способствуют усилению половой стереотипизации посредством социализации детей в соответствии с традиционными характеристиками мужских и женских ролей: например, школьные учебники изображают девочку помогающей матери в домашней работе, а мальчика помогающим отцу ремонтировать автомобиль. Учителя считают, что мальчики более способны к науке и технике, а девочки – к домоводству, гуманитарным наукам или биологии, что и внушается ученикам. Работодатели также стереотипно относятся ко всем женщинам как к работникам, в большей степени по сравнению с мужчинами уклоняющимся от работы и чаще прерывающим свою карьеру по семейным обстоятельствам. Это происходит независимо от того, действительно ли конкретная работница соответствует такому стереотипу. Работодатели также придерживаются неизменных представлений о том, что считается «женской работой», отказывая женщинам в предоставлении равных с мужчинами возможностей на основании аскрипционного критерия пола.

Приведем пример современного сексизма: изучив 1750 фотографий разных людей, представленных в журналах и газетах, исследователи обнаружили, что две трети мужских фотографий – лица, а более половины женских фотографий – фигуры целиком. Оказалось, что подобный «фейсизм» (от англ. face-лицо) – распространенное явление.

Среднестатистические мужчина и женщина действительно несколько отличаются друг от друга по таким параметрам как общительность, эмпатия, социальное влияние, агрессивность и сексуальная инициатива, но не по интеллекту. Большинство людей больше симпатизируют женщинам, чем мужчинам. Они считают женщин более понимающими, добрыми и склонными к помощи. Следствием подобного благоприятного стереотипа становится благоприятная установка.

В связи с анализом понятия «стереотип» исключительно важным представляется рассмотрение стереотипизации как одного из механизмов социального восприятия. Явление стереотипизации обусловлено принципом экономии, свойственным человеческому мышлению, его способностью двигаться от конкретных единичных случаев к их обобщению и обратно к этому факту, понятому уже в рамках общего правила. Стереотипизация выполняет объективно полезную функцию, поскольку грубость, упрощенность, схематизм – это оборотная сторона медали, неизбежные «издержки» таких необходимых для психической регуляции человеческой деятельности процессов как селекция, ограничение, стабилизация, категоризация.

Стереотипы исполняют ряд положительных функций в процессе общения. Это ускорение категоризации по отдельным признакам, что облегчает процесс общения, и осуществление защитной функции, что дает возможность человеку «спрятаться» за стереотип, когда он сталкивается с чем-то новым, чего не способен понять. Недостатком стереотипизации можно считать упрощение подхода к людям и социальным явлениям, определенную консервативность процесса мышления.

Таким образом, ни сам стереотип, ни, тем более, процесс стереотипизации, не могут рассматриваться как однозначно негативные явления социальной жизни. Только формирование предрассудков и предубеждений, по определению несущих в себе отрицательный заряд и ведущих к усилению межличностной напряженности, является серьезным препятствием к взаимопониманию между людьми.

Стереотип как явление культурного пространства

Сам феномен «стереотип» рассматривается не только в работах лингвистов, но и социологов, этнографов, когнитологов, психологов, этнопсихолингвистов (У.Липпман, И. С. Кон, Ж. Коллен, Ю.Д.Апресян, Ю.А.Сорокин, В.А.Рыжков, Ю.Е.Прохоров, В. В. Красных, П. Н. Шихирев, А. В. Михеев, С. М. Толстая, Е. Бартминский, А. К. Байбурин, Г. С. Батыгин, С. В. Силинский и др.).

Представители каждой из названных наук выделяют в стереотипе те его свойства, которые они замечают с позиций своей области исследования, а потому выделяются социальные стереотипы, стереотипы общения, ментальные стереотипы, культурные стереотипы, этнокультурные стереотипы и т. д. Например, социальные стереотипы проявляют себя как стереотипы мышления и поведения личности. Этнокультурные стереотипы – это обобщенное представление о типичных чертах, характеризующих какой-либо народ. Немецкая аккуратность, русский «авось», китайские церемонии, африканский темперамент, вспыльчивость итальянцев, упрямство финнов, медлительность эстонцев, польская галантность – стереотипные представления о целом народе, которые распространяются на каждого его представителя. На учете стереотипных представлений основано большинство анекдотов о национальном характере. Приведем пример: «Послали представителям разных национальностей фильм следующего содержания: раскаленная пустыня и палящее солнце. С трудом идут мужчина и женщина. И вдруг мужчина достает сочный апельсин и отдает женщине. Зрителям задают вопрос: какой он национальности?»

Француз-зритель отвечает: «Только француз мог так галантно отнестись к даме!» Русский: «Нет. Это русский: надо же быть таким дураком! Сам бы съел». Еврей: «Нет, это еврей: кто бы мог еще достать в пустыне апельсин?» Здесь стереотипы – галантность французов, бесшабашность русских, изворотливость евреев.

Существуют автостереотипы, отражающие то, что думают люди сами о себе, и гетеростереотипы, относящиеся к другому народу, и как раз они более критичны. Например, то, что у своего народа считается проявлением расчетливости, у другого народа - проявлением жадности. Люди воспринимают этнокультурные стереотипы как образцы, которым надо соответствовать, чтобы «люди не смеялись». Поэтому стереотипы оказывают довольно сильное влияние на людей, стимулируя у них формирование таких черт характера, которые отражены в стереотипе.

Специалисты по этнической психологии, изучающие этнокультурные стереотипы, отмечают, что нации, находящиеся на высоком уровне экономического развития, подчеркивают у себя такие качества, как ум, деловитость, предприимчивость, а нации с более отсталой экономикой – доброту, сердечность, гостеприимство. Подтверждением сказанному может служить исследование С.Г.Тер-Минасовой, согласно ее результатам, в английском обществе более ценятся профессионализм, трудолюбие, ответственность и т.д., а в русском – гостеприимство, общительность, справедливость (Тер-Минасова, 2000, с. 255).

Н. В. Уфимцева дифференцирует этнические стереотипы и культурные стереотипы: этнические стереотипы недоступны саморефлексии «наивного» члена этноса и являются фактами поведения и коллективного бессознательного, им невозможно специально обучать, а культурные стереотипы доступны саморефлексии и являются фактами поведения, индивидуального бессознательного и сознания, им уже можно обучать.

Впервые понятие стереотипа использовал У.Липпман еще в 1922 г., который считал, что это упорядоченные, схематичные детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных объектов мира. При таком понимании стереотипа выделяются две его важные черты – детерминированность культурой и быть средством экономии трудовых усилий, и соответственно, языковых средств. Если алгоритмы решения математических задач экономят мышление человека, то стереотипы «экономят» саму личность.

В когнитивной лингвистике и этнолингвистике термин стереотип относится к содержательной стороне языка и культуры, т.е. понимается как ментальный (мыслительный) стереотип, который коррелирует с «наивной картиной мира». Такое понимание стереотипа встречаем в работах Е. Бартминского и его школы; языковая картина мира и языковой стереотип соотносятся у него как часть и целое, при этом языковой стереотип понимается как суждение или несколько суждений, относящихся к определенному объекту внеязыкового мира, субъективно детерминированное представление предмета, в котором сосуществуют описательные и оценочные признаки и которое является результатом истолкования действительности в рамках социально выработанных познавательных моделей. Мы же считаем языковым стереотипом не только суждение или несколько суждений, но и любое устойчивое выражение, состоящее из нескольких слов, например, устойчивое сравнение, клише и т.д.: лицо кавказской национальности, седой как лунь, новый русский. Употребление таких стереотипов облегчают и упрощают общение, экономя силы коммуникантов.

Ю. А. Сорокин определяет стереотип как некоторый процесс и результат общения (поведения) согласно определенным семиотическим моделям, список которых является закрытым в силу тех или иных семиотико-технологических принципов, принятых в некотором социуме. При этом семиотическая модель реализуется на социальном, социально-психологическом уровнях (стандарт) или на языковом, психологическом уровнях (норма). Стандарт и норма существуют в двух видах: как штамп (избыточно эксплицированный сложный знак) или как клише (недостаточно эксплицированный сложный знак).

В. В. Красных делит стереотипы на два вида – стереотипы-образы и стереотипы-ситуации. Примеры стереотипов-образов: пчела - труженица, баран - упрямый, а стереотипов-ситуаций: билет - компостер, аист - капуста.

Стереотипы всегда национальны, а если встречаются аналоги в других культурах, то это квазистереотипы, ибо, совпадая в целом, они различаются нюансами, деталями, имеющими принципиальное значение. Например, феномены и ситуация очереди в разных культурах различны, а следовательно, различным будет и стереотипное поведение: в России спрашивают «Кто последний?» или просто встают в очередь, в ряде европейских стран отрывают квиток в специальном аппарате и после этого следят за цифрами, загорающими над окошком, например, на почте.

Итак, стереотип – это некоторый фрагмент концептуальной картины мира, ментальная «картинка», устойчивое культурно-национальное представление (по Ю. Е. Прохорову, «суперустойчивое» и «суперфиксированное») о предмете или ситуации. Он являет собой некоторое культурно-детерминированное представление о предмете, явлении, ситуации. Но это не только ментальный образ, но и его вербальная оболочка. Принадлежность к конкретной культуре определяется именно наличием базового стереотипного ядра знаний, повторяющегося в процессе социализации личности в данном обществе, поэтому стереотипы считаются преценетными (важными, представительными) именами в культуре. Стереотип – это такое явление языка и речи, такой стабилизирующий фактор, который позволяет, с одной стороны, хранить и трансформировать некоторые доминантные составляющие данной культуры, а с другой – проявить себя среди «своих» и одновременно опознать «своего».

В основе формирования этнического сознания и культуры в качестве регуляторов поведения человека лежат как врожденные, так и приобретаемые в процессе социализации факторы – культурные стереотипы, которые усваиваются с того момента, как только человек начинает идентифицировать себя с определенным этносом, определенной культурой и осознавать себя их элементом.

Механизмом формирования стереотипов являются многие когнитивные процессы, потому что стереотипы выполняют ряд когнитивных функций – функцию схематизации и упрощения, функцию формирования и хранения групповой идеологии и т.д.

Мы живем в мире стереотипов, навязанных нам культурой. Совокупность ментальных стереотипов этноса известна каждому его представителю. Стереотипами являются, например, выражения, в которых представитель сельской, крестьянской культуры скажет о светлой лунной ночи: светло так, что можно шить, в то время как городской житель в этой типовой ситуации скажет: светло так, что можно читать. Подобные стереотипы используются носителями языка в стандартных ситуациях общения. Причем доминирующим в стереотипе может стать практически любой, а не только логически главный признак.

Культуросфера определенного этноса содержит ряд элементов стереотипного характера, которые, как правило, не воспринимаются носителями другой культуры; эти элементы Ю. А. Сорокин и И. Ю. Марковина называют лакунами: все, что в инокультурном тексте реципиент заметил, но не понимает, что кажется ему странным и требующим интерпретации, служит сигналом присутствия в тексте национально-специфических элементов культуры, в которой создан текст, а именно лакун.

Устойчивость культуры, ее жизнеспособность обусловлены тем, насколько развиты структуры, определяющие ее единство, целостность. Целостность культуры предполагает выработку стереотипов культуры – стереотипов целеполагания, поведения, восприятия, понимания, общения и др., т.е. стереотипов общей картины мира. Важную роль в формировании стереотипов играет частота встречаемости определенных объектов, явлений в жизни людей, нередко выражающаяся в более продолжительных человеческих контактах именно с данными объектами по сравнению с другими, что и приводит к стереотипизации подобных объектов.

Стереотип поведения – важнейший среди стереотипов, он может переходить в ритуал. И вообще стереотипы имеют много общего с традициями, обычаями, мифами, ритуалами, но от последних отличаются тем, что традиции и обычаи характеризует их объективированная значимость, открытость для других, а стереотипы остаются на уровне скрытых умонастроений, которые существуют в среде «своих».

Итак, стереотип характерен для сознания и языка представителя культуры, он своего рода стержень культуры, ее яркий представитель, а потому опора личности в диалоге культур.

Для описания языка конкретного региона в свете лингвокультурологии можно использовать схему, предложенную Н.И. Толстым в этнолингвистике: литературный язык соответствует элитарной культуре, диалекты и говоры – народной культуре и т.д. Данная схема может быть использована при лингвокультурологическом описании любого другого региона.

Наиболее яркой языковой особенностью, в которой отражена культура народа, являются фразеологизмы и паремии, метафоры и символы. Например, в языке закрепляются мифологемы, архетипы, эталоны, стереотипы, обычаи, ритуалы, верования.

Национально-культурное своеобразие ФЕ, метафор, символов формируется посредством культурной коннотации. И тем не менее мы утверждаем, что язык не является хранилищем культуры.

Единица языка – слово – является лишь сигналом, функция которого – пробудить человеческое сознание, затронуть в нем определенные концепты, готовые откликнуться на этот сигнал.

Язык же является лишь механизмом, способствующим кодированию и трансляции культуры. Истинным хранителем культуры являются тексты. Не язык, а текст отображает духовный мир человека. Именно текст напрямую связан с культурой, ибо он пронизан множеством культурных кодов, именно текст хранит информацию об истории, этнографии, национальной психологии, национальном поведении, т.е. обо всем, что составляет содержание культуры. В свою очередь, правила построения текста зависят от контекста культуры, в котором он возникает.

Текст созидается из языковых единиц низших уровней, которые при соответствующем подборе могут усилить культурный сигнал. Именно такими единицами в первую очередь и являются фразеологизмы.

Окончание:   Социальные стереотипы. Часть 2

 

 
Как бы то ни было, все мы живем во власти стереотипов. И тем интереснее, когда жизнь дает нам возможность их разрушить.
Стефани Майер
Нет ничего хорошего или плохого, лишь наши мысли делают все таковым.
Шекспир