Основания соционики. Часть 1

19 Января 2014

Экзюпери писал, что величайшая роскошь на Земле – это роскошь человеческого общения. Мы практически постоянно обмениваемся с людьми какой-то информацией, но настоящее душевное общение так и остается для нас роскошью – высоко ценимой и подчас труднодоступной. Жизненный опыт убеждает нас, что очень редко можно рассчитывать на глубокое понимание со стороны других людей, когда мы хотим поделиться с ними своими мыслями, идеями, переживаниями. Часто и нам бывает трудно понять другого человека. Есть люди, общение с которыми приятно и, несмотря на отсутствие полного взаимопонимания, доставляет удовольствие. С другими же общение тяжело, непонимание раздражает, поток информации, идущий от них, напоминает жужжание навязчивой мухи. Третьи нам безразличны, общение не задевает и не трогает, нет взаимопонимания и нет интереса.

Соционика – новая наука, возникшая в 70-х годах двадцатого века. Она базируется на психологии, как науке о психике человека, социологии, как науке об отношениях в человеческом обществе, и информатики, как науке об обмене информацией.

Соционика возникла как закономерное продолжение учений основоположника психоанализа З. Фрейда и его талантливого ученика, швейцарского психиатра К. Г. Юнга. Если описать коротко основания соционики, то это прозвучит так: Фрейд ввел в науку идею о том, что человеческая психика имеет структуру. Эта структура включает уровни: сознание (ego), предсознание (super-ego) и подсознание (id). Юнг же, опираясь на свой более чем шестидесятилетний опыт работы с пациентами, увидел, что эта структура по-разному наполнена у разных людей. Юнг классифицировал устойчивые, возможно врожденные различия в поведении, способностях людей, склонностях к заболеваниям, особенностях внешности. Учитывая эти особенности, Юнг сконструировал не одну, как у Фрейда, а восемь моделей психики и описал, базируясь на них, восемь психологических типов личности.

Наблюдения дали Юнгу основания утверждать, что одни люди лучше оперируют с логической информацией (рассуждения, умозаключения, доказательства), а другие – с эмоциональной (отношения людей, их чувства). Одни обладают более развитой интуицией (предчувствие, восприятие в целом, инстинктивное схватывание информации), другие – более развитыми ощущениями (восприятие внешних и внутренних сенсорных раздражителей). По преобладающей функции, которая накладывает свой отпечаток на характер человека, Юнг определял типы: мыслительный, чувствующий, интуитивный, ощущающий. Каждый из этих типов он рассматривал в экстравертированном и в интровертированном вариантах.

Базируясь на учении Юнга о психологических типах, литовский ученый, педагог и экономист Аушра Аугустинавичюте построила новую науку соционику. А. Аугустинавичюте писала, что долгие годы пыталась разобраться в основе человеческих отношений, стараясь понять, «почему при желании людей быть добрыми, отзывчивыми, добродушными – в их общении непонятно откуда появляется раздражительность, злобность». Ей удалось соединить типологию Юнга с теорией информационного метаболизма (обмена), разработанной известным польским психологом и психиатром Анджеем Кемпинским. Согласно этой теории психическое здоровье человека зависит от количества и качества обрабатываемой им информации.

А. Аугустинавичюте пришла к выводу, что типологию Юнга следует относить не ко всей психике человека во всей ее неповторимости, а к действию системы обработки информации. Применив теорию информационного метаболизма, А. Аугустинавичюте разработала систему знаков и моделей, которая позволила каждому психологическому типу поставить в соответствие свою модель, формулу типа. По моделям анализируют процессы обработки информации психикой человека, поэтому соционику иногда называют информационным психоанализом.

Развитие типологии Юнга нашими современниками увеличило количество типов с восьми до шестнадцати. Анализ процессов передачи информации между типами людей позволил открыть явление информационных взаимодействий, названных интертипными отношениями. До этого открытия межличностные отношения пытались анализировать только с точки зрения поведения и ощущения каждой отдельной личности в этих отношениях. Соответственно, и рекомендации сводились к тому, как должен себя вести человек в какой-либо ситуации. Аушра Аугустинавичюте впервые обнаружила, что существует не только структура личности, но и структура взаимоотношений. Эта структура составляет их объективную основу, определяемую формулами типов участников отношений, не зависящую от их стремлений и восприятия.

Теперь стало ясно, почему на первый взгляд одна и та же ситуация общения выглядит по-разному для разных людей. Она преломляется через формулу типа, и каждый извлекает из нее свою информацию. Не все возникающие отношения могут быть одинаково прекрасными, не все зависит от воли и желания людей. Основное, что дает соционика – признание за человеком права быть самим собой, не требуя от себя и от людей невозможного.

Итак, наука, изучающая психологические типы личности с точки зрения информационного обмена человека с миром, называется соционикой. Соционика основана на теории психологических типов К.Г. Юнга и имеет большое значение для применения в определении профессиональных склонностей людей.

Типология К.Г. Юнга развивается и на Западе. Ученица Юнга Кэтрин Бриггс, посещавшая его лекции в Швейцарии, и ее талантливая дочь Изабель Бриггс Майерс подробно исследовали проявления каждого из 16 типов, описали характерные личностные черты. Они отметили влияние типа личности на способ существования человека в мире: профессиональную ориентацию, творческие способности, отношение к различным видам деятельности, к людям, животным, книгам, учебе, труду, искусству, здоровью и многое другое. Эта типология получила в странах Европы и США название «Теории типа личности» (Type Theory) или «Типоведения» (Type Watching).

Изабель Бриггс Майерс разработала систему тестов для определения типа личности, которую она назвала «Индикатор типов личности Майерс – Бриггс» (The Myers – Briggs Type Indicator) или MBTI. MBTI применяют в психологическом консультировании и в кадровом менеджменте во многих странах, в том числе и в России. Большинство американцев знают свой тип тип личности, но дальше определения типов Западное Типоведение не пошло. Некоторые авторы предпринимали попытки описать тип личности в развитии (Тигер, Б.-Тигер) и предположить благоприятные сочетания типов личности, например, для создания семей (Кейрси). Но эти теории не выдерживают практической проверки.

Соционику сегодня используют в профориентации и в семейном консультировании, она применима при разборе проблем взаимоотношений в коллективе. Знание индивидуальных особенностей типа личности помогает наиболее полно раскрыть таланты и защитить уязвимые места; преодолеть барьеры к раскрытию творческой индивидуальности и выявить причины стрессов и проблем; почувствовать себя увереннее в жизни и выработать средства безопасности во взаимоотношениях с людьми.

Итак, соционика – это инструмент для прогнозирования и построения отношений. Учитывая слабые и сильные cтороны психотипов окружающих, можно избежать многих проблем, сделать жизнь ярче и насыщеннее, отношения интереснее и комфортнее, а работу - эффективнее. Соционика открыла, что каждый человек имеет один из 16 психотипов, который не меняется в течение жизни.

Изучив свой психотип и научившись определять психотипы окружающих, можно понять многие различия между людьми, научиться правильно определять свою совместимость с другими людьми и избегать острых углов в общении. Знание психотипов помогает понять, какие качества партнера следует использовать, а какие необходимо поберечь. Это особенно важно в семейных отношениях при выборе спутника жизни. С учетом психотипа легко выбрать занятие или профессию, которые будут наиболее гармонично сочетаться с вашими способностями и характером. Однако нужно помнить, что деление людей на типы не подразумевает наличия «плохих» и «хороших» типов. Психотип – это только способ восприятия человеком окружающего мира. Как отнестись к полученной информации, какие решения принять, как поступить – каждый из нас решает сам, к этому тип не имеет прямого отношения

Введение в психологические типы

Соционика выделяет у каждого человека такие признаки: экстраверсия – интроверсия; рациональность – иррациональность; логика – этика; интуиция – сенсорика. Что кроется за этими названиями? Кратко остановимся на описании каждого признака.

1. Экстраверты и интроверты. Внимание экстравертов направлено преимущественно во внешний мир. Они воспринимают его как сумму объектов: людей, предметов, дел. У них широкий круг интересов. Расширение интереса происходит значительно легче, чем углубление. Замечать новые объекты для экстраверта естественнее, чем вглядываться в отношения между ними. Экстраверты не склонны воспитывать и переделывать людей: люди воспринимаются такими, каковы они есть. В неблагоприятной ситуации общения экстраверт вряд ли будет воздействовать на человека, скорее поменяет собственное отношение к нему или с ним.

Интроверты обращают внимание преимущественно на свой внутренний мир и на взаимоотношения между людьми. Письменная речь дается им легче устной. Многие интроверты ведут дневники, куда заносят собственные мысли и чувства.

Экстраверты и интроверты имеют ряд внешних отличий. Например, экстраверты отличаются широкой жестикуляцией, интроверты обычно не жестикулируют или жестикулируют мало. Лица экстравертов более подвижные, на них чаще отражаются эмоции. У интровертов, наоборот, лица малоподвижны. С первого впечатления их обычно характеризуют как скромных. Но это не внутренняя скромность, а просто свой способ выражения активности.

2. Рационалы и иррационалы. Рационалы, ориентируясь на разум и традиции, стремятся жить с принятым решением, иметь твердое умение и суждение по главным жизненным вопросам. Если обстоятельства изменяются, то им необходимо некоторое время, чтобы привыкнуть и приспособиться. Эти типы еще называются «судящими» или «рассуждающими». Рационал сразу реагирует эмоцией на эмоцию, поступком на поступок, поэтому представители данного типа кажутся строгими, решительными. Их эмоции действительно порой бывают чересчур резкие и холодные. Характерные поговорки, фразы: «Капля камень точит», «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца», «Ну, подведем итоги».

Иррационалы ориентированны на непосредственное восприятие, стремятся построить свой взгляд на мир, увидеть новые возможности. Порой они не спешат с принятием решений, долго наблюдают за происходящими событиями, собирают информацию. В отличие от рационалов, иррационалы быстрее реагируют на изменчивую ситуацию. Еще их называют «воспринимающими». Их поведение и эмоции заранее трудно спрогнозировать и предугадать. Максимальный творческий подъем у них наступает, когда надо найти выход из моральных или денежных затруднений. Их движущая сила – впечатление. Они чаще доверяют внутренним ощущениям. Характерные фразы, поговорки: «Куй железо, пока горячо», «Там видно будет».

Рационалы и иррационалы по-разному распределяют время, отпущенное на подготовку к экзамену. Для рационала естественно распределять материал по дням и методично учит тему за темой. Иррационал будет учить все в последние день-два, и все равно «ночи не хватит».

Отличить рационала от иррационала можно по осанке и движениям. Рационалы чаще имеют прямую спину, «военную выправку». В их движениях ощущается отсутствие гибкости. Они бывают сухопары. Если сутулы, то сутулость у них «угловатая». Иррационалов отличает мягкость и закругленность линий. Их движения менее скованны, но эмоции более импульсивны. Рационалы говорят ритмично, словно по полочкам раскладывают, мысли излагают последовательно. Иррационалы говорят слитно, плавно, могут менять ритм и часто перескакивают с одной мысли на другую.

3. Логики и этики. Функция логики сравнивает содержание суждения с объективными законами, истинными утверждениями. Отсюда следуют характерные выражения представителей логического типа: «Внесем ясность», «Эффективное доказательство», «Проанализируем детали», «Обдумаем решение», «Нужно (ненужно) для дела», «Заслуживает (не заслуживает) доверия» и т.д.

Этика сравнивает содержание суждения с принятыми в обществе моральными нормами и ценностями. У представителей данного типа тоже есть излюбленные выражения: «существующий обычай», «эффектная деталь», «красивая форма», «мне нравится (не нравится)», «гуманно», «душевная компания» и т.д. Кроме этого в разговоре они часто используют красочные прилагательные и эпитеты: замечательный, потрясающий, симпатичный, жуткий, отвратительный.

Если у человека этика – сильная функция, то, соответственно, логика – слабая. Хотя это вовсе не означает, что у него ее нет вообще, просто она у него менее выражена. В нашей практике было много примеров, когда люди со слабой функцией логики становились высококлассными программистами, бухгалтерами и бизнесменами. Но во всех случаях эти люди опирались на знакомое, заранее известное. Ни новых правил, ни новых методов они в своей профессии не открыли. Было также замечено, что обещаниям логических типов можно верить больше, чем обещаниям этических. Логик старается сдержать данное слово, а если не может, заранее предупреждает, чтобы «не обмануть человека». Этику не так важно не обмануть, сколько не испортить отношений. Он часто обещает то, что от него ожидают другие как «от хорошего человека». При этом этик не чувствует себя лгуном, скорее осторожным дипломатом.

В процессе общения логики проявляют некоторую «эмоциональную закрытость», хорошо заметную даже на фотографиях. Их одежда, прически, манеры скорее правильны и просты, чем искусны. Этики проявляют заинтересованность в общении, при этом используют эмоциональную подстройку к партнеру. Этики ценят впечатление, производимое их внешностью.

4. Интуиты и сенсорики. Интуиция сортирует информацию во времени, рассматривает развитие процессов из прошлого в будущее, дает предсказание еще не случившихся событий. Сенсорика сортирует информацию в пространстве, это сведения о самочувствии, надежности, силе и выносливости.

Люди сенсорного типа живут ощущениями: умеют воспринимать природу, искусство, наслаждаться всем видимым, слышимым, ощущаемым. Очень точно чувствуют свое физическое «я» и его потребности, обладают ясно выраженным ритмом жизни. Сенсорный тип живет как будто одним днем. Все, что будет завтра, для него немного неожиданно.

Из-за неразвитого абстрактного мышления он не имеет чувства предвидения и надеется лишь на свои силы и волю. Жизненная позиция: «Здесь и теперь».

Ощущениям интуитивных типов не хватает яркости, они часто рассеянны. Даже свое физическое «я» воспринимается ими неопределенно. Уверенности в своей материальности им хватает лишь до тех пор, пока они смотрят в зеркало. Жизненная позиция: «Поживем – увидим».

Интуиты всю жизнь пытаются разобраться в себе, а сенсорики менее озабочены вопросами самокопания.

Кстати, о математических способностях. Представители каких типов лучше справляются с задачами? Обычно о выраженных способностях к физике и математике говорят как о логических. Это так. Однако нами было подмечено еще одно, более тонкое деление. Например, сенсорики больше проявляют интерес к занятиям физикой, где необходимо во всей полноте и многообразии представлять окружающий мир. Поскольку сенсорики лучше ориентируются в пространстве, то они нередко увлечены геометрией. Интуиты же увлекаются чаще математикой, чем физикой. В связи с гибкостью мышления они особенно предпочитают алгебру и тригонометрию.

***

Знание своего психологического типа позволяет успешно выбирать дело по душе, избегать излишних трудностей. Рассмотрим, в каких сферах деятельности наиболее успешными могут быть представители различных психологических типов.

В производственно-управленческой сфере (такие профессии, как администратор, руководитель, бухгалтер, экономист, рабочий, техник, мастер, хозяйственник) несомненными лидерами могут стать люди с сильными функциями логики и сенсорики. Этим типам свойственны усидчивость, скрупулезность, точность исполнения. Другие психологические типы не обладают таким аналитическим и беспристрастным умом, умением организовать работу и успешно завершить дело. В работе они опираются на факты, стараются быть беспристрастными в оценках. Им можно поручать все виды работ, связанных с составлением графиков, всевозможных логических схем. Они способны решить очень сложные технические вопросы.

В социальной сфере (воспитатели, учителя, психотерапевты, врачи, повара, массажисты, менеджеры по туризму, социальные работники) смогут найти себя люди с сильными функциями этики и сенсорики. Представители этих типов умеют контактировать с людьми, налаживать связи, они гуманистичны, эмоциональны от природы. В то же время они последовательны, опираются на то, что проверено и надежно. Представители этих типов сумеют наладить отношения в коллективе, порой выступая в роли негласных психологов. Они способны сопереживать, убеждать и чувствовать скрытые потребности людей.

Коммуникативную сферу (журналисты, психологи, PR-менеджеры, менеджеры по рекламе, артисты, религиозные или идеологические деятели, секретари) украсят представители тех типов, у которых сильны функции этики и интуиции. Коммуникабельность и умение разбираться в человеческих взаимоотношениях сочетаются у них с поиском новизны. Представителям этих типов можно поручать рекламную деятельность и дипломатические функции. Они с удовольствием возьмут на себя ответственность за решение вопросов отдыха и праздничных мероприятий, установят необходимые контакты с нужными людьми, с воодушевлением расскажут о новых теориях, интересных выставках, книгах, а также о товарах и услугах.

В научно-исследовательской сфере (все виды научной работы, а также маркетинг, консалтинг, диспетчерская служба) несомненных успехов добьются люди с сильными функциями интуиции и логики. Интуиция помогает им осуществлять поиск новых ресурсов и возможностей. Они способны предугадать и спрогнозировать развитие рынка, изменить направление деятельности, проанализировать не только сложные научные теории, но и мотивы поведения людей.

Какой работой нам хочется заниматься?

А разве есть такая работа, чтобы никто не заставлял? И чтобы выполнять ее не только по приказу начальника, но и потому что самому интересно? Зная особенности восприятия разных психологических типов, мы можем и здесь говорить о некоторых закономерностях.

Интровертированные люди с преобладанием функции сенсорики, ориентированы на повышение благосостояния и качества жизни. Значит, стимулом к деятельности для представителей этих типов может стать создание комфортных условий и хороший заработок. Для таких людей очень важно, чтобы работа приносила надежный кусок хлеба, давала возможность кормить семью.

Экстравертированные люди с преобладанием функций сенсорики предпочитают повышение по службе. В противоположность комфорту они ценят престиж. Такого работника следует стимулировать различными отличиями за хорошую работу, подчеркивать его высокий статус. Такой человек может быть руководителем, организатором.

Представители интровертных типов с преобладанием функции интуиции превыше всего ставят личный интерес к работе или учебе. Наилучших результатов можно добиться, если поощрять такого человека интересной для него работой. Будьте уверены, он расскажет о ней много занимательных подробностей, которые вам были неизвестны.

В отличие от интровертных, экстравертные типы с преобладанием интуиции настроены на уникальность. Их заинтересованность в деятельности растет пропорционально чувству исключительности того дела, которым они занимаются: «Никто такого еще не делал!», или собственной исключительности: «Никто больше так не умеет, как я!». «Заниматься необычным, быть непохожим на других» – главный девиз их деятельности. Представители этих типов переполнены всевозможными идеями. Они могут дать разумный совет о нововведениях. Лучшим стимулом к деятельности для них является похвала за нестандартное принятое решение.

Типология Юнга

Типология Юнга – система типологии личности, основанная на понятии психологической установки, которая может быть экстравертной либо интровертной и на преобладании той или иной психической функции – мышления, чувства, ощущения или интуиции.

Эта типология была разработана швейцарским психиатром К. Г. Юнгом в его работе «Психологические типы», опубликованной в 1921 году.

Целью психологической типологии, по Юнгу, не является простая классификация людей на категории. Типология, по его мнению, представляет собой, во-первых, инструмент исследователя для упорядочивания бесконечно разнообразного психологического опыта в некоем подобии координатной шкалы. Во-вторых, типология – инструмент практического психолога, позволяющий на основе классификации пациента и самого психолога выбирать наиболее действенные методы и избегать ошибок.

К. Г. Юнг построил типологию, базируясь на двух установках:

экстраверсия – интроверсия

и на четырех психических функциях:

мышление, чувство, интуиция, ощущение

По Юнгу, психические функции представляют собой характеристики индивидуальных психических процессов, которые в комбинации позволяют описать различные «типы личности».

Термин «психическая функция» впервые был использован в функциональной психологии – направлении психологии конца XIX в., исследующем процессы, протекающие в сознании. Психическая функция трактовалась как психический акт, или психофизическая деятельность, реализующая процесс адаптации организма к внешней среде. Функциональная психология со временем была вытеснена бихевиоризмом, но понятие «функция» используется до сих пор.

Современная психология трактует понятие «функция» в более узком смысле: это элементарные психофизиологические процессы, протекающие в организме при определенных условиях. Так, можно говорить о чувствительности, как о функции нервных окончаний, о мнемической функции, основанной на способности нервной системы запоминать и воспроизводить данные чувствительности, о тонической функции, проявляющейся в темпераменте, в аффективной возбудимости, и т.д. Так или иначе, психофизиологическая функция сводится к деятельности нервных клеток.

Психофизиологические функции являются основой более сложного объекта изучения психологии – психических процессов. Несмотря на то, что психические процессы возникают на функциональной основе, они не сводятся к ней. Например, восприятие не является функцией в том же смысле, в каком функцией является чувствительность – это более сложный, но все же специфический процесс. В нем участвует чувствительность, но предпосылкой его является также известный уровень развития тонической функции; помимо того, в процессе восприятия участвует осмысливание, воспроизведение прошлого опыта и т.д.

Психические процессы, включая в себя в качестве компонентов те или иные психофизические функции, в свою очередь включаются в те или иные конкретные формы деятельности, внутри которых и в зависимости от которых они формируются. Когда мы анализируем деятельность человека, мы характеризуем ее, как мыслительную или эмоциональную, по преобладающему в ней компоненту, который накладывает свой определяющий отпечаток на деятельность в целом. С такой точки зрения никакая деятельность не может быть «чистого типа» – мы можем говорить всего лишь об относительном преобладании в ней тех или иных психических процессов.

К.Г.Юнг назвал психологическими функциями формы психической деятельности, однако, с учетом вышесказанного, психологическими функциями следует назвать компоненты, определяющие эту форму – психические процессы. Мы можем наблюдать психическую деятельность непосредственно, но, как было сказано выше, она не может быть «чистого типа». В этом плане психологические функции являются идеальными, «чистыми» формами: мы не можем наблюдать их непосредственно, а только делать вывод об их проявлении, наблюдая психическую деятельность. С другой стороны, существуют предпосылки для выявления психологических функций на основе психофизиологических исследований, однако и в этом случае психологические функции остаются идеальными формами, являющимися результатом аппроксимации психофизиологических измерений (рис).

1
Рис. Функциональная структура психики

Именно то, что психологические функции являются идеальными формами, делает их пригодными в качестве элементов модели психики человека.

Юнг рассмотрел каждую из четырех психологических функций в двух установках: как в экстравертном, так и в интровертном вариантах. Он определил, в соответствии с этими восемь функций, 8 психологических типов. Он утверждал: «как экстравертированный, так и интровертированный тип может быть или мыслительным, или чувствующим, или интуитивным, или ощущающим». Подробные описания типов Юнг привел в своей книге «Психологические типы».

Дихотомия экстраверсия/интроверсия

Дихотомия – это пара взаимоисключающих признаков.

Первыми были описаны установки человеческой психики: экстраверсия и интроверсия.

«Экстраверсия есть, до известной степени, переложение интереса вовне, от субъекта к объекту» (К.Г. Юнг).

Интроверсией Юнг назвал обращение интереса внутрь, когда «мотивирующая сила принадлежит, прежде всего, субъекту, тогда как объекту принадлежит самое большее вторичное значение».

Юнг отмечал, что в мире нет ни чистых экстравертов, ни чистых интровертов, но каждый индивидуум более склонен к одной из этих установок и действует преимущественно в ее рамках. «Каждый человек обладает общими механизмами, экстраверсией и интроверсией, и только относительный перевес одного или другого определяет тип».

Экстраверт. Движется от частного к общему. Оперирует объективными фактами. Может охватывать большой объем новой информации. Может легко общаться сразу с несколькими людьми, даже с толпой. Ориентирован на растрату энергии. Расширяет поле своей деятельности. Объективное восприятие реальности.

Интроверт. Движется от общего к частному. Рассказывает о своем мнении, своих взглядах. «Загружает» каждый новый внешний объект в себя. Общается один на один с конкретным человеком, тяжело удерживает внимание более чем на троих людях. Ориентирован на сохранение энергии. Склонен углублять и детализировать то, за что он берется. Субъективное восприятие.

Интроверту нужен экстраверт, чтобы показать ему как широк этот мир, эктраверт привносит в мир интроверта новую информацию, поддерживает его своей энергией. Экстраверт расширяет поле интроверта.

Экстраверту нужен интроверт для того, чтобы помочь акцентироваться на конкретном вопросе, чтобы доработать и довести до ума то, что начал экстраверт. А также показать, что не все находится извне, многое есть и внутри. Интроверт направляет энергию экстраверта.

Таблица. Различия экстравертов и интровертов

 

Экстраверсия

Интроверсия

Ориентация

На мир вне себя

На внутренний мир

Контактность

Обращают внимание на себя и на других

Ждут, чтобы на них обратили внимание

Поведение

Определяется внешней ситуацией

Определяется своими установками

Речь

Легче устная

Легче письменная

Динамика

Легче меняют место, находят новых друзей

Хранят прежние отношения, компанию

Не следует отождествлять понятия экстраверсиии интроверсии со степенью общительности или замкнутости человека. Как видно из определений и объяснений самого Юнга, в этих понятиях общительность и замкнутость – далеко не главное. Общительность может иметь в основе как интерес к людям (экстравертный), так и интерес к полезной или привлекательной для себя информации (интровертный). Есть экстравертные типы, предпочитающие наблюдать объекты со стороны. И наоборот, интроверт может быть очень общительным, создавая тем самым себе внутренний комфорт.

Следующими Юнг описал четыре психологические функции.

Мышление – та функция, которая, следуя своим собственным законам, приводит данные содержания представлений в понятийную связь.

Чувство – функция, придающая содержанию известную ценность в смысле принятия или отвержения его. Чувство основано на оценочных суждениях: хорошо – плохо, красиво – некрасиво.

Ощущение – это восприятие, совершающееся посредством органов чувств.

Интуиция – функция, которая передает субъекту восприятие бессознательным путем. Предметом такого восприятия может быть все – и внешние, и внутренние объекты или их сочетания.

Юнг писал: «Меня чуть ли не с упреком спрашивали, почему я говорю ровно о четырех функциях, не больше и не меньше. То, что их ровно четыре, получилось, прежде всего, чисто эмпирически. Но то, что благодаря им достигнута определенная степень цельности, можно продемонстрировать следующим соображением. Ощущение устанавливает, что происходит фактически. Мышление позволяет нам узнать, что это означает. Чувство – какова его ценность. И, наконец, интуиция указывает на возможные «откуда» и «куда», заключенные в том, что в данный момент имеется. Благодаря этому ориентация в современном мире может быть такой же полной, как и определение места в пространстве с помощью географических координат».

Ощущение

Что происходит фактически?

Мышление

Что это означает?

Чувство

Какова его ценность?

Интуиция

Откуда? Куда?

Опыт работы с пациентами дал Юнгу основания утверждать, что одни люди лучше оперируют с логической информацией (рассуждения, умозаключения, доказательства), а другие – с эмоциональной (отношения людей, их чувства). Одни обладают более развитой интуицией (предчувствие, восприятие в целом, инстинктивное схватывание информации), другие – более развитыми ощущениями (восприятие внешних и внутренних раздражителей).

По определению К. Г. Юнга:

Мышление (логика) есть та психологическая функция, которая приводит данные содержания представлений в понятийную связь. Мышление занято истинностью и основано на внеличных, логических, объективных критериях.

Чувство (этика) есть функция, придающая содержанию известную ценность в смысле принятия или отвержения его. Чувство основано на оценочных суждениях: хорошо – плохо, красиво – некрасиво.

Интуиция есть та психологическая функция, которая передает субъекту восприятие бессознательным путем. Интуиция – это своего рода инстинктивное схватывание, достоверность интуиции покоится на определенных психических данных, осуществление и наличность которых остались, однако, неосознанными.

Ощущение (сенсорика) – та психологическая функция, которая воспринимает физическое раздражение. Ощущение базируется на прямом опыте восприятия конкретных фактов.

У каждого человека присутствуют все четыре психологические функции. Однако эти функции развиваются не в одинаковой степени. Обычно одна функция доминирует, давая человеку реальные средства для достижения социального успеха. Другие функции неизбежно отстают от нее, что ни в коем случае не является патологией, а их «отсталость» проявляется лишь в сравнении с доминирующей.

Как показывает опыт, основные психологические функции редко или почти никогда не имеют равной силы или одинаковой степени развития у одного и того же индивидуума. Обычно та или другая функция перевешивает как в силе, так и в развитии.

Если же у человека мышление оказывается на одном уровне с чувством, то, как писал Юнг, речь идет «об относительно неразвитом мышлении и чувстве. Равномерная сознательность и бессознательность функций является, поэтому признаком примитивного состояния духа».

Дихотомия логика/этика

Логик. Имеет дело очередь с информацией. Даже любое общение для логика – это прежде всего обмен информацией. «Столько слов и никакой конкретики. Говори уже по делу?»

Доверяет фактам, судит по параметрам правильно – неправильно, логично – не логично, справедливо – несправедливо. «Я пообещал, поэтому я сделаю» Говорит о фактах, о данностях. Действует по договору, по закону. Обычно «шаблонная» мимика и жесты.

Логик не уверен в своих отношениях с людьми: кому он нравится, а кому нет. Судит других по делам, слушает, что ему говорят, а не как.

Обычно переходит к фактами и логическим умозаключениям, даже когда его спрашивают о человеческих взаимоотношениях.

Этик. Имеет дело с энергией. Для этика общение – обмен энергией. Судит по интонациям, мимике, жестам собеседника. Смотрит, на то, как говорит собеседник, меньше обращает внимание на то, что именно.»Он только сказал «Алло», а мне сразу уже все было понятно»

Судит по параметрам морально – аморально, гуманно – не гуманно. Говорит о людях, об отношениях, даже когда вопросы идут на логические темы «Кем я работаю? О, у нас очень дружный коллектив! Такие замечательные люди» Компетентен в области человеческих взаимоотношений. Действует по тому, как подсказывает сердце, настроение. Очень разнообразная мимика, живая.

Логику нужен этик для того, чтобы поддержать настроение, наладить отношения, приободрить. Помочь разобраться в межличностных проблемах, воодушевить. Этик может подсказать линию поведения, какую позицию лучше занять в общении с теми или иными людьми.

Этику нужен логик, чтобы выяснить целесообразность или нецелесообразность действий, рассчитать расходы, выявить логические связи, помочь разобраться с логической информацией: законами, технологиями и пр.

В рабочем коллективе логику проще дается составление бизнес-планов, распределение ресурсов, разработка концепций. Этику лучше удается находить подход к людям, мотивировать, поддерживать атмосферу в коллективе.

Таблица. Различия логиков и этиков

 

Логика (мышление)

Этика (чувство)

Ход мышления

аналитический, беспристрастный

оценочный, причастный

Стиль

рассудочность, доказательство

эмоциональность, убеждение

Деятельность, ведущая к успеху

организация процессов, структур, разработка схем и технологий

работа с людьми, образами, эмоциями, человеческими отношениями

Оценивают людей в работе

по квалификации, по результату

по участию, по старанию

Ориентация на

дело, справедливость, законы

людей, гуманность, ценности

Дихотомия сенсорика/интуиция

Сенсорик. Живет здесь и сейчас, живет в мире конкретных ощущений. Хорошо разбирается в ощущениях собственного тела. Для него важна собственная территория, вещи, предметы. Может долго и упорно работать, доводить начатое. Может руководить людьми, добиться от кого-то требуемого. Переживает из-за непредсказуемости, волнуется о том, что ждет впереди.

Интуит. «Растекается» по времени, живет в мире идей и мыслей. Чувствует вероятности, может прогнозировать развитие событий. Не такое большое внимание уделяет собственному пространству, не всегда может долго отстаивать свое мнение силой. Чувствует идеи и тенденции, «выхватывает» их из воздуха. Обычно не очень хорошо может сделать так, чтобы другие его слушались. Не может насладиться моментом, не очень хорошо чувствует ощущения своего тела, когда заболел или плохо чувствует себя.

Сенсорику нужен интуит для того, чтобы понять, к чему ведет ситуация, какой курс лучше выбрать, какие существуют альтернативы.

Интуиту нужен сенсорик, чтобы помочь отстоять свое мнение, довести дела до конца. К тому же сенсорик подскажет интуиту когда и как нужно обратить внимание на свое здоровье.

Таблица. Различия интуитов и сенсориков

 

Интуиция

Сенсорика (ощущение)

Характер восприятия

глобальный

локальный

Легче ориентируется

во времени

в пространстве

Характер мышления

абстрактный
теоретический

конкретный
практический

Жизненная позиция

поживем – увидим

здесь и теперь

Эффективность

в необычном, непонятном

в том, что проверено и надежно

Дихотомия рациональность/иррациональность

Помимо основной психической функции (мышление, чувство, интуиция, ощущение), для более точного описания человеческой психики Юнг ввел понятие «вспомогательной» или «дополнительной» функции.

Все функции он разделил на два класса: «рациональные», то есть лежащие в сфере разума – мышление и чувство, – и «иррациональные», то есть лежащие «за пределами разума» – ощущение и интуиция.

«Рациональное есть разумное, соотносящееся с разумом, соответствующее ему».
Юнг понимал разум, как ориентацию на нормы и объективные ценности, накопленные в социуме.

Иррациональное по Юнгу – это не что-то противоразумное, а лежащее вне разума, на разуме не основанное.

Так, например, вкус – личное дело каждого человека. Вкус не ориентируется на социальные нормы. Так же и интуитивные прозрения. Эти категории не являются ни разумными (по Юнгу), ни противоразумными. Они не основаны на разуме, находятся вне его.

Вспомогательная функция (Auxiliary function) – вторая (или третья) функция в составе четырех согласно модели юнговской типологии, способная наряду с первичной или ведущей (доминирующей) оказывать соопределяющее влияние на сознание.

«Абсолютное верховенство эмпирически всегда принадлежит только одной функции и может принадлежать только одной функции, поскольку равно независимое вторжение другой функции с неизбежной необходимостью изменит ориентацию, которая – по крайней мере, отчасти – противоречит первой. Но так как это жизненное условие для сознательного процесса адаптации – всегда иметь ясные и непротиворечивые цели, – само присутствие второй функции равной силы, естественно, исключено. Поэтому другая функция может иметь только вторичное значение, что эмпирически всегда и подтверждается. Ее второстепенное значение состоит в том, что она не имеет, как первичная функция, единственной и абсолютной достоверности и решающего значения, но учитывается больше в качестве вспомогательной и дополни­тельной функции. Естественно, что вторичной функцией может быть лишь такая, сущность которой не противоположна первичной функции» (К.Г.Юнг).

На практике вспомогательная функция всегда такова, что ее природа, рациональная или иррациональная, отличается от ведущей функции. Например, чувство не может быть вторичной функцией, когда доминирует мышление, и наоборот: потому что обе являются функциями рациональными. Мышление, если оно желает быть истинным, следуя своему собственному принципу, обязано полностью строго исключить всякое чувство. Разумеется, существуют индивиды, мышление и чувство которых находятся на одном и том же уровне, так что их мотивации равны для сознания. Но здесь речь может идти скорее об относительно неразвитых мышлении и чувстве, нежели о различении типов.

Вспомогательная функция всегда поэтому является той, чья природа отличается от первичной функции, но не антагонистична ей: либо иррациональные функции могут быть вспомогательными для одной из рациональных функций, либо наоборот.

Сходным образом, когда ощущение является ведущей функцией, интуиция не может быть вспомогательной функцией и наоборот. Это происходит потому, что эффективное действие ощущения требует от самого себя фокусирования на восприятиях органов чувств во внешнем мире. А это совершенно несопоставимо одновременно с интуицией, которая «ощущает» то, что происходит в мире внутреннем.

Таким образом, мышление и интуиция могут легко, без труда образовывать пару, равно как это могут делать ощущение и мышление, так как природа интуиции и ощущения не является фундаментально противоположной мыслительной функции. И в самом деле, как мы увидим позже в детальном описании самих типов, ощущение или интуиция, обе являясь иррациональными функциями восприятия, могут быть весьма полезными в рациональных суждениях мыслительной функции.

Практически также одинаково верно, что ощущение поддерживается вспомогательной функцией мышления или чувства, чувство всегда находит поддержку у ощущения или интуиции, а интуиции могут помочь чувство или мышление.

«Окончательные комбинации представляют, например, известную картину практического мышления в союзничестве с ощущением, спекулятивное мышление с трудом продвигается вперед с интуицией, артистическая интуиция отбирает и представляет свои образы с помощью чувственных оценок, философская интуи­ция систематизирует свое видение в умопостигаемую мысль с помощью мощного интеллекта и так далее» (К.Г.Юнг).

Доминирование какой-либо функции требует подавления противоположной функции (мышление исключает чувство, ощущение – интуицию и наоборот), хотя этот простой принцип, согласно Юнгу, выполняется далеко не всегда.

Рационал. Имеет цель, доводит дело до конца. Направлен на сохранение традиций и шаблонов, как логических так и этических. Склонен к планированию, отсутствие плана дает ощущение нестабильности и неуверенности.

Рационалы нужны этому миру для того, чтобы поддерживать стабильность, передавать традиции.

Иррационал. Легко меняет цель или может существовать вообще без конкретной цели. Разрушает имеющиеся нормы, делает по-своему. Не любит планов, любой план ограничивает.

Иррационалы нужны миру, чтобы находить новые пути там, где старые уже неэффективны.

Таблица. Различия рационалов и иррационалов

 

Рациональность

Иррациональность

Планирование

Предпочитает возможность спланировать свою работу и работать по плану

Лучше приспосабливается к меняющимся ситуациям, корректирует план по ситуации

Принятие решений

Стремится заранее принять решение по каждому этапу. Оберегает принятое решение

Формирует промежуточные решения, корректирует их в процессе выполнения

Последовательность действий

Делает последовательно одну работу за другой, ритмично, стабильно

Любит делать несколько дел сразу, параллельно, в меняющемся ритме

Жизненная позиция

Старается обеспечить стабильность, предсказуемое будущее

Лучше адаптируется в меняющемся мире, использует новые возможности

***

Совокупность этих четырех пар (дихотомий) признаков составляет базис Юнга, на котором строится соционическая теория.

две установки:

экстраверсия – интроверсия

четыре функции:

ощущение – интуиция

 

мышление – чувство

два класса:

рациональность – иррациональность

Юнг писал: «Почему я устанавливаю именно эти деления в качестве основных, для этого я не могу вполне указать априорного основания, а могу лишь подчеркнуть, что такое понимание выработалось у меня в течение многолетнего опыта».

Выделив для каждого психологического типа одну, самую сильную и ярко выраженную функцию, Юнг назвал ее доминирующей и дал название типу в соответствии с этой функцией. Для лучшего понимания типологии Юнга сведем все 8 типов в таблицу.

Таблица. Психологические типы К.Г. Юнга

 

Рациональность

Иррациональность

Экстраверсия

Экстравертный
мыслительный тип
Экстравертный
чувствующий тип

Экстравертный
ощущающий тип
Экстравертный
интуитивный тип

Интроверсия

Интровертный
мыслительный тип
Интровертный
чувствующий тип

Интровертный
ощущающий тип
Интровертный
интуитивный тип

Каждого человека можно описать в терминах одного из юнговских психологических типов. «Два лица видят один и тот же объект, но они видят его не так, чтобы обе, полученные от этого картины, были абсолютно идентичны. Помимо различной остроты органов чувств и личного уравнения часто бывают глубокие различия в роде и размере психической ассимиляции воспринимаемого образа»,– писал Юнг.

Тип показывает относительно сильные и относительно слабые места в функционировании психики и тот стиль деятельности, который предпочтительнее для человека. Но это вовсе не означает, что тип накладывает какие-либо ограничения на деятельность человека. Каждый из нас волен сам выбирать, заниматься ли ему той деятельностью, в которой ему проще достичь существенных результатов, либо по каким-то соображениям выбрать деятельность более сложную для себя.

Подчиненная функция

Как уже упоминалось, все функции кроме ведущей, доминантной, наиболее предпочтительной, оказываются относительно подчиненными.

Во всех случаях имеется одна функция, которая особенно сопротивляется интеграции в сознание. Это так называемая подчиненная функция, или иногда, чтобы отличать ее от других подчиненных функций, ее называют «четвертой функцией».

«Сущность подчиненной функции, – пишет Юнг, – автономность: она независима, она нападает, очаровывает, пленяет и так раскручивает нас, что мы уже перестаем быть хозяевами самих себя и не можем больше правильно различать между собой и другими».

Мария-Луиза фон Франц, близкий сотрудник и коллега Юнга на протяжении многих лет, указывает, что одна из самых больших проблем подчиненной функции заключается в том, что она действует очень медленно в отличие от функции ведущей:

Вот почему люди ненавидят начинать работать с ней; реакция ведущей функции протекает быстро и хорошо адаптировано, в то время как многие люди даже и не представляют, в чем заключается их подчиненная функция. Например, мыслящие типы не задумываются над тем, что они чувствуют или какого рода чувства испытывают. Они сидят по полчаса в размышлении, чувствуют ли они что-либо по поводу чего-либо вообще, а если что-то и чувствуют, то пребывают в неопределенности по поводу характеристики этого чувства. Если вы спросите мыслящий тип, что он чувствует, он обычно ответит либо какой-то мыслью или даст быструю условную реакцию; если вы будете настойчиво спрашивать его дальше о том, что же он в действительности чувствует, то выяснится, что он просто не знает. Вытягивание этого признания из его, так сказать, печени, может занять полчаса. Или если интуитив заполняет налоговую форму, то ему требуется неделя там, где другим людям достаточно и одного дня.

В Юнговской модели подчиненная или четвертая функция неизменно оказывается той же самой природы, что и функция ведущая: когда рациональная мыслительная функция наиболее развита, то другая рациональная функция, чувство, будет подчиненной; если доминирует ощущение, то интуиция, другая иррациональная функция, будет четвертой функцией и так далее.

Это согласуется с общим опытом: мыслитель регулярно спотыкается о чувственные оценки; практический ощущающий тип легко попадает в колею слепоты к возможностям «видимым» интуицией; чувствующий тип глух к заключениям, представляемым логическим мышлением; а интуитив, настроенный на внутренний мир, двигается сквозь скверну конкретной реальности.

Разумеется, это не значит, что человек полностью забывчив к такого рода восприятиям или суждениям, связанным с подчиненной функцией. Мыслящие типы, например, могут знать о своих чувствах – в той степени, в какой они способны к интроспекции – но не придают им сильного значения; они сомневаются в их значимости и даже могут заявить, что и вовсе не находятся под каким-либо их влиянием.

Аналогичным образом, ощущающие типы, которые односторонне ориентированы на восприятие физических ощущений, могут обладать и интуицией, но даже если они и допускают наличие оной у себя, она не мотивирует их деятельность. Точно так же, чувствующие типы отбрасывают прочь будоражащие их мысли, а интуитивы попросту игнорируют то, что находится прямо у них под носом.

Хотя подчиненная функция может осознаваться как явление, тем не менее, ее истинное значение остается нераспознанным. Она ведет себя подобно многим подавленным или недостаточно приемлемым содержаниям, отчасти осознаваемым, а отчасти нет... Таким образом, в нормальных случаях подчиненная функция остается осознаваемой, по крайней мере в своих проявлениях; но в неврозе она полностью или частично погружается в бессознательное.

В той степени, в какой человек действует слишком односторонне, подчиненная функция, соответственно, становится примитивной и хлопотной, как для него самого, так и для других. («Жизнь не милосердна, – замечает фон Франц, – с низким положением подчиненной функции») Психическая энергия, на которую претендует ведущая функция, забирается у подчиненной функции, выпадающей в бессознательное. Там подчиненная функция склонна активироваться неестественным образом, давая ход детским фантазиям и многочисленным расстройствам личности.

Это и есть то, что регулярно происходит в так называемом кризисе середины жизни, когда индивид пренебрегает некоторыми аспектами своей личности столь долго, что они, в конце концов, требуют своего признания. В такие моменты обычно причины самих «расстройств» проектируются на других. И только определенный период саморефлексии и анализа фантазий может восстановить равновесие и сделать возможным дальнейшее развитие. На самом деле, как указывает фон Франц, кризис такого рода может оказаться «золотой» благоприятной возможностью,–

В области подчиненной функции сосредоточена огромная концентрация жизни, так что по мере того, как ведущая функция изнашивается – как у старого автомобиля начинает греметь мотор и уходит масло – если люди успешны в обращении к их подчиненной функции, они переоткрывают новый потенциал жизни. В этой области подчиненной функции все становится волнующим, драматичным, полным положительных и отрицательных возможностей. Возникает напряжение огромной потрясающей силы и сам мир, так сказать, переоткрывается через подчиненную функцию – хотя и не без некоторого дискомфорта, так как процесс ассимиляции подчиненной функции, «поднимает» ее в сознание и неизменно сопровождается «понижением» ведущей или первичной функции.

Мыслительный тип, который концентрируется на чувственной функции, испытывает, например, затруднения в написании эссе, поскольку не может думать логически; ощущающий тип, активно увлекаемый интуицией, теряет ключи, забывает о назначенных встречах, оставляет на ночь недотопленную печь; интуити-ва начинают очаровывать звук, цвет, текстура, и он игнорирует возможности; чувствующий тип зарывается в книги, погружается в идеи ущербности и вреда социальной жизни. В каждом случае сама проблема возникает таким образом, что человеку требуется найти средний путь.

Существуют типичные характеристики, связанные с каждой функцией, когда она действует в режиме подчинения. Некоторые из них будут обсуждаться позже. Здесь же достаточно заметить, что сверхчувствительность и сильные эмоциональные реакции любого рода – от страстной влюбленности до слепого гнева – являются ясным знаком того, что подчиненная функция, наряду с одним или более комплексами, стала активной. Это, естественно, дает начало множеству проблем взаимоотношений.

В терапии, когда необходимо или желательно развить подчиненную функцию, это делается постепенно и прежде всего путем прохождения через одну из вспомогательных функций. Как комментирует Юнг:

«Я часто наблюдал, как какой-нибудь аналитик, столкнувшись, например, с преимущественно мыслительным типом, пытается сделать все от него зависящее, чтобы развить чувствующую функцию прямо из бессознательного. Такая попытка заранее обречена на неудачу, поскольку она вовлекает в дело слишком насильственное обхождение с сознательной точкой зрения. Если же тем не менее такое насилие окажется успешным, то появляется прямо-таки навязчивая (компульсивная) зависимость пациента от аналитика, перенос, который можно прекратить только жесткими методами, потому что, лишившись точки зрения, пациент делает своей точку зрения аналитика... Для того, чтобы утихомирить воздействие бессознательного, иррациональный тип нуждается в более сильном развитии рациональной вспомогательной функции присутствующей в сознании [и наоборот]».

Два типа установки

Согласно Юнгу, его исходным побуждением в исследовании типологии было желание понять, почему взгляд Фрейда на невроз столь отличен от Адлеровского.

Фрейд исходно считал своих пациентов весьма зависимыми от значимых для них объектов, рассматривавших и самих себя в связи с этими объектами, в особенности, – и прежде всего – с родителями. Акцент Адлеровского подхода строился на том, что личность (или субъект), ищет свои собственные безопасность и превосходство. Один предполагал, что человеческое поведение обусловливается объектом, другой находил определяющее средство в самом субъекте. Юнг весьма ценил обе точки зрения:

Фрейдовская теория привлекает своей простотой, настолько, что человек, следующий ей, порой болезненно огорчается, если кто-то другой возымеет намерение высказать противоположное суждение. Но то же самое истинно и для теории Адлера. Она также сверкает простотой и объясняет столько же, сколько теория Фрейда... И так уж получается, что исследователь видит только одну сторону, и, в конце концов, почему каждый настаивает, что только он имеет верную позицию?... Оба, с очевидностью, имеют дело с одним и тем же материалом, но из-за личностных особенностей каждый из них видит вещи под разным углом.

Юнг заключает, что эти «личностные особенности» фактически обязаны типологическим различиям: система Фрейда является преимущественно экстравертной, в то время как Адлеровская – интровертной.

Эти фундаментально противоположные типы установок обнаруживаются у обоих полов и на всех социальных уровнях. Они не составляют предмет сознательного выбора или унаследования, или образования. Их появление является общим явлением, имеющим по-видимому случайное распределение.

Два ребенка в одной и той же семье могут вполне оказаться противоположными по типу. «В конечном счете, – пишет Юнг, – это следует приписать индивидуальному предрасположению, что при возможно наибольшей однородности внешних условий один ребенок обнаруживает такой тип, а другой ребенок – другой». Фактически он верил, что антитезисный тип был обусловлен некоторой бессознательной инстинктивной причиной, для которой по всей видимости имелось некое биологическое основание:

В природе существуют два фундаментально различных способа адаптации, которые обеспечивают непрерывное существование живого организма. Один заключается в высокой скорости воспроизводства, при относительно низкой защитной способности и короткой продолжительности жизни отдельного индивида; другой состоит в обеспечении самого индивида многообразными средствами само-сохранения при относительно низкой плодовитости... [Сходным образом] специфическая природа экстраверта постоянно побуждает его растрачиваться, размножать себя любым способом и внедряться во все, в то время как тенденция интроверта – оборонять себя от любых внешних требований, воздерживаться от всякой затраты энергии, направленной прямо на объект, но зато создавать для себя самого возможно более консолидированное и могущественное положение.

В то время как очевидно, что некоторые индивиды обладают большей способностью или характером приспособиться к жизни тем или иным образом, неизвестно, почему это происходит. Юнг полагал наличие возможных физиологических причин, о которых мы пока не имеем точного знания, так как изменение или искажение типа часто оказывается вредным физическому благополучию индивида.

Никто, конечно, не является интровертированным или экстравертированным в чистом виде. Хотя каждый из нас в процессе следования своей доминантной склонности или, адаптируясь к своему непосредственному окружению, неизменно развивает одну установку более, нежели другую, противоположная установка в нем потенциально все же сохраняется.

В действительности, семейные обстоятельства могут заставлять кого-либо в раннем возрасте принимать какую-то установку, которая оказывается неестественной, насилуя, таким образом, индивидуальный врожденный склад такого человека. «Как правило, – пишет Юнг, – везде, где такая фальсификация типа имеет место... позже индивид становится невротичным и может быть вылечен развитием в нем той установки, которая созвучна его натуре.

Это определенно усложняет вопрос о типе, так как каждый, в некоторой степени, невротичен – то есть односторонен.

В общем, интроверт попросту неосознает свою экстравертную сторону из-за привычной ориентации по отношению к внутреннему миру. Интроверсия экстраверта дремлет аналогичным образом, дожидаясь выхода.

Фактически неразвитая установка становится аспектом тени, всем тем в нас самих, что мы не осознаем – наш нереализованный потенциал, нашу «непрожитую жизнь». Кроме того, когда подчиненная установка выходит на поверхность, а именно, когда проявляется экстраверсия интроверта или интроверсия экстраверта, быть бессознательным означает находиться в констелляции, то есть быть «задействованным». Это ведет по эмоциональному, социально неадаптированному пути, точно так же, как и в случае с подчиненной функцией.

Так то, что составляет ценность для интроверта, противоположно тому, что важно для экстраверта; подчиненная установка постоянно сбивает с толку взаимоотношения человека с другими людьми.

Чтобы проиллюстрировать это, Юнг рассказывает историю о двух молодых людях, – один из которых интроверт, а другой экстраверт, – оказавшихся на прогулке в сельской местности.* Они подошли к замку. Оба хотели посетить его, но по разным причинам. Интроверту было любопытно узнать, как замок выглядит изнутри, для экстраверта это служило игрой в приключения.

У ворот интроверт отступил. «Возможно, нас туда не пустят», – сказал он, воображая служебных собак, полицейских и штраф, как окончательный результат мероприятия. Экстраверт был неудержим. «О–о, они нас пропустят, будь спокоен», – сказал он, воображая доброго старого сторожа и возможность встречи с привлекательной девушкой.

На волне оптимизма экстраверта оба, в конце концов, вступили в замок. Там они обнаружили несколько пыльных комнат и коллекцию старых рукописей. Как часто случается старые рукописи являются главным интересом у интровертов. Наш вскрикнул от радости и с энтузиазмом принялся внимательно рассматривать сокровища. Он разговорился с хранителем, попросил позвать заведующего библиотекой, и вообще сделался живым и воодушевленным, его смущение исчезло, предметы соблазняли таинственным волшебством.

Между тем дух экстраверта явно упал. Он стал скучным и начал зевать. Доброго сторожа не оказалось равно как и привлекательной девушки; лишь старый замок переделанный в музей. Рукописи напомнили ему студенческую библиотеку в его университете, месте, ассоциировавшимся с нудным заучиванием материала и экзаменами. И он пришел к выводу, что все здесь невероятно скучно.

«Превосходно, не правда ли? – воскликнул интроверт, – взгляни сюда!» – на что экстраверт угрюмо ответил: «Это все не для меня, пошли отсюда». Это весьма раздражило интроверта, который тайно поклялся никогда больше не отправляться на прогулку с таким невнимательным к другим экстравертом. А экстраверт, совершенно расстроенный, теперь уже не мог думать ни о чем, кроме того, чтобы поскорее убраться отсюда наружу в солнечный весенний день.

Юнг обращает внимание, что двое молодых людей прогуливаются вместе в счастливом единстве (симбиозе), пока не набредают на замок. Они наслаждаются определенной степенью гармонии, потому что они коллективно и взаимно адаптированы друг к другу, естественная установка одного дополняет естественную установку другого.

Интроверт любопытен, но нерешителен; экстраверт открывает двери. Но, оказавшись внутри, типы меняются местами: первый оказывается очарован увиденным, его манят объекты, второй полон отрицательных мыслей. Интроверта теперь невозможно вывести наружу, а экстраверт сожалеет даже о том, что ступил ногой в этот замок.

Что же случилось? Интроверт экстравертировался, а экстраверт интровертировался. Но сама противоположная установка каждого проявилась социально подчиненным образом: интроверт, подавленный объектом, не оценил того, что его другу скучно; экстраверт, разочарованный в своих ожиданиях романтического приключения, сделался унылым и замкнутым, и совершенно не учел волнение своего друга.

Вот простой пример того пути, по которому подчиненная установка делается независимой. То, что мы не осознаем в нас самих, оказывается по определению вне нашего контроля. Когда констеллируется (образуется) неразвитая установка, мы становимся жертвами любого рода разрушительных эмоций – мы «закомплексованы».

В вышеупомянутой истории двое молодых людей могли бы быть названы теневыми братьями (shadow brothers). Во взаимоотношениях между мужчинами и женщинами психологическая динамика может быть понята лучше с помощью юнговского понятия контрсексуальных архетипов: анима – внутренний идеальный образ женщины в мужчине – и анимус – внутренний идеальный образ мужчины в женщине.

В общем случае экстравертный мужчина имеет интровертную аниму, в то время как интровертная женщина имеет экстравертный анимус, и наоборот. Эта картина может меняться в процессе психологической работы над собой, но сами внутренние образы обычно проектируются на лица противоположного пола, с тем результатом, что любой из типов установки склонен жениться на своей противоположности. Так обычно и случается, потому что каждый тип бессознательно дополнителен другому.

Вспомним, что интроверт склонен быть рефлексивным, глубоко продумывать вещи и все внимательно рассчитать, прежде чем начать действовать. Застенчивость и определенное недоверие к объектам проявляется в нерешительности и некоторой трудности в приспособлении к внешнему миру. Экстраверт, со своей стороны, привлеченный внешним миром, пленяется новыми и неизвестными ситуациями. Как общее правило, экстраверт вначале действует, а думает уже потом – действие оказывается быстрым и не подчиненным дурным опасениям или колебаниям.

«Оба типа, – пишет Юнг, – кажутся, поэтому, созданными для симбиоза. Один заботится о рефлексии, обдумывании, а другой стремится к инициативному и практическому действию. Когда эти два типа обручаются союзом, они могут образовывать идеальное единство».

Обсуждая эту типичную ситуацию, Юнг указывает, что сама идеальная позиция действует до тех пор, пока партнеры заняты приспособлением к «многообразным внешним потребностям жизни»:

Но когда... внешняя необходимость больше не давит, тогда они имеют время занять себя друг другом. До сих пор они стояли спиной к спине и защищались против превратностей судьбы. Но теперь они повернулись лицом к лицу и ищут понимания – единственно, чтобы обнаружить, что они никогда друг друга не понимали. Каждый говорит на другом языке. Тогда между двумя типами начинается конфликт. Эта борьба отравляющая, жестокая, полная взаимного обесценивания, даже, если она ведется спокойно и в величайшей доверительной близости. Поскольку ценности одного оказываются отрицанием ценностей другого.

С течением жизни нам вообще приходится развивать до известной степени как интроверсию, так и экстраверсию. Это необходимо не только для того, чтобы сосуществовать с другими, но также и для развития индивидуального характера. «Мы не можем позволить на длинной жизненой дистанции, – пишет Юнг, – передать одной части нашей личности всю симбиотическую заботу о другой». Однако, на самом деле, это как раз то, что и случается, когда мы доверяем друзьям, родственникам или возлюбленным тащить нашу подчиненную установку или функцию.

Если подчиненная установка не получает сознательного выражения в нашей жизни, мы по обыкновению начинаем скучать и предаемся тоске, становясь неинтересными как самим себе, так и другим. И так как, существующая энергия связывает нас со всем бессознательным внутри, у нас не оказывается интереса к жизни, к «жизненной» энергии, которая делает личность хорошо сбалансированной.

Важно понять, что степень личностной активности не всегда является надежным показателем типа установки. Жизнь человека Компании может считаться экстравертной, но это вовсе не обязательно. Аналогично, долгие периоды одиночества не означают автоматически, что человек – интроверт. Непременный участник вечеринок может быть интровертом, живущим своей тенью; отшельник может обернуться экстравертом, который попросту выпустил пар, «лег на дно», или был вынужден в силу обстоятельств. Другими словами, пока специфический вид активности будет ассоциироваться с экстраверсией или интроверсией, ее будет не так-то легко перевести в тип, к которому принадлежит тот или иной человек.

Решающим фактором в определении типа в противоположность упрощенному общепринятому описанию установки как таковой, не то, что человек делает, а скорее, сама мотивация к деланию – само направление, по которому течет энергия человека, течет естественно и привычно: для экстраверта самым интересным и и привлекательным является объект в то время как сам субъект или сама психическая реальность оказываются более важными для интроверта.

Вне зависимости от того, преобладает ли в ком-либо экстравертность или интровертность, существуют неизбежные психологические события-соучастия, связанные с ролью бессознательного. Некоторые из них отмечены в следующем разделе и рассматриваются более специально в тех главах, в которых описываются характеристики каждого типа установки. Отдельно медико-клиническое изложение приводится в Приложении 1, «Клиническое значение экстраверсии и интроверсии».

Роль бессознательного

Большая трудность в определении типов заключается в том, что доминирующая сознательная установка оказывается бессознательно скомпенсированной или сбалансированной своей противоположностью.

Интроверсия или экстраверсия как типологическая установка показывает некоторое существенное смещение в условиях протекания целостного психического процесса человека. Привычный способ реакции определяет не только сам стиль поведения, но также и качество субъективного переживания (опыта). Кроме того, он определяет то, что необходимо с точки зрения компенсации бессознательным. Так как любая установка сама по себе одностороння, то неизбежно наступит полная потеря психического равновесия, если не произойдет компенсации бессознательной контрпозицией.

Следовательно, бок о бок или позади обычного способа функционирования интроверта наличествует бессознательная экстраверратная установка, которая автоматически компенсирует односторонность сознания. Аналогично, односторонность экстраверсия уравновешена или смягчена бессознательной интровертной установкой.

Строго говоря, не существует показательной «установки бессознательного», но есть лишь способы функционирования, которые окрашены бессознательным. И в этом смысле можно говорить о компенсирующей установке в бессознательном.

Как мы уже видели, вообще только одна из четырех функций дифференцирована столь достаточно, чтобы быть свободно манипулируемой сознательной волей. Другие являются полностью или частично бессознательными, а подчиненная функция – в наибольшей степени. Таким образом, сознательная ориентация мыслительного типа уравновешена бессознательным чувством, и наоборот, в то время как ощущение скомпенсировано интуицией, и так далее.

Юнг говорит о «нуминальном акценте», который сваливается либо на объект, либо на субъекта, в зависимости от того, является ли последний экстравертным или интровертным. Этот нуминаль-ный акцент также «выбирает» одну или другую из четырех функций, чья дифференциация по существу является эмпирической последовательностью типичных различий в самой функциональной установке. Таким образом, можно найти экстравертное чувство у интровертного интеллектуала, интровертное ощущение у экстравертного интуитива, и так далее.

Дополнительная проблема в установлении личностной типологии заключается в том, что бессознательные, недифференцированные функции способны искажать личность до такой степени, что внешний наблюдатель может легко ошибиться, приняв один тип за другой.

Например, рациональные типы (мышление и чувство) будут Иметь относительно подчиненные иррациональные функции (ощущение и интуицию); то, что они сознательно и намеренно делают, может сообразовываться с рассудком (с их точки зрения), но то, что с ними случится, может быть хорошо охарактеризовано инфантильными примитивными ощущениями и интуицией. Как указывает Юнг,

Поскольку существует огромное число людей, чья жизнь состоит больше из того, что с ними случается, нежели из действий, которые они совершают по своим разумным намерениям, то [зритель, наблюдатель] после внимательного наблюдения за ними может легко описать оба типа [мыслительный и чувствующий типы] как иррациональные. И приходится допустить, что слишком часто бессознательное человека производит гораздо большее впечатление на наблюдателя, чем сознательное делание, и что действия такого человека оказываются значительно более важными, нежели его рациональные намерения.

К трудности установления типологической основы человека добавляется и тот случай, когда люди уже «подустали» жить со своей ведущей функцией и доминантной установкой. Фон Франц отмечает это обстоятельство:

Они очень часто уверяют вас с абсолютной искренностью, что являются типом совершенно противоположным тому, к которому они принадлежат на самом деле. Экстраверт клянется, что он глубоко интровертен, и наоборот. Подобные вещи происходят от того, что подчиненная функция субъективно представляет себя реально существующей; она чувствует себя более важной, более настоящей установкой... Поэтому, не стоит думать, что ИМЕЕТ самое большое значение, когда пытаешься определить свой тип, вместо этого лучше всего спросить: «Чем я больше всего обычно занимаюсь»

На практике часто полезно спрашивать самого себя: Что за крест я несу, какова его тяжесть? От чего я страдаю больше всего? Как так случилось в жизни, что я всегда бьюсь головой о стену и чувствую себя дураком? Ответы на такие вопросы обычно ведут к подчиненной установке и функции, и ответы эти с определенным решением и весомой долей терпения могут затем привести к большей осознанности.

Типология Майерс-Бриггс

Наибольший вклад в развитие типологии Юнга на Западе внесла его ученица Кэтрин Бриггс, посещавшая его лекции в Швейцарии. Она занялась пропагандой идей Юнга и увлекла этим свою дочь Изабель Бриггс Майерс. Изабель поставила перед собой цель сделать открытия Юнга понятными и полезными среднему человеку.

В течение сорока лет она разъясняла и распространяла теорию Юнга, а также внесла некоторые усовершенствования в эту теорию. Доработанная ею типология получила в США и в странах Европы название «Теории типа личности» (Type Theory) или «Типоведения» (Type Watching).

Юнговские установки, функции и классы в типоведении Майерс-Бриггс выстроены в систему независимых признаков, обозначенных латинскими буквами:

  • Экстравертный (Exstraverted)
  • Интровертный (Introverted)
  • Мыслительный (Thinking)
  • Чувствующий (Feeling)
  • Интуитивный (INtuitive)
  • Ощущающий (Sensing)
  • Решающий (Judging)
  • Воспринимающий (Perceiving).

Названия признаков даны по книге О. Крегер и Дж. М. Тьюсон. С помощью этих признаков определяют типы, которые в типоведении Майерс-Бриггс называются типами личности.

Для подробного описания типов личности И. Майерс и К. Бриггс сделали шаг, связанный с учетом второй, вспомогательной функции. (Хотя Юнг и писал о значении этой функции, но так и не отразил эту мысль в типологии.) В результате получили более подробно определенный психологический тип, описываемый как доминирующей, так и вспомогательной функцией. Так, например, юнговский мыслительный тип в типоведении может быть описан или как мыслительно-ощущающий (ST), или как мыслительно-интуитивный (NT). Такая операция со всеми типами, описанными Юнгом, расширила типологию с восьми типов до шестнадцати. В качестве названия каждому типу личности был присвоен четырехбуквенный код, состоящий из обозначений признаков, сильнее выраженных у типа.

Сведем шестнадцать типов личности по Майерс-Бриггс в таблицу, аналогичную таблице юнговских психологических типов.

Таблица. Типы личности по Майерс-Бриггс.

 

Рациональные (J)

Иррациональные (P)

Экстраверты(E)

ESTJ  ENTJ  ESFJ  ENFJ

ESTP  ENTP  ESFP  ENFP

Интроверты(I)

ISTJ  INTJ   ISFJ  INFJ

ISTP  INTP  ISFP  INFP

Для определения типа личности Изабель Бриггс Майерс разработала систему тестов, которую назвала «Индикатор типов личности Майерс - Бриггс» (The Myers - Briggs Type Indicator) или MBTI. Опросник содержит более 100 вопросов. У тестируемых выявляют доминирование по всем четырем парам признаков. Количество вопросов варьируется в зависимости от типа опросника: для коммерческого или научного применения. Есть специальные варианты для студентов высшей школы и колледжей. Руководство по использованию опросника впервые опубликовано в 1962 г.

MBTI применяют в психотерапии и психологическом консультировании, в том числе и в России. К. Бриггс, И. Бриггс Майерс и их последователи в США подробно исследовали проявления каждого из шестнадцати типов, описали характерные личностные черты. Они отметили влияние структуры личности на способ существования в мире: профессиональную ориентацию, творческие способности, отношение к различным видам деятельности, к людям, животным, книгам, учебе, труду, искусству, здоровью и многое другое.

Предмет соционики<

Соционика возникла как закономерное продолжение учений основоположника психоанализа З. Фрейда и швейцарского психиатра К.Г. Юнга. Если описать коротко основания соционики, то это прозвучит так: Фрейд ввел в науку идею о том, что человеческая психика имеет структуру. Эту структуру он описал следующим образом: сознание (ego), предсознание (super-ego) и подсознание (id). Юнг же, опираясь на свой опыт работы с пациентами, увидел, что такие структуры по-разному наполнены у разных людей. Юнг классифицировал устойчивые, возможно, врожденные различия в поведении, способностях людей, склонностях к заболеваниям, особенности внешности. Изучая все эти особенности, Юнг сконструировал не одну, как у Фрейда, а восемь моделей психики и описал, базируясь на них, восемь психологических типов.

Юнг в результате своих исследований человеческой личности выделил 4 пары признаков, которые послужили для основы типологии личности:

  • «мышление»/»чувство»,
  • «интуиция»/»ощущение»,
  • «суждение»/»восприятие» («рациональность»/»иррациональность»),
  • «экстраверсия»/»интроверсия».

В зависимости от признака рациональность/иррациональность у человека доминирует одна из первых двух пар признаков («мышление»/»чувство» для рационалов, и «интуиция»/»ощущение» для иррационалов), при этом понятие экстраверсия/интроверсия применялось только к проявлениям этой доминирующей пары признаков.

Основательница соционики Аушра Аугустинавичюте объединила идеи Юнга с представлениями об информационном метаболизме А. Кемпинского. В результате получилась новая типология – соционика, в которой смысловое наполнение дихотомий имело весьма существенное отличие от юнговских.

Метаболизм означает: обмен, обработка, переработка. Классик польской психиатрии А. Кемпинский уподобил процесс обмена информации психикой человека обмену веществ в организме. Он ввел такой образ: «Психика человека питается информацией. Его психическое здоровье зависит от количества и качества этой информации».

Такое сравнение стало возможным только в середине XX века: информация стала объектом научного интереса благодаря Винеру, создавшему в 40-х годах науку кибернетику. Тогда появилась возможность говорить и о функционировании психики человека в режиме обработки информации. Стало ясно, что структура психики, изучавшаяся Юнгом, – информационная. Юнг, опередив свое время, попал, по выражению А. Аугустинавичюте, в сферу «неопознанных объектов», наблюдая действие системы обработки информации. Ее описание, а не описание всей человеческой психики во всех нюансах составляет суть соционической типологии.

Таким образом, базируясь на теориях Юнга и Кемпинского, Аушра Аугустинавичюте показала, что психологические типы есть ни что иное, как различные способы информационного обмена. Поэтому в соционике личности типы называются типами информационного метаболизма.

Соционика изучает не всю личность, а лишь ее информационную структуру – предпочтительный тип или способ информационного обмена. Воспитание, образование, уровень культуры, жизненный опыт, характер – то, что в человеке индивидуально, неповторимо – базовая соционика не рассматривает, этим занимается индивидуальная психология.

Непрерывный процесс отсеивания и использования людьми воспринимаемой информации представлен как информационный метаболизм (ИМ). А. Аугустинавичюте высказала гипотезу, что для восприятия окружающего мира психика человека использует 8 элементов информационного метаболизма (8 психических функций), каждый из которых воспринимает один определенный аспект объективной действительности. Использование информации определенным образом – это функции психики, а та конкретная информация, которая этими функциями используются, – это информационные аспекты воспринимаемой реальности.

Психические функции (точнее – функции информационного метаболизма) – это определенные элементы человеческой психики, с помощью которых человек взаимодействует с информационными аспектами окружающего мира. Всего существует 8 психических функций, каждая ограничена своим кругом деятельности, взаимодействует с определенным одним из 8 информационных аспектов – воспринимает, обрабатывает или выдает информацию, связанную с ним. Эти 8 функций соответствуют 4-м психическим функциям, введенным Юнгом, в экстравертированной или интровертированной установке. На психологическом уровне развитость той или иной функции означает способность человека разбираться в определенных аспектах окружающего мира.

Вслед за Юнгом А. Аугустинавичюте представила функции в экстравертном и в интровертном вариантах и разделила на классы: рациональные и иррациональные. Опираясь на опыт наблюдений, она пришла к уточненным названиям для каждой функции. Были внесены изменения в терминологию. Аугустинавичюте заменила обозначения признаков «мышление» и «чувство» на термины «логика» и «этика», а обозначения признаков «интуиция» и «ощущение» на термины «интуиция» и «сенсорика».

Итак, с точки зрения соционики, «информационный поток», воспринимаемый и обрабатываемый психикой, делится в процессе информационного метаболизма в соответствии с числом соционических функций, на восемь «аспектов», каждый из которых «обрабатывается» своей функцией.

Соционическая функция (функция информационного метаболизма) – это устойчивая способность психики к обработке какого-либо вида информации; своего рода информационный «процессор», обрабатывающий информацию соответствующего аспекта с различной успешностью дифференциации.

Соционика исходит из того, что есть восемь основных видов информационных потоков, или аспектов, которые способна воспринимать человеческая психика. Психика одних людей лучше воспринимает одни информационные аспекты, психика других – другие.

Аспект – часть глобального информационного потока взаимодействия психики с окружающим миром; показывает какого рода информация, о чем она; вид информации. Аспект – это тип информации, часть информационного потока. Он показывает, какого рода информация имеется в виду, о чем она. Весь информационный поток можно разделить по 4 признакам: логика, этика, интуиция и сенсорика. Каждый из этих признаков, в свою очередь, подразделяется на два аспекта: экстравертный и интровертный.

Соционика исходит из положения, что разные типы личности по-разному воспринимают и обрабатывают «информационные аспекты» в связи с разницей в развитии соответствующих функций. Развитость той или иной соционической функции соответствует способности человека разбираться в определенных аспектах окружающего мира.

А. Аугустинавичюте также предложила модель психики (Модель А), в которой показывалось, каким образом и насколько эффективно психикой представителей каждого типа обрабатывается тот или иной аспект информационного потока.

Понятие психической функции

Сначала необходимо остановиться на определении понятия функции как таковой. Изучая различные источники, можно легко убедиться, что большинство авторов достаточно вольно и своеобразно подходят к этому понятию, а некоторые вообще о нем умалчивают. Однако, не определив четко функцию, мы не можем знать на что мы ориентируемся при типировании, что мы вообще подвергаем исследованию.

К.Г. Юнг определяет функцию как форму психической деятельности, которая остается равной себе при различных обстоятельствах. С энергетической точки зрения функция есть форма проявления либидо. Необходимо отметить, что под либидо К.Г. Юнг понимает любую психическую энергию. Фактически психическая деятельность здесь приравнивается к проявлению либидо, которое, обретая структуру выражается в виде функции, которой обладает человек.

В работах социоников функция преобразуется в коммуникативную или информационную единицу.

А. Аугустинавичюте определяет психическую функцию как социальную. Функция отвечает за восприятие информации из внешнего мира и подвергает ее селекции. Этим обусловливается способность проявлять внимание к одной или другой стороне внешней жизни. Таким образом, функция обуславливается социальным пространством и имеет значение лишь в случае коммуникации человека с окружающим миром. Определение психической функции сужается до восприятия и обработки информации.

Седых Р.К. называет функцию аспектом, определяя его как тип информации. Под информацией Седых понимает то, что реализует связь, конкретизирует ее, – это отражение во второй системе процессов (2-я сигнальная система), происходящих в первой (1-я сигнальная система). Фактически подчеркивается, что функция или аспект зависят от внешнего мира, без информационного обмена не существуют.

Гуленко В.В. называет функции признаками коммуникативного пространства. На каждом уровне данного пространства: физическом, психологическом, социальном, информационном эти функции находят свое проявление в виде признака по которому можно отграничить одного человека от другого. Таким образом, психическая функция становится частью коммуникативного пространства, проявляющейся только в том случае, когда человек как объект изучения вступает в коммуникацию. Безусловно, сложно представить себе человека хотя бы на один миг оторванного от коммуникативного пространства, хотя теоретически это возможно. У такого человека, согласно этой теории, не должно сформироваться психических функций даже в виде задатка, поскольку часть коммуникативного пространства и появляется и формируется в этом пространстве. Подобный вывод можно сделать исходя из неверного определения коммуникации как таковой. Согласно энциклопедическому словарю коммуникация – общение, передача информации от человека к человеку в процессе деятельности. Так как объектом коммуникации является только человек, то коммуникация с неживыми объектами является невозможной, тогда как в соционике психические функции отражают коммуникацию и с неживыми объектами. Здесь фиксируется противоречие, следовательно, функция не может быть коммуникативной единицей или признаком коммуникативного пространства, необходимо предположить, что она носит более глобальное значение и имеет прочную взаимосвязь с первоосновой человека.

В работах Филатовой Е.С.прямого определения функции не дано, однако из текста можно уяснить, что функция понимается как тип информационного реагирования. Это понимание является более точным, поскольку информация является более глубоким понятием, чем коммуникация и включает в себя взаимодействие с неодушевленными предметами. Фактически, функция определяется как образ действий, связанный с передачей и приемом информации. Это определение не включает в себя ни переработку, ни сохранение информации, но суть психической функции отражена верно. Таким образом, функция проходит путь от формы психической деятельности до информационной единицы, присущей только человеку. Чтобы прийти к верному выводу необходимо проанализировать все виды психических функций, которые на данном этапе выделяются в соционике и попытаться расположить их системно, взаимосвязано. На данном этапе соционика выделяет восемь функций. К.Г. Юнг выделял всего четыре функции – мышление, ощущение, эмоцию и интуицию. Экстравертированные и интровертированные функции он не считал особыми функциями, а лишь вариантом установки, направленности функции. Ниже мы будем говорить об этой установке как о функции.

Продолжение:   Основания соционики. Часть 2

 

 
Старайтесь искать дуала, подходящего по возрасту, ментальности и культурному уровню. И, что еще немаловажно, – ваш избранник обязательно должен вам нравиться внешне.
Стратиевская Вера Израилевна