Особенности подхода Бэкмологии: изменение восприятия

26 Февраля 2016

В данной концептуальной статье описывается одна из возможностей Бэкмологии, которая касается изменения восприятия сложных жизненных ситуаций, связанных с совладанием страха и гнева.

Статья написана в российском контексте, что означает определенную ее тенденциозность, и в частности, усилен акцент на проблематике страха и агрессии, актуальной на территории России во все времена. Возможно, по прочтении статьи кому-то покажется, что краски нами чересчур сгущаются. Однако в силу специфики темы, «опасности» ее обсуждения, в ней невозможно найти «золотую середину» – уже лишь одно упоминание о страхе у многих людей вызывает резко отрицательную реакцию. Говорить о страхе беспристрастно люди не умеют, хотя и всячески пытаются. Так или иначе, рядовым гражданам России данная публикация не понравится, но они и так особого интереса к Бэкмологии никогда не проявляли и в будущем не станут проявлять. Те же единицы россиян, которых Бэкмология может заинтересовать, воспримут статью позитивно. Именно к ним она и обращена!

Содержимое статьи будет весьма интересно публике из других стран, так как раскрывает Бэкмологию в непривычном для них ракурсе. Вообще, Бэкмология не имеет привязки к специфике конкретной страны. Так, ее многогранная практика плодотворно используется на североамериканском континенте, где менталитет граждан существенно отличается от российского. И хотя в Америке совершенно иная жизнь, в отношении сложных жизненных ситуаций там ставятся иные акценты, а совладание со страхом и гневом не столь актуально, тем не менее, такой опыт никогда не помешает и американцам.

Сначала совсем немного теории. Без нее статья будет «висеть в воздухе». Восприятие представляет собой систему процессов приема и преобразования информации. Оно позволяет человеку реализовать функции отражения объективной действительности и ориентироваться в окружающем мире. Вместе с ощущением восприятие образует отправной путь процесса познания, поставляя человеку чувственный материал. В процессе восприятия существенную роль играет мышление, его результаты проверяются практикой.

Мировоззрение – это одна из главных сил, оказывающих воздействие на восприятие человека. Мировоззрение формируется, начиная с раннего детства человека. Новорожденный ребенок воспринимает все вокруг себя иначе, нежели взрослый. Мир для него текуч, не имеет четкости и цвета, а организм управляется инстинктами, а не разумом. По мере взросления ребенка окружающие люди формируют его мировосприятие в рамках привычной для них картины мира. В результате «научения» активно происходит настройка: что ребенок, и далее, взрослый человек может, а что не может воспринять. В этой настройке имеются свои положительные и отрицательные стороны. В лучшем случае может получиться непредвзятый взгляд на мир. В худшем – будет предпринята попытка придать своему восприятию статус истины в последней инстанции, оставляя, таким образом, другие миры вне поля зрения. Это дает человеку основание отбросить новые или противоположные взгляды, поскольку они бросают вызов всему, что близко и дорого, либо уже им избрано.

Мировоззрение – не истина, это способ восприятия, точка зрения, одна из тысяч возможных, которая помогает осмыслить, упорядочить человеку его личный опыт и позволяет выстроить взаимодействие с окружающим. Мировоззрение зависит от множества элементов и факторов. К ним относятся географическое положение, политическая и экономическая система, получаемое воспитание и образование, круг близких друзей и знакомых, темперамент и др.

Именно мировоззрение определяет жизненный путь человека. На его поддержание тратится большое количество энергии. Нередко человека раздирают внутренние противоречия, когда внешняя картинка не соответствует мировоззренческим представлениям. Приходится либо корректировать собственное мировоззрение, либо включать защитные механизмы от «вредного» воздействия.

Необходимость корректировки мировоззрения возникает в связи с потребностью в изменениях. Желание что-то изменить возникает у человека только тогда, когда он осознает, что его жизнь более не должна оставаться прежней. Такое осознание не может основываться исключительно на интеллектуальном решении, поскольку рациональным действиям не хватает эмоционального побуждения, столь необходимого для радикальных перемен, а по сути, не хватает энергии. Но даже при наличии сильной энергетики обычному человеку редко удается выйти за рамки собственного мировоззрения, если возникает такая необходимость. В результате он не находит оригинальные решения сложных или неожиданных проблем. Как правило, решая ту или иную задачу, человек пытается манипулировать теми представлениями и мыслями, которые унаследовал от своего окружения. Результат неизменно один – мысль бежит по кругу. Некоторые называют это циклическим мышлением.

Подлинно объективный взгляд на мир предполагает антинконформизм – независимость суждений и действий, способность творческой личности не следовать слепо общепринятой точке зрения, быть свободной от мнения авторитетов, иметь собственную точку зрения, в отличие от мнений и установок других. Антиконформизм характеризуется умением расширять свое мировоззрение и мировосприятие. Подобное изменение сопряжено с немалыми энергетическими затратами. Нередко в ответ на новую ситуацию приходится совладать с возникающим страхом или агрессией в отношении ранее невиданных явлений, прежде чем произойдет мировоззренческое приспособление к ним. Процесс совладания всегда проходит достаточно болезненно, и тут мало что можно сделать, чтобы облегчить «негативные» переживания. Но когда процесс завершен, жить определенно становится легче.

Большинство взрослых людей не склонно, да и не способно, менять собственное мировоззрение и даже не имеет представления о возможности управления своими страхами и агрессией. Вся их объективность в отношении мира сводится к умению «плыть по течению», т.е. приспособленчеству (конформизму).

В постперестроечной России с мировоззрением людей все обстоит довольно запутанно. Поиски национальной идеи в стране затянулись, да и сам факт, что такая задача стоит, говорит о многом. Вчера от тебя требовалось строить коммунизм, сегодня неизвестно, что следует строить, но общепринятым является поведение, ориентированное на так называемую предпринимательскую деятельность. От тебя предполагается принятие существующего порядка, следование установленному Кремлем образцу – некой разновидности капитализма с российской спецификой. Страх и агрессия здесь только приветствуются и широко используются как в борьбе с теми, кто «плывет» рядом, так и с теми, кто не хочет «плыть» вместе со всеми. Страх и агрессия в отношении «своих» – это инструменты «здоровой» конкуренции за «место под солнцем». Страх и агрессия в отношении «чужих» – традиционные инструменты подавления инакомыслия.

Среднестатистический российский гражданин является конформистом. Конформизм – это, несомненно, объективность, довольно рациональный выход из затруднительной жизненной ситуации. Однако придется смириться с тем, что жизнь будет постоянно сопровождаться стрессами, наполнена страхом и неприкрытой агрессией с разных сторон. Из-за несоответствия собственных мировоззренческих позиций с социальными установками человек также будет постоянно находиться в состоянии личностного кризиса. Все это – разумная плата за конформизм, обещающий «успех» и «процветание».

О конформизме у нас имеется большая статья в блоге.

Антиконформизм не допускает ни личностного кризиса, ни постоянного засилья «отрицательных» эмоций. Однако, как уже отмечалось ранее, он сопряжен с существенными энергетическими затратами, связанными с управлением мировоззрением и эмоциями. Это путь, который всесторонне поддерживает Бэкмология.

Полностью избавиться от страха или гнева можно только одним способом – перейти в перманентный режим бездействия и созерцания. Но это не лучший выход в мире, где постоянно надо выживать. Так что придется все же выбирать между конформизмом, нонконформизмом и антиконформизмом.

Конформизм любым обществом всячески приветствуется. От неконформного поведения оно защищается многочисленными социальными санкциями. Антиконформизм для общества не представляет видимой угрозы, распознать его довольно сложно, поэтому эта позиция является в социальном плане безопасной. Таким образом, Бэкмология – это «экологически» чистая практика.

Компоненты Бэкмологии – безопасность, энергетика, критическое мышление, организация социальных игр (игровая парадигма) – всесторонне охватывают жизнь человека, позволяя ему достойно справляться со сложными ситуациями, что подразумевает выбор адекватного, уместного и оптимального способа приложения усилий для успешного разрешения возникшего затруднения. Естественно, на поддержание «боевой» готовности расходуется немало энергии, но эта энергия не тратится впустую. Часть ее уходит на анализ проблемной ситуации, часть – на взвешенное принятие решения, остальная часть – на работу эмоционального интеллекта.

В данной статье структура Бэкмологии детально не рассматривается. Затрагивается лишь вопрос изменения восприятия, оказывающего ключевое влияние на формирование эмоционального интеллекта. Эмоциональный интеллект – это один из инструментов, позволяющий справиться с собственными страхами и гневом.

Широкое распространение получило стереотипное представление об эмоциях как о чем-то примитивном, незрелом по сравнению с рациональными суждениями и поведением, что невольно отражается в обыденном сознании практически каждого человека. Многие считают, что эмоции – это неуправляемые иррациональные импульсы, осложняющие нормальный процесс жизни и деятельности человека, разрушающие его физическое и психическое здоровье. Напротив, рациональному способу поведения вне зависимости от его содержания и специфических особенностей приписывается значение более совершенного и более адекватного по сравнению с эмоциональным. Влияние данного стереотипа проявляется таким образом, что эмоциональный способ реагирования на сложную ситуацию зачастую понимается исключительно как негативные переживания, сопряженные с психическими и соматическими нарушениями. Эмоциональные проявления традиционно считаются неэффективными, а эмоционально-ориентированные стратегии отождествляются либо с защитным поведением, либо с сохранением саморегуляции, но никак не с разрешением проблем и трудностей.

В Бэкмологии принимается во внимание неоднозначное значение эмоций в жизни и деятельности человека, учитывается их сложный характер. Эмоциональная сфера крайне важна при взаимодействии человека с миром; эмоции оказывают сложное, неоднозначное влияние на процесс принятия решений, но без них решение не может быть найдено; в некоторых случаях возможны только эмоциональные способы разрешения сложных жизненных ситуаций. Эмоции играют диагностическую, сигнальную и организующую роль в процессе разрешения проблем. При научном подходе к эмоциональной сфере, несомненно, можно говорить о наличии у человека «эмоционального интеллекта», оказывающего неоценимую поддержку традиционному рациональному интеллекту.

Представление об иррациональности эмоциональной сферы в основном связано с базовыми эмоциями страха и гнева. Люди панически боятся собственного страха и нередко сожалеют, а порой и дорого расплачиваются, за вспышки плохо контролируемого гнева.

Чтобы было ясно, о чем идет речь, необходимы примеры. Мы описываем собственное представление о страхах, с которыми пришлось совладать лично нам. Разумеется, рассуждать о страхе беспристрастно нельзя. У каждого собственный букет страхов, и здесь не существует эталонного понимания. Поэтому кто-то нормально воспримет наше представление, а кому-то оно покажется надуманным или даже «диким».

Жизнь в страхе – это наша повседневность. Нас ежеминутно приучают к перманентному ощущению страха. В каждом ребенке с малых лет культивируется понимание страха как неотъемлемой стороны общественной жизни: не делай этого – накажут, не ходи туда – пропадешь, не говори этого – пожалеешь и т.д. Страх красочно демонстрируется на широком экране и по телевизору. Средства массовой информации перестали бы существовать, не публикуй они страшилки обо всех сферах жизни. На страхе построены многие социальные механизмы, к устрашению прибегают почти в каждом случае, когда иные способы убеждения не срабатывают.

У каждого поколения свои страхи. Гулаговские страхи и кошмары социалистического дефицита сменились страхами обманутых дольщиков, валютных ипотечных заемщиков и задержек выплаты зарплаты. Но по сути все остается по-прежнему – тебя ожидает жизнь, полная тревог и волнений. Нам вечно предлагают выбирать из наименее «комфортных» страхов. Президент России любит повторять: «Это не 37-й год». Апеллируя к одному страху, он открыто программирует граждан своей страны на безропотное принятие пакета страхов, предлагаемого его политической командой. Как всегда, выбирать приходится из страхов – это старая «добрая» российская традиция.

Немудрено, что в зрелом возрасте человек оказывается со всех сторон зажат собственными страхами. Неспособность с ними совладать проявляется в выставлении его конформной системой всевозможных психологических защит ради отчаянного сопротивления любому нерегламентированному вторжению в психику. У людей даже появились различные культы отрешения от реальности, как источника бесконечных страданий. В результате человек оказывается до такой степени не готов ко всякой переоценке, что ее необходимость непременно приводит к психологической травме.

В отношении гнева и агрессии картина в целом аналогичная.

Когда рациональность оказывается бессильной, неизменно выручает агрессия – об этом знает даже младший школьник. Агрессия – это демонстрация физической силы, когда не хватает силы разума. Агрессия – последний аргумент в любом споре. Агрессия – незаменимая палочка-выручалочка для многих малообразованных и плохо воспитанных граждан, которым хочется жить не хуже всех остальных.

В России агрессивность проявляется буквально везде. Это и рейдерские захваты, и вечная конфронтация с Западом, и суперплотная застройка Москвы, и постоянный рост цен на бензин и продукты питания, и взимание платы со всего (слав богу, за пользование воздухом еще не приходится платить), и многое другое. Нашумевший фильм Звягинцева «Левиафан» именно о тотальной агрессивности нашего общества.

Об агрессии у нас имеется большая статья в блоге.

Более полутора столетий назад русский мыслитель, революционер, анархист, один из идеологов народничества, идейный оппонент Карла Маркса Михаил Бакунин, сидя в Петропавловской крепости, написал «Исповедь» для одного читателя — Николая I. Вот некоторые выдержки из этого произведения, которые не потеряли своей актуальности и сегодня:

«Русская общественная жизнь есть цепь взаимных притеснений: высший гнетет низшего; сей терпит, жаловаться не смеет, но зато жмет еще низшего, который также терпит и также мстит на ему подчиненном. Хуже же всех приходится простому народу, бедному русскому мужику, который, находясь на самом низу общественной лестницы, уж никого притеснять не может и должен терпеть притеснения от всех по этой русской же пословице: "Нас только ленивый не бьет!"» (Михаил Бакунин, «Исповедь»)

«В России главный двигатель – страх, а страх убивает всякую жизнь, всякий ум, всякое благородное движение души. Трудно и тяжело жить в России человеку, любящему правду, человеку, любящему ближнего, уважающему равно во всех людях достоинство и независимость бессмертной души, человеку, терпящему одним словом не только от притеснений, которых он сам бывает жертва, но и от притеснений, падающих на соседа!» (Михаил Бакунин, «Исповедь»)

«Всякий сколько-нибудь мыслящий и добросовестный русский должен понимать, что наша империя не может переменить своего отношения к народу.
Всем своим существованием она обречена быть губительницею его, его кровопийцею. Народ инстинктивно ее ненавидит, а она неизбежно его гнетет, так как на народной беде построено все ее существование и сила. Для поддержания внутреннего порядка, для сохранения насильственного единства и для поддержания внешней даже не завоевательной, а только самоохраняющей силы ей нужно огромное войско, а вместе с войском нужна полиция, нужна бесчисленная бюрократия, казенное духовенство. Одним словом, огромнейший официальный мир, содержание которого, не говоря уже о его воровстве, неизбежно давит народ...
Такою она была до крестьянской реформы, такою осталась теперь и будет всегда».
(Михаил Бакунин, «Государственность и анархия»)

«В России трудно и почти невозможно чиновнику быть не вором. Во-первых, все вокруг него крадут, привычка становится природою, и что прежде приводило в негодование, казалось противным, скоро становится естественным, неизбежным, необходимым; во-вторых, потому, что подчиненный должен сам часто в том или другом виде платить подать начальнику, и наконец, потому, что если кто и вздумает остаться честным человеком, то и товарищи и начальники его возненавидят; сначала прокричат его чудаком, диким, необщественным человеком, а если не исправится, так, пожалуй, и либералом, опасным вольнодумцем, а тогда уж не успокоятся, прежде чем его совсем не задавят и не сотрут его с лица земли». (Михаил Бакунин «Исповедь»)

И сегодня писатели, публицисты и политики вторят Михаилу Бакунину. Так, Александр Житинский написал: «Нам неведом другой стимул, кроме страха». Наша система этики основана на страхе».

Каким же образом выбраться из этого замкнутого круга? Как освободиться от постоянно навязываемого стереотипа, что страх – это наше все, что кроме страхов у нас почти ничего и нет?

Бэкмология – инструментарий изменения восприятия, позволяющий справиться с собственными страхами и гневом.

Фактически, Бэкмология представляет собой ментальный контроллер над психикой человека. Данный контроллер «экологически» чистый, т.к. не навязывает никаких специфических убеждений, кроме одного: он заставляет смотреть на мир с наиболее реалистичных позиций.

Весьма упрощенно, изменение восприятия порождает новые мысли, которые и создают новую реальность. В этой реальности все навязываемые социумом страшилки воспринимаются именно как страшилки, и не более того.

Изменение восприятия происходит через знание. Обладая системными знаниями, как устроен социум, ты начинаешь относиться к его «причудам» снисходительно. К примеру, когда тобой манипулируют, используют специальные манипулятивные приемы. Зная, что в отношении тебя применяются такие приемы, ты совершенно спокойно воспринимаешь акт манипуляции. Ты воспринимаешь его рационально, у тебя, естественно, появляются отрицательные эмоции, но они скоротечны.

Усвоение необходимых знаний происходит при поддержке всех четырех компонент Бэкмологии – безопасности, энергетики, критического мышления и игровой парадигмы. В этом ключевая особенность Бэкмологии, отличающей ее от всех остальных практик. Упрощенно, структуру ментального контроллера Бэкмологии можно представить следующей таблицей:

Энергетика

Эмоции: выбрать подходящую реакцию (оценка и выбор из альтернатив)

Критическое мышление

Идеи: подготовить рациональное решение (определение альтернатив)

Игровая парадигма

Истории: понять ситуацию

Безопасность

Факты: оценить степени угрозы и риска

Реальность всегда неоднозначна. Каждая ячейка таблицы – отображение определенной «правды» реальности. Если уделять должное внимание всем четырем «правдам» и связям между ними, происходит их взаимная увязка и получается сбалансированное представление о реальности. Причем если где-то имеет место быть недостаток и/или некорректность информации, это быстро обнаруживается, и осознание неопределенности приводит к «блокировке» негативных эмоциональных переживаний. Так, в случае возникновения страха или гнева, эти эмоции сразу же регистрируются, производится их экспресс-анализ по четырем аспектам для выявления вызвавших их причин. Если причины не найдены, контроллер вырабатывает сигнал, соответствующий ситуации неопределенности. Эмоции переводятся в слова (вербализуются), попадая на уровень сознания, они становятся управляемыми, и далее уже «на благодатной почве» происходит выработка адекватной реакции. Манипулировать психикой, вооруженной такой системой, практически невозможно. Ментальный контроллер Бэкмологии нейтрализует даже самую изощренную психологическую атаку.

Что предлагают многочисленные гуру, тренеры и консультанты, обещающие улучшить твое психическое состояние?

Одни полагают, что надо постоянно заниматься медитациями (произносить мантры или молитвы), т.е. речь здесь идет о депрограммировании программировании собственного подсознания.

Другие говорят, что изменение восприятия ситуации обычно происходит в результате процесса рефрейминга – техники, позволяющей по-другому взглянуть на ситуацию или на причину того или иного события. Изменение точки зрения дает возможность по-другому реагировать на ситуацию. Например, грубое поведение человека можно рассматривать как результат негативного воздействия стресса, обусловленного стремлением быстро выполнить задачу, а не тем, что он испытывает неприязнь к задетому его грубостью человеку.

Шестишаговый рефрейминг НЛП представлен следующими шагами:

  1. Сначала определите поведение или реакцию, подлежащую изменению.
  2. Установите коммуникацию с частью, ответственной за данное поведение X.
  3. Отделите позитивное намерение от поведения. Поблагодарите часть X за сотрудничество.
  4. Попросите свою творческую часть выработать новые способы достижения той же самой цели.
  5. Спросите часть X, согласна ли она воспользоваться новыми выборами взамен старого поведения в течение следующих нескольких недель.
  6. Экологическая проверка. Вам необходимо знать, существуют ли другие части, которые могли бы возражать против ваших новых выборов.

Все известные способы психологической защиты (регрессия, проекция, интроекция, рационализация и другие) принципиально не отличаются рефрейминга. Рефрейминг активно используется почти во всех формах психологического консультирования. Считается, что благодаря рефреймингу клиенты видят себя и свое окружение с большей точностью и пониманием.

Смотрите, как все просто. Потребуются лишь медитации и рефрейминг – достаточно простые техники, которыми может воспользоваться каждый. Упор делается именно на простоте использования. По сути, это антистрашилки. Социум тебя «кормит» страшилками – ты отвечаешь на них своими барьерами – антистрашилками.

Антистрашилка – это не изменение восприятия, а лишь одноразовый барьер, моментально разрушающийся при появлении новой страшилки, пусть даже и похожей на предыдущую. Таким образом, на каждую страшилку придется вырабатывать антистрашилку. Оттого и техники здесь используются простые.

Практика Бэкмологии не предназначена для генерации одноразовых антистрашилок. Она нацелена на устранение причин появления страхов. И чтобы добиться такого результата, потребуются куда более значительные усилия, нежели произнести скороговоркой подходящую мантру или осознать свои внутренние дисгармонии, которые вызывают тревогу или страх. Работа ведется комплексно по четырем бэкмологическим аспектам – безопасности, энергетике, критическому мышлению и игровой парадигме.

Психика человека – весьма комплексная самоадаптирующаяся система, управление которой нельзя вывести на пульт, представленный рядом индикаторов, кнопок и переключателей. Если человек и является машиной (биокомпьютером), то машина эта значительно сложнее всякой рукотворной машины, для которой можно написать инструкцию по эксплуатации.

Если в человеке легко можно вызвать страх, это не значит, что с помощью подавления и страха им полностью можно управлять. Ни Макиавелли, ни Сталин, ни Гитлер, ни нынешние вожди не смогли создать универсальную инструкцию по управлению обществом, хотя отчаянно и пытались это сделать. Все вместе взятые общественные науки вместе с медициной и нейронауками так же не смогли создать подобную универсальную инструкцию.

Бэкмология ни в коей мере не претендует на роль магической «отмычки» для психики человека. Практика Бэкмологии подойдет лишь небольшой категории людей, обладающей врожденной способностью к изменению собственного восприятия. Такая способность прежде всего проявляется в уникальной потребности углубленного исследования окружающего мира. Для подобных людей инструментарий Бэкмологии несколько облегчает процесс изменения восприятия, ставит его на системные рельсы. Но не более того, поскольку механизмами изменения мировоззрения и восприятия на сознательном уровне управлять крайне сложно, а на подсознательном уровне – еще и опасно.

В силу своей комплексности Бэкмология довольно сложна в изучении, но усилия с лихвой окупаются получаемыми результатами.

Комплексности Бэкмология вызвана целым рядом обстоятельств. Одно из главных – сложность социальной организации, постижение которой требует времени и сил. Чтобы было понятно, о чем здесь идет речь, разберем один из аспектов социальной организации.

Многим современным людям представляется, что в своей повседневной деятельности они свободны. Они замечают только грубый, зримый контроль со стороны государственных структур, а вся остальная деятельность собственной личности кажется им свободной и независимой. Это неудивительно: самым эффективным контролем был и остается контроль незримый. Различные медиа прилагают титанические усилия к тому, чтобы люди считали себя тем более свободными, чем сильнее он на самом деле вязнет в незримых, но цепких сетях тотального контроля.

Существует концепция «четырех видов контроля», согласно которой поведение человека в обществе контролируется четырьмя типами воздействия: физическое насилие, товарооборот, финансы и психологическое давление.

С физическим контролем все очевидно – начиная с избиения и заканчивая тюремным заключением. Товарооборот включает в себя доступ к различным товарам и наоборот, ограничение его, что в современном обществе потребления является весьма важным параметром, способным существенно повлиять на поведение человека. Финансы включают все многообразие оборота денежных средств и различных их заменителей, причем, помимо прямого контроля количества поступающей к объекту манипуляции денежной массы, разработано огромное количество косвенных способов воздействия. Ярким примером такого воздействия является изменение курса валюты и соответственно, ее покупательной способности, когда формально человек получает столько же, сколько и раньше, но по факту оказывается скрученным «в бараний рог». Психологическое давление – высшая и самая сложная форма контроля, но и самая результативная. Начиная с прямого волевого подавления объекта манипуляции и заканчивая сложными схемами, когда происходит глубокая подмена понятий в мозгу объекта вплоть до того, что он начинает действовать в ущерб себе, полагая при этом, что делает все правильно.

Разумеется, здесь возможно огромное количество дополнений и уточнений. Начиная с того, что зачастую намного выгоднее создавать не настоящие товары, а «продукты» – различные виды симулякров, в очень малой степени состоящих из материальной компоненты и в гораздо большей из «престижа», «бренда», «моды» и так далее. Достаточно ярким примером этой тенденции являются различные «эпплы» и «бентли», львиная доля заоблачной, по сравнению с аналогами, цены которых слагается не из преимущества в качестве, а из убежденности покупателей, что «они этого достойны». Трудно определить, какого вида контроля здесь больше, но сам факт подмены понятий и искусственного влияния на мыслительные процессы человека, как говорится, на лицо.

В обычных условиях на человека непрерывно, с момента рождения, действуют все четыре типа контроля, и он настолько привыкает к их воздействию, что даже не замечает этого. А когда заводятся популярные разговоры о «свободе», то, как правило, по меньшей мере одна из сторон лукавит, выпячивая на передний план понятие «свободы» всего лишь как уменьшение степени воздействия одного из видов контроля. При этом деликатно умалчивается о пропорциональном, а зачастую даже превосходящем по мощности, усилении оставшихся видов.

Описанная концепция четырех типов контроля – ярчайшая демонстрация всей сложности системы социальной организации. Во многих случаях именно эта система является причиной появления страхов у индивида. Устранить данные причины нельзя без ясного понимания, как устроена данная система и какое влияние она оказывает на психику.

Практикующий психолог в лучшем случае намекнет своему пациенту на необходимость установления связи между причиной и следствием, а именно, между механизмами социальной организации и страхами индивида. Бэкмология прослеживает данную связь во всей ее глубине, предоставляет ее систематизированное описание. В этом ее отличие от психологической терапии. Бэкмология не лечит, она усиливает того, кто в силу различных обстоятельств оказался ослабленным.

Конечно, в случае нервных расстройств (неврозов навязчивых состояний, фобий, аутизма, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, синдрома Аспергера и др.) ни о какой Бэкмологии не может идти речи – следует обращаться к психотерапевту или психиатру. Конечно, в случае глубокой депрессии или аддиктивного поведения следует воспользоваться услугами профессионального психолога.

Также имеется большая категория людей, весьма склонных к стереотипному поведению – они подвержены влиянию всевозможных духовных лидеров и других харизматичных фигур. От таких людей Бэкмология надежно защищена своей структурой.

Бэкмологию ни в коей мере нельзя ассоциировать с разнообразными практиками под ярлыками «саморазвитие», «самосовершенствование», «личностный рост», «самопознание» и т.п. Практика Бэкмологии никогда не претендовала на подобное позиционирование. Поддержание рациональной креативности – это та граница, за пределы которой Бэкмология никогда не выходила. То есть никакого религиозного или эзотеритечского налета на Бэкмологии нет.

***

Казалось бы, следовало написать эту статью так, чтобы она понравилась как можно более широкой аудитории. Но в таком случае пришлось бы прибегать к манипулятивным приемам: броским заголовкам, ссылкам на непререкаемых авторитетов, душещипательным историям, несущим эмоциональный заряд. И все это ради чего? Чтобы подавляющая часть публики дочитала статью хотя бы до середины? Однако подобный результат для нас не имеет никакого смысла, ибо Бэкмология не предназначена для использования массовым российским потребителем. Это не продукт ширпотреба. А раз так, статья должна быть на языке, понятном потенциальному потребителю Бэкмологии. Думается, с такой задачей мы сумели справиться. И нам остается только сожалеть, что массового потребителя мы так и не смогли ничем порадовать.

P.S. Ответить на вопрос, почему Бэкмология не будет использоваться массовым российским потребителем, можно весьма просто. Она не соответствует менталитету русских. Так, изменение восприятия требует выхода из зоны комфортности. Жить в страхе – это не значит выходить из зоны комфорта. Страх сужает данную зону и принуждает оставаться в ней. Сознание обязательно находит веские аргументы, почему такое поведение является правильным. Никакие контраргументы со стороны не смогут преодолеть выставленный в отношении них барьер.