Негатив, позитив и Бэкмология

9 Марта 2016

Данная вторая по счету концептуальная статья написана специально для российской массовой аудитории с целью окончательно прояснить ее сомнения по вопросу, нужна ли ей Бэкмология. Нет, Бэкмология российскому обывателю не нужна, на него она никогда не позиционировалась.

Один из представителей российской интеллигенции дал свое заключение в отношении Бэкмологии: «Очевидно, что Бэкмология не находит широкого отклика среди населения, потому что общий уровень образования очень низкий». Да, это одна из причин, почему наш продукт не будет массово востребован. Имеются и другие причины – эта публикация о некоторых из них.

Мы провели масштабное исследование для выяснения возможностей адаптации Бэкмологии к российской специфике. В результате пришлось признать всю бесперспективность подобной затеи. Потребуется произвести принципиальные изменения, после которых собственно от Бэкмологии почти ничего не останется.

Статья базируется на фактических материалах наших исследований. Так, в качестве примеров в ней используются исключительно утверждения российских граждан, взятые из нашей переписки с ними.

В любом случае, те, кто имеет непреодолимое желание повышать свой образовательный уровень, могут воспользоваться Бэкмологией. Она вполне доступна для понимания и не требует больших финансовых затрат.

Человек попадает в проблемную ситуацию. Ему нужно выйти из нее. Он смотрит по сторонам в поисках поддержки, и ... натыкается на Бэкмологию. И тут перед ним встает новая проблема: надо ответить на вопрос, может ли ему помочь Бэкмология? Он пробегает взглядом по ее общему описанию, пытается сориентироваться в ее возможностях и быстро осознает, что, вероятнее всего, Бэкмология – это «правильный» продукт, но в ней надо разбираться, тратить на это свою энергию и время.

Проделать определенную работу и не получить за нее прямого материального вознаграждения (денег), а лишь чему-то научиться – перспектива для многих безрадостная. Весьма популярное ныне «позитивное мышление» предлагает куда более простой путь – надо просто очень хотеть получить желаемое, и рано или поздно мечты сбудутся.

Взрослые люди всерьез учатся чему-то новому, как правило, только по прямой необходимости. Так, на работе требуется изучать новые технологии, чтобы соответствовать занимаемой должности; надо изучить некоторую тему для составления оплачиваемого отчета; надо читать учебник, чтобы сдать экзамены и т.п. К примеру, человек никогда не возьмется за учебник по кройке и шитью, если в будущем не собирается зарабатывать на шитье деньги. То есть, когда нет стимула, нет и реакции. А если предлагается нечто новое, с чем раньше не приходилось сталкиваться, тут многих и при наличии стимула учиться не заставишь.

Бэкмология не предлагает моментальных денег, и к тому же она предполагает постижение нового. Поэтому ясно, что у «нормального» человека до нее дело никогда не дойдет. Он придумает сотню причин, почему Бэкмология ему не нужна:

  • Вы не понимаете. Вы мыслите другими категориями и хотите их внедрить и мне.
  • Вы пробуете помочь в ситуации, когда такого рода помощь не нужна. Ну, или, по крайней мере, о помощи никто не просил. Есть такой хороший принцип – не лезь, пока не просят.
  • Я не смотрю не ситуацию с вашей точки зрения.
  • Вы пытаетесь меня запугивать, акцентируя внимание только на негативных сторонах.
  • Учителей хватает, глаза разбегаются, к кому обратиться.

И конечно же, традиционное: «И без тебя понятно, что надо делать».

Любое из подобных заявлений очень трудно оспаривать – все они чересчур личные. Да и к аргументам в защиту Бэкмологии вряд ли кто-то станет прислушиваться, когда вокруг есть столько других интересных вещей.

Сегодня универсальным ключом решения всех проблем видится «позитивное мышление». Суть его крайне проста – надо на все смотреть только с позитивной точки зрения, не допускать никаких скептических и тем более панических настроений. Так, в традиционном SWOT-анализе угрозы – это увеличивающие адреналин в крови «вызовы» среды, а слабые места – точки приложения усилий для самосовершенствования.

Следуя веяниям моды, почти все практикующие психологи и эзотерические гуру оперативно переориентировались на «накачивание» у своих клиентов радостных мыслей. Слова «успех», «удача», «богатство», «счастье» стали неотъемлемой частью их лексикона. Если и заходит речь о проблемах, то и к ним отношение должно быть исключительно позитивное: вот вам 10 советов как избавиться и навсегда забыть о всякой проблеме.

Вообще, слово «проблема» все больше используется в отношении только западных стран. У себя же мы проблем не видим. Есть объективные трудности, над преодолением которых мы вдумчиво работаем. Президент дает очередное поручение правительству и то оперативно вырабатывает эффективную программу действий.

«У нас все хорошо. Мы – демократическое общество. У нас есть гражданские права. Мы – счастливый народ. Я талантлив, работоспособен и креативен. Я никогда не совершаю серьезных ошибок. Мое благосостояние с каждым годом улучшается». Такова социальная психология «позитивного мышления». По всей видимости, «позитивное мышление» в скором времени станет национальной идеей в РФ. И наступит эдакий капитализм с прожилками перелицованной пропаганды из всеми забытых времен СССР.

«Позитивное мышление», столь популярное среди российских граждан, имеет свои особенности. Оно весьма чувствительно к запугиванию. Когда счастливого обладателя подобного «мышления» начинают в чем-то разубеждать, предупреждать об опасности, он сразу же занимает защитную позицию, дабы оперативно отгородиться от «нечестивца».

Те, кто открыто говорят о проблемах, распространяют «чернуху», автоматически становятся изгоями общества. В категорию отверженных попадают «гнилые» интеллигенты, неудачники, маргиналы, психически нестабильные люди. Большинство населения их всерьез, как угрозу общества, не воспринимает. Из соображений высшего гуманизма их не уничтожают, но презирают и держат в качестве примера, напоминания – вот что случится с каждым, кто не принял новые идеи.

Вот мнение народа:

  • Не умеете управлять своими эмоциями? Да что в этом плохого! Человек не должен сдерживать свои эмоции.
  • Вас переполняют страхи? Так здесь надо иметь нормальную психику! Надо быть здоровым человеком и не распускать свои сопли!
  • Мир кажется вам непостижимым? У вас есть сложности? Да о чем вы говорите?! Какие сложности?! Природа не любит сложностей. Только некомпетентный человек может говорить о сложностях. О сложностях пишут люди с желанием бурной деятельности и отсутствием талантов в каких бы то ни было областях.

Нас ничем не запугаешь, нашу волю к победе не сломить. Никакие происки американцев и других врагов нам не страшны. Они, «чужие», больше не ввергнут нашу страну в хаос анархии. Мы – единая позитивно настроенная нация уверенно смотрим в будущее и не допустим ослабления наших рядов.

Табу на негатив проявляется повсеместно, борьба с негативом ведется по всем ключевым направлениям. Теперь и писатель считается дурным, если его произведения не содержат позитива.

«Писатель вправе провести своего героя через самые страшные житейские испытания, погрузить его на социальное дно, дать окунуться в клоаку разврата и безнравственности, позволить испытать вкус морального падения, пройти сквозь ужасающие грязь, боль, унижения, насилие, беду и бедность, если только всё это помогает ему показать путь взросления души человека, обретения им веры в людей или в Бога, укрепления его духовной силы, становления идейной убеждённости и вообще хотя бы как-то влияет на формирование и развитие личности героя.
...
Литература соцреализма прекрасно понимала способность человека находить в себе то, чего нет в окружающем мире, преодолевая негатив жизни с помощью внутренних резервов оптимизма, веры в Бога и позитивного видения жизни. И если в сегодняшней литературе стало очевидным преобладание показа негативных явлений без их критического осмысления, значит, берущихся за перо молодых прозаиков нужно учить не только умению хорошо владеть писательским мастерством, но и умению позитивно мыслить, находя и показывая своему читателю проблески света в казалось бы самой что ни на есть беспросветной тьме». (Николай Переяслов, Негатив для писателя – не «табу»,  но важнее – его преодоление, Север, №9, 2013)

Итак, критическое осмысление негативных явлений состоит в умении увидеть в них «проблески света». Казалось бы, данное заявление верно на все 100%, оспаривать его нет никакого смысла. Только имеется здесь небольшая загвоздка. Вскрывать негатив умеют многие, а вот четкую универсальную инструкцию, как превратить негатив в позитив, отыскать невозможно. На этот счет публике приходится довольствоваться маловразумительными советами. И логика в такой ситуации есть – она означает, что заявление насчет трансформации негатива в позитив по сути своей пустое. То есть неверной является сама постановка вопроса.

В негативе нельзя увидеть «проблесков света». Негатив нельзя преодолеть, от него можно только отвернуться, как бы не замечать его. Борьба с преступностью состоит в поимке и наказании преступников. Изоляция убийцы от общества – это ни что иное, как попытка его больше не замечать.

Общество также предпринимает меры, чтобы уровень преступности в нем снижался. Такие меры, как правило, строятся по одному принципу: потенциальным преступникам предлагают сфокусироваться на позитивных моментах жизни, тем самым не замечая негативных. То есть серийный убийца вместо того, чтобы рыскать по парку, выслеживая очередную жертву, пойдет на курсы менеджмента и потом устроится в престижный салон по продаже автомобилей.

Мысль – не замечать, переключить свое внимание – столь банальна, что мало кто осознает всю ее глубину. Однако З. Фрейд именно ее использовал в своей теории психологической защиты. Мы не боремся с негативом, мы его просто изолируем, перестаем замечать. А чтобы перед глазами не было пустой картинки, мы рисуем позитивные образы.

Основной недостаток «позитивного мышления» – преднамеренное цензурирование реальности, однобокое ее представление. К цензуре прибегают, когда нет возможности или желания решать существующие проблемы. Усиление цензуры – верный признак того, что что-то идет не так.

Если видя опасность, вы закрываете глаза, то последствия обычно оказываются более тяжелыми.

Осознавая связанные с «позитивным мышлением» трудности, признавая, что оно может не сработать, его пропагандисты придумали целую философию для его оправдания. Оказывается, существует два вида позитивного мышления: оптимизм и позитивное отношение.

«Можно испытывать оптимизм в отношении того, о чем вы думаете, или вы можете быть позитивными в том, как вы думаете. Одно из них является полезным, другое – опасным! И, к сожалению, разница между ними едва различима.
...
Оптимизм – опасное позитивное мышление. Оптимизм – это вера в то, что все будет хорошо, даже если доказательства утверждают обратное. Проблема с таким мышлением заключается в том, что оно уводит вас от истины. Всякий раз, когда вы уходите от правды, относительно вашей ситуации, вы будете принимать слабые решения и получать отвратительные результаты.
...
Оптимизм – это позитивное мышление о вещах, которые будет происходить. Позитивное отношение же, позволяет оставаться позитивным в том, как вы думаете об этих вещах. В отличие от оптимизма, позитивное отношение не использует ложь. Позитивное отношение соответствует истине вашей реальности, и вы можете быть настолько позитивным, насколько вам это нравится, без угрозы чрезмерного или высокомерного позитивного мышления. ... Позитивное отношение предлагает развивать перспективы, которые наиболее полезны для получения изменений. Чем больше перспектив в вашем распоряжении, тем больше у вас есть способов выхода из ситуации.
...
Оптимизм включает в себя заблуждения по поводу результатов. С ним, вы будете утверждать, что не собираетесь страдать из-за плохого состояния здоровья. Вы можете также утверждать, что легко справитесь с болезнью (и быстро встанете на ноги, даже если болезнь действительно серьезная). Позитивное отношение не принимает таких утверждений».

Имеются и другие «советы» на случаи, если «позитивное мышление» не работает.

Пытаться разубеждать сторонников «позитивного мышления» в его ошибочности или нецелесообразности мы не собираемся. Мы лишь описали модную тенденцию в российском обществе и высказали по ее поводу собственную точку зрения.

Бэкмология стоит на принципиально иных позициях. В ней так называемые «негатив» и «позитив» – это всего лишь ярлыки, оценочные суждения. Причем зависят они от контекста, от точки зрения. Где-то и для кого-то построение гражданского общества – это «позитив», а в другом контексте гражданское общество воспринимается уже как вредное, разрушительное явление. Так, люди, приспособившиеся жить при авторитарном режиме, нередко воспринимают демократические ценности как нечто противоестественное, чуждое их мировоззрению.

Иными словами, сколько людей – столько и мнений. Дабы избежать разброда и шатания в обществе, людям навязывают определенное мировоззрение, сквозь призму которого они одинаково смотрят на мир. Но разнообразие мнений при этом не пропадает, люди и в рамках одного мировоззрения умудряются смотреть на одно и то же явление по-разному, просто общее мировоззрение делает их точки зрения неантагонистическими.

Разные контексты и точки зрения – каждодневная реальность. Человек принимает чужую точку зрения, не соглашаясь с ней, чтобы избежать конфликта. Он высказывает собственную точку зрения, чтобы настоять на своем, добиться намеченной цели. Люди договариваются о единой точке зрения в проекте для взаимоувязывания совместных усилий. Власть подавляет невыгодные ей точки зрения, вешая ярлыки. Человек меняет свою точку зрения, когда старая не позволяет ему зарабатывать денег и т.д.

Существует несколько способов существования в такой реальности. Наиболее распространенный способ – это выработка совместных норм и правил, т.е. навешивание на все и вся ярлыков, или выработка стандартов. Другой способ – подходить ко всему с позиции силы: кто сильнее – тот и прав. Есть и иные способы, например, бегство о реальности.

Бэкмология является особым способом восприятия реальности. Во-первых, признается, что единой точки зрения ни по какому вопросу быть не может. Каждый видит свой контекст ситуации и имеет по ее поводу свою точку зрения. О точках зрения людям все время приходится договариваться. Во-вторых, ни о каком навешивании ярлыков не может быть и речи. Каждый ярлык – это ограничение, потеря степени свободы. Ярлыки типа «свой – чужой», «позитив – негатив» используются в социальных играх, но не принимаются в качестве собственной точки зрения. В-третьих, задача отстаивать или навязать свою точку зрения никогда не ставится.

Особых пояснений требует третий пункт. Отстаивание собственной точки зрения – задача неблагодарная, почти невыполнимая и часто опасная. Единственный рациональный путь – разобраться в чужой точке зрения и принять ее на время реализации собственных целей. При этом принятие не означает следование ей, в зависимости от сложившейся ситуации точка зрения поддерживается или нейтрализуется, но делается и то и другое корректно, что называется, без перехода на личности.

Чужая точка зрения может и нередко должна подвергаться критике. Однако критика никогда не доходит до черты, за которой позиции, разногласия становятся непримиримыми. Ни о каком конформизме речь здесь не идет. Именно подход избегания непримиримого конфликта и обеспечивает истинный антиконформизм.

Проявление независимости суждений для самовыражения личности – упражнение необходимое. Но выполнять это упражнение следует грамотно. В ходе его выполнения люди часто «заражаются» полным неприятием чужой точкой зрения, особенно если она со всей очевидностью представляется неразумной, вредной, опасной. В результате прежде всего страдает собственная позиция.

В качестве примера можно разобрать следующий случай. Два человека начинают диалог по поводу изменений, которые необходимо провести в компании. Почти сразу же по данному вопросу выясняются их принципиальные разногласия. Каждый с пеной у рта отстаивает свою позицию, приводя в ее защиту веские, на его взгляд, аргументы. Оппоненты перестают слышать друг друга, сосредотачиваясь лишь на обеспечении непротиворечивости собственной логики. Диалог заканчивается непримиримым спором, навешиванием друг на друга ярлыков, переходом на личности, взаимными оскорблениями. В результате каждый остался на своих позициях, время было потрачено впустую. Однако у каждого из спорщиков имелась своя непротиворечивая логика, на которую стоило бы обратить внимание. Внимательно изучая ее, можно извлечь из нее уроки, которые в дальнейшем смогут плодотворно использоваться для усиления собственной позиции и мероприятий, ее поддерживающих. В споре не рождается истина. Спор лишь обозначает позиции сторон. Далее стороны действуют, каждая по собственному усмотрению, и побеждает тот, кто оказался более изобретательным и проворным в своих действиях, и кому благоприятствовали обстоятельства.

В отношении авторитетности точек зрения можно сказать следующее. Авторитет – это всего лишь социальный статус. Ни один авторитет, в какой бы области он ни работал, не является Богом. Публичные политические споры авторитетов в большинстве своем представляют не более чем цирк. Оппоненты ведут политическую игру, в которой ни одна из сторон не преследует альтруистичных целей. Так, вождь мирового пролетариата В.И. Ленин строил свою программу, думая прежде всего о своем месте в движении против самодержавия, ему импонировало быть вождем, и ему эта роль удавалась. То, что декларировала его программа по поводу необходимости передачи земли рабочим и крестьянам, было лишь притягательным лозунгом (ярлыком), на который «клевали» отодвинутые от кормушки граждане. На практике В.И. Ленин не имел никакого представления о том, к чему ведет его деятельность и чем все закончится. У вождя не было необходимых знаний для реалистичного прогнозирования и создания жизнеспособной программы.

У Гитлера было ясное понимание насчет будущего Германии и того, как к этому будущему следует идти, благодаря чему он и стал быстро вождем. Но и Гитлер не смог учесть все многообразие факторов, с которыми ему придется столкнуться. Сначала суровая русская зима 41-42 годов спутала ему все карты, а потом беспрецедентная жестокость Сталина в отношении своего народа, поставленного под дула заградотрядов, сломила дух германской армии, что и привело в конечном итоге к поражению Германии во Второй Мировой Войне.

Таким образом, быть вождем еще не означает, что ты добьешься успеха в своих начинаниях. Вождь не является носителем точки зрения, на которую может опереться его народ. Ни у одного из современных политических лидеров нет ясного понимания, каким образом надо управлять страной и миром. Что уже говорить о рядовых гражданах! Каждый высказывает точку зрения, и ни одна из них не может претендовать на истину в первой инстанции.

Вышесказанное отнюдь не означает, что авторитеты следует дезавуировать (подрывать). Поскольку авторитет – это социальный статус, а статус, как правило, сопряжен с властью, то дезавуирование авторитетов может привести к наказанию, нигилизму среди граждан, социальной анархии. То есть весьма «негативным» последствиям. Общество всегда защищает своих авторитетов, и прямые нападки на них обычно не остаются безнаказанными. И даже их игнорирование нередко приводит к осуждению со стороны социума. Если человек заявляет, что для него нет авторитетов, к нему относятся с опаской и недоверием. И немудрено, что подобный человек не добивается какого-либо существенного положения в обществе.

Вопрос, почему у людей единой точки зрения ни по какому вопросу быть не может, в Бэкмологии разбирается детально, и ответ на него не является односложным. Даже среди групп людей, объединенных общими интересами или общей верой, имеет место вариативность в восприятии разделяемых идеалов, норм, правил. Она нередко приводит к внутригрупповым конфликтам. Конфликты же между разными группами – явление широко распространенное, воспринимаемое обществом буднично.

Сводить различие точек зрения к конфликтам было бы не совсем корректно. Бэкмология включает практически бесконфликтный метод сосуществования с индивидами и группами, чьи точки зрения существенно отличаются. В ряде случаев использование данного метода имеет преимущества перед приводящими к конфликтам традиционными спорами.

В отношении навешивания ярлыков Бэкмология позиционирует однозначно: чем меньше будет использоваться ярлыков, тем выгоднее занимаемое положение. Ярлыки всегда ко многому обязывают. Для вступления в какую-либо группу можно согласиться с ее уставом-ярлыком, иначе не примут. Но самому навешивать ярлыки направо и налево, «переклеивать» ярлыки – это всегда чревато последствиями. Если приходится использовать ярлыки, делать это следует весьма осторожно. Надо подать ярлык так, будто не ты его вешаешь, а уже кто-то повесил, и ты лишь констатируешь данный факт.

Некоторые люди, среди которых встречаются и политики, полагают, что только навешивание ярлыков обеспечивает собственное продвижение, популярность. Действительно, обратить на себя внимание с помощью ярлыков достаточно просто, но подобная популярность обычно имеет низкую цену, она не ведет к укреплению истинного авторитета.

Бэкмология построена с ясным пониманием, что любое определение, любая фраза может быть подвергнута сомнению, критике и осмеянию. Критика часто бывает огульной и используется как средство для удовлетворения личных интересов. Отвечать критикой на подобную критику нецелесообразно. Но сдержать себя от подобной реакции во многих случаях бывает крайне тяжело. Поэтому в Бэкмологии уделяется определенное внимание выработке навыков сдерживания себя от спонтанной реакции на критику, оскорбления и ярлыки.

Огульные обвинения и оскорбления чаще всего приходят от незнакомого человека, не боящегося получить в свой адрес достойный отпор. Причем малообразованный индивид с большей вероятностью выскажется «грязно», нежели хорошо образованный. Невежда своими оскорблениями защищает собственную психику от непонятного ей воздействия: чересчур умных непонятных высказываний, раздражающих поучений и наставлений. Средне образованный воспитанный человек на людях не станет уподобляться «базарной бабе», но будучи анонимным, подобное поведение вполне может себе позволить.

Даже столь беглый взгляд на особенности Бэкмологии в отношении точек зрения свидетельствует о ее «нетипичности». Станет ли рядовой гражданин разбираться во всех этих тонкостях. Очевидно, что нет! Куда проще оценивать мир в категориях «свой – чужой», «позитив – негатив».

По всей видимости, нынешняя мода на «позитив» и вымарывание «негатива» обусловлена социальной структурой современного российского общества. Качество образования снижается и при этом образование получает все большее число молодежи. Толпы недообразованных молодых людей пытаются скорректировать свое восприятие, фокусируясь на мещанском «позитиве». С окружающим их «негативом» они не знают, что делать, поэтому отгораживаются от него, называя его распространителей маргиналами или даже врагами.

Когда люди всем миром начинают борьбу с нежелательным явлением, это явление уходит в подполье. Рано или поздно носители и распространители «негативного» мышления теряют большую часть своей аудитории и оказываются почти в полной изоляции. Они кучкуются с себе подобными, но в такой атмосфере их творческий запал постепенно пропадает и они становятся просто брюзжащими неудачниками.

Описанный рафинированный взгляд на мир с позиций «позитив – негатив» со всей очевидностью ведет к застою. Застой же приведет к очередному социальному катаклизму, коих в истории России уже было немало. Авторы Бэкмологии еще 10 лет назад предвидели подобные социальные изменения и учли их при проектировании структуры бэкмологической практики. Немногие российские пользователи Бэкмологии без особых проблем сумеют пережить все социальные эксперименты, проводимые на их многострадальной родине. Они во всеоружии встретят предстоящие перестройки, путчи, дефолты, санкции, идеологическую мясорубку, заменяющую одну систему жизни другой.

Самое общее определение Бэкмологии будет следующим. Бэкмологию можно считать набором ментальных инструментов, используемых для решения возникающих проблем. Бэкмология не решает проблемы, она лишь осуществляет поддержку принятия и реализации решений.

Бэкмология не стоит на каких-либо мировоззренческих принципах в смысле идеологии или отношения к Богу. Это метанаука, продвигающая способ рационально-креативной деятельности.

От метафизики Бэкмология по возможности дистанцируется, ее инструментарий – для сознания. Однако компонента «Энергетика» – в определенном смысле метафизическая. Приходится признать, что есть вещи, сознанием непостижимые, наукой не в достаточной мере исследованные.

Четыре компоненты Бэкмологии – безопасность, энергетика, критическое мышление и игровая парадигма – это четыре разных контекста. Решение проблемы, достижение «гармонии» – это взаимоувязывание контекстов. Например, приходится согласовывать контекст мировоззрения с социальным контекстом. Здесь активно используется компонента «Игровая парадигма». Согласование должно происходить по всем компонентам.

Рассогласованность контекстов – обычное явление. Например, мировоззрение не соответствует социальным правилам, эмоции «затмевают» рассудок, энергии не хватает для реализации идеи и т.д.

Согласования может и не произойти. Контексты могут сильно различаться, тогда их оперативное взаимоувязываение становится невозможным. Потребуются существенные изменения: переобучение, смена арены действий и др. Бэкмология выявляет такое состояние и всесторонне помогает сформировать план трансформации.

Бэкмология идеально подходит для условий так называемой «гибридной жизни», когда мир представляется нестабильным, неопределенным, сложным и неоднозначным. Для такого мира американцы даже придумали специальный термин – VUCA мир.

VUCA – это акроним английских слов volatility (нестабильность), uncertainty (неопределенность), complexity (сложность) и ambiguity (неоднозначность). VUCA мир – это мир, в котором задачи прогнозирования трудно реализуемы. По сути, речь идет о мире, который сошел с ума.

В «гибридной жизни» возможна только «гибридная помощь», в том смысле, что помощник не является безусловным авторитетом или экспертом, поскольку он сам находится в условиях перехода, периода динамичности, непредсказуемости и многозначности.

***

P.S. В свете «позитивного» мышления любое упоминание о существующих проблемах расценивается как запугивание населения. Получается, что Бэкмологию вроде бы можно объявить вражеским инструментом. Ведь мы видим проблемы так, как это принято во всем цивилизованном мире. Как заявил один наш знакомый: «В России жить намного проще на самом-то деле». Говоря это, он имел в виду, что Бэкмология никому здесь не нужна, народ и без нее сумеет выжить. Собственно, об этом и была данная статья.