Манифест методологии «Становление воителя»

12 Сентября 2012

Цель настоящего документа – изложить общие принципы, на которых построена методология «Становление воителя».

Документ не раскрывает всей сущности методологии, но дает ясное представление о ее составных частях, а также некоторую информацию о связях частей между собой.

Любая конструктивная критика в адрес методологии приветствуется, но по нашему мнению, получить нам ее удастся только в случае, если мы сами закажем ее за большие деньги.

Общие положения

Бэкмология выявляет все значимые механизмы социальной организации. База знаний Бэкмологии служит фундаментом для методологии «Становление воителя», которая позиционируется как практика применения базовых знаний.

Бэкмология целенаправленно показывает, что для таких сложных систем как социум и человек не может быть тривиальных способов управления, а простыми и высокоэффективными являются лишь способы наложения на них ограничений различного характера.

Бэкмология предоставляет теоретические и практические знания по вопросам наложения ограничений, и в частности, по существующим техникам в так называемой области самосовершенствования, духовного саморазвития, личностного роста, самореализации и т.п. Эти техники по праву объявлены «предельно простыми и высокоэффективными» для применения, поскольку имеют мало чего общего с управлением в широком понимании этого термина. Они позволяют достигать удовлетворения определенных потребностей, ощущения внутренней комфортности, подавления определенных эмоций и чувств, но не обеспечивают ни внутренней свободы, ни сбалансированного управления психикой.

Составной частью Бэкмологии является методология «Становление воителя». Эта система позиционируется для сбалансированного управления своей психикой.

Методология, во-первых, нацелена на расширение рамок поведенческих возможностей путем постепенного устранения внутренних ограничений, оказывающих негативное влияние на психику: стереотипов, привычек, норм, регламентов, несбыточных желаний и т.п. Во-вторых, методология показывает, как осуществлять управление своей психикой в условиях отсутствия всяких внутренних ограничений и наличия множества внешних ограничительных факторов.

Методология базируется на постулате, что отыскать оптимальную линию поведения можно только при условии наличия внутренней свободы. Именно внутренняя свобода от догм дает возможность гибко реагировать на изменения во внешней среде, не травмируя при этом собственную психику.

Будет ошибкой считать, что освободиться от чего-то внешнего – значит обрести свободу. Так, если передо мной оказалась стена, то, преодолев ее, я говорю, что освободился от этой стены. Но за первой стеной обнаруживается следующая или же обширное пространство, где меня ждут новые препятствия.

Свобода – это внутреннее действие. Внутренняя свобода – это состояние человека, в котором его мысли, желания и действия зависят прежде всего от него самого, а внешнее давление вроде общественного мнения сначала как следует осознается и анализируется с позиций самого человека. Человек, независимый в своих оценках и мнениях от обстоятельств, уважающий мнение окружающих, но способный делать то, что он считает правильным, ничего не навязывая другим, может считаться внутренне свободной и успешной личностью.

Перечислим некоторые характеристики внутренней свободы.

  1. Внутренняя свобода позволяет формировать свои собственные суждения.
  2. Позволяет выбирать собственные реакции на внешние раздражители, а также избегать действий в соответствии с подсознательным программированием.
  3. Позволяет отслеживать и делать то, что считается правильным и корректным, без страхов и сомнений.
  4. Позволяет выбирать свои собственные мысли и формировать свое собственное мнение и приоритеты.
  5. Обладая внутренней свободой, вы вольны выбирать то, как поступать.
  6. Внутренняя свобода позволяет думать неограниченными способами.
  7. Позволяет преодолевать тенденцию к бессознательному мышлению и действию.
  8. Внутренняя свобода означает внутреннее пробуждение и лучшую осведомленность о реальном себе.

Методология преподает искусство преодоления контроля: каким образом, будучи подконтрольным, ставить и достигать собственных целей, не вступая в открытый конфликт с окружением. Таким образом, успех есть комплексный результат приспособления к внешнему миру (адаптация), овладения внутренним миром (саморегуляция) и выстраивания гармоничного баланса между внешним и внутренним (самоуправление).

Методология не есть компиляция проверенных временем теорий, методов и практик от авторитетов науки и духовных традиций. Многие имеющиеся наработки мы переосмысливаем, по-своему интерпретируем и часто используем не вполне традиционно.

Методология описывает определенную поведенческую модель. Как и любая другая модель, предлагаемая модель не является совершенной. Лишь весьма ограниченный круг лиц сможет с успехом воспользоваться данной моделью. Для подавляющего большинства людей использование Бэкмологии по целому ряду причин противопоказано. Об этом свидетельствует хотя бы ее несоответствие общепринятым установкам.

Так, мы не исходим из соответствующих позитивному мышлению установок на декларацию амбициозных целей, которые часто создают непреодолимые трудности по их взаимному согласованию. Разумнее идти поступательно: делать шаг, скорректировать и согласовывать промежуточные результаты, а затем делать следующий шаг. Куда более реалистично следовать установкам типа: не проигрывать, не быть бедным, не быть подконтрольным, не задаваться вопросом о смысле жизни, не быть несчастным, не страдать, не подвергаться стрессам и т.п. Тогда как амбициозные установки – стать богатым, успешным, счастливым – слишком абстрактны, мешают сконцентрироваться, часто не позволяют довершить начатое до конца. Так, все знают, что такое не быть бедным, но никто не может достоверно сказать, где начинается реальное богатство. То же относится и к успеху, и счастью.

Возможно, отдельно взятые компоненты модели выглядят как вполне универсальные разумные рекомендации, придерживаться которых стоило бы каждому человеку. Однако методология не есть сборник «полезных советов». Это система одинаково важных и поддерживающих друг друга принципов и механизмов поведения. Смысл каждой компоненты может рассматриваться только в контексте остальных компонент, убери этот контекст, и потеряется смысл методологии. Иными словами, покомпонентное внедрение методологии принципиально невозможно.

Методология не является продуктом «быстрого приготовления». Овладение ею потребует немало времени и интеллектуальных усилий. Поэтому она позиционируется в качестве постоянного партнера человека, в некотором смысле аналогично Библии для верующего.

Мы не ставим перед собой целей обосновывать правильность предлагаемой нами методологии, добиться ее признания в будущем и масштабного тиражирования. Продукт изначально не создавался для массового использования и со временем не будет находиться открытой продаже. Первый этап проекта Бэкмология находится в публичном доступе исключительно с целью сбора различных статистических данных.

Перейдем далее к краткому описанию компонент модели. Принципы описываются достаточно схематично, без конкретизации деталей. По каждой компоненте имеются развернутые статьи, опубликованные на нашем сайте.

Потребности

Методология «Становление воителя» – это подход комплексного удовлетворения потребностей всех уровней пирамиды А. Маслоу:

  • низшие потребности (физиологические): сон, еда и т.п.
  • потребность в безопасности
  • потребность в любви и принадлежности к группе
  • потребность в общении, уважении и самоуважении
  • потребность в самореализации.

Низшие потребности представлены в начале списка, высшие – в конце.

Ключевым словом здесь является «комплексный», т.е. охватывающий целую группу предметов, объектов, явлений, процессов, а в нашем случае – потребностей.

Комплексный подход к потребностям – это задача с избыточной целью. Человек, в принципе, может прожить всю жизнь в рамках двух низших потребностей. Большинство людей живут, акцентируясь на низших потребностях, и лишь фрагментарно обращаются к высшим потребностям. При этом они вовсе не считают себя чем-то обделенными или несчастными.

Сбалансированный подход в отношении потребностей – это сверхзадача. Именно поэтому в названии методологии присутствует слово «воитель». Слово «становление» также отражает суть сверхзадачи. Стремиться – не значит достигнуть идеала. Идеал – это эталон, к которому можно только стремиться.

Потребность найти идеал, соприкоснуться с совершенством всегда будет вступать в непреодолимое противоречие с низшими потребностями. Понять умом это нельзя, можно только волевым усилием заставить себя балансировать между низшими и высшими потребностями. Такое балансирование мы и называем комплексным удовлетворением потребностей.

Некоторые люди рождаются с задатками к комплексному удовлетворению потребностей. У них есть воля управлять собой, особое чутье, когда надо остановиться и подумать о соблюдении баланса потребностей, а также способность не превращать свои размышления в бесконечное философствование. Только таким людям методология может сослужить хорошую службу (хотя может возникнуть возражение, что и без методологии эти люди смогут обойтись).

Обычному человеку методология «Становление воителя» не понадобится, поэтому мы указываем, что наша методология – не для всех. Для обычного человека в нашем понимании комплексное удовлетворение потребностей – это обуза. Никакого иного смысла в слово «обычный» мы не вкладываем.

Обычных людей можно разделить на обывателей и интеллигенцию. Обывателю проблема гармонизации потребностей просто безразлична. Интеллигент всю жизнь активно интересуется теорией вопроса, хорошо ориентируется в теме, но на практике у него мало что получается, поскольку он предпочитает философствовать.

Зачем нужен комплексный подход – вопрос философский, следовательно, уходящий в бесконечность в череде сменяющих друг друга вопросов «зачем» и «почему». Самый краткий ответ на него, а поэтому не раскрывающий всю суть, – попытка находиться на грани материального и идеального, балансирование на «лезвии бритвы», т.е. достижение гармонии.

Если человек пытается найти ответ на этот вопрос для себя – и не дай бог, для человечества – он непременно почувствует вкус процесса постижения Истины, станет мудрым и начнет учить других. В наставлении ближних своих он найдет свое предназначение, это обретет для него высший жизненный смысл. На том он и успокоится, совершенно забыв, с чего начал.

Методология «Становление воителя» не есть продукт непреодолимого желания найти Истину, сделать мир лучше, поведать людям о некоем Пути, ведущем к счастью и совершенству. Напротив, одной из целей создания методологии была прагматичная идея создать действенное «лекарство» от возникновения такого желания.

Так, если заниматься так называемым самосовершенствованием, не стоит много думать и рассуждать об этом. Как только начинаешь акцентировать свое внимание на столь призрачной категории, возникает желание измерить ее количество и качество в отдельно взятом месте и времени. А это уже немыслимо по определению – ведь идеальное никак измерить нельзя. Тогда собственно самосовершенствование превращается в бесконечную оценочную саморефлексию. Практика начинает замещаться философствованием или резонерством и постепенно сходит на нет.

Комплексное удовлетворение потребностей раскрывается через знания, игровую парадигму, системный подход, оптимальную энергетику и систему безопасности. В несколько технократическом стиле кратко определим назначение этих компонент.

Знания нужны, чтобы не было нужды понапрасну философствовать. Игровая парадигма не позволяет философствованию полностью вытеснить практику. Системный подход требуется для разумного философствования. Оптимальная энергетика необходима, чтобы соблюдать баланс между практикой и философствованием. Философствовать и практиковаться лучше всего, когда этому никто не препятствует, что обеспечивается системой безопасности.

Знания

Ничто не дается даром в этом мире, и приобретение знания – труднейшая из всех задач, с какими человек может столкнуться. Сила зависит от того, какого рода знанием владеет человек.

Однако любое знание несовершенно. Можно ли сложить целостную картину из бесчисленных кусочков мозаики природных явлений? По-видимому, нет.

За идеализацией всегда следует приобретение новых знаний, что неизменно приводит к разочарованию старым идеалом и созданию нового. Этот процесс повторяется снова и снова, и в нем нет ничего бессмысленного и вздорного. Данный процесс называется «наша жизнь».

Жизнь и материальна, и идеальна одновременно. Материальна хотя бы в том, что процесс этот существует, – не важно, где и как, а идеальна, возможно, потому, что имеется основной вопрос философии – вопрос об отношении сознания к бытию, мышления к материи, Природе. Этот вопрос рассматривается с двух сторон – онтологической и гносеологической. Во-первых, что является первичным – дух или Природа, материя или сознание – и, во-вторых, как относится знание о мире к самому миру, или, иначе, соответствует ли сознание бытию, способно ли оно верно отражать мир.

Материализм, идеализм, дуализм – это всего лишь онтологические концепции, модели. О них следует знать, и сам процесс познания есть проявление жизни. И если знание несовершенно, – это не основание вешать на него ярлык бесполезного, объявлять все пустотой, или хаосом.

Наше восприятие мира описывается моделями. Пусть модели примитивны, но на их основании мы строим свою жизнь. Сила заключается в знании используемых моделей, ибо понимая модель, мы можем согласовывать свою жизнь с жизнью других.

Грубо, методология не совместима ни с одной религией, хотя и берет на вооружение некоторые религиозные принципы. Поэтому методологию можно считать разновидностью атеизма.

Вера в любой ее форме не поддерживается методологией. Вместо веры достаточно иметь убеждения, что хорошо обеспечивает поддержание здоровой психики, гибкость поведения, толерантность в отношении окружающего мира. Убеждения при необходимости могут изменяться, вера не изменяется никогда.

В базе знаний Бэкмологии содержится много философской информации, которая позволяет сполна удовлетворить любопытство, как люди ищут Истину. Имеет смысл этой информацией овладеть. Но не для того чтобы полностью посвятить себя продолжению этих поисков. Сначала следует попытаться воспользоваться уже имеющимися результатами, проанализировать их действенность, и лишь потом с великой осторожностью вносить свою лепту в поиске Истины.

Чтобы овладение знаниями не становилось самоцелью, необходимо уделять внимание практике. Сделать практику небезынтересным и полезным занятием позволяет игровая парадигма.

Игровая парадигма

В условиях несовершенства наших знаний наиболее приемлема игровая парадигма поведения. В этом случае коммуникативные процессы, как правило, происходят в психологически безопасном режиме.

Стороны выбирают некоторую модель и начинают по ней играть. Игра легализует неопределенность результата в рамках заданной модели. Игра делает стороны равными друг перед другом в условиях этой неопределенности. Наше незнание обращается в выигрыш или поражение в игре. Имея одинаковые шансы на успех в начале игры, мы знаем, что каждый может выиграть или проиграть, и оттого не воспринимаем поражение как жизненную трагедию.

Мы сомневаемся и размышляем до того, как принимаем решение. Но когда оно принято, действуем, не отвлекаясь на сомнения, опасения и колебания. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа.

Если выигрыш или проигрыш становится регулярным, значит играющие стороны используют разные модели, неопределенность для сторон становится неодинаковой. Выигрывает та сторона, чья модель совершеннее. Игра перестает быть игрой и превращается в подконтрольное поведение. Однако у проигравшего, согласно метаправилам игровой парадигмы, всегда есть возможность уровнять шансы, скорректировав свою модель.

Игра – дело не всегда добровольное. Порой нам навязывают игру, что равносильно подконтрольному поведению. В этом случая мы используем искусство перформанса, начинаем имитировать игру до тех пор, пока не выйдем из-под контроля.

В игровой парадигме подконтрольное поведение, или управление, является частным случаем. Ведомой стороне предоставляется ограниченная модель, соответственно неопределенность результата для нее также будет меньше.

Идеальная игра с равными шансами на выигрыш обеих сторон – это все равно, что совершенное знание. Но знание всегда несовершенно, также и игра никогда не может быть идеальной. Всегда одна из сторон обладает более совершенной моделью, т.е. оказывается сильнее, что дает ей больше шансов на успех.

Игра в жизни человека имеет множество планов. Само восприятие жизни может быть игровым. Игра как развлечение повсеместно присутствует в социуме. В игровую форму обращается преступное поведение, дабы обеспечить психологическую защиту от ужасов содеянного. Психологически безопасным является восприятие необходимой, но не желаемой активности как игры (если воспринимаешь жизнь всерьез, то скоро начнешь всерьез плакать). Игра есть корень всякого человеческого искусства.

Начав играть, необходимо достоверно сыграть свою роль, чтобы не заподозрили притворства. В противном случае не будет не только выигрыша, но и имеешь все шансы быть наказанным за пренебрежение к оскорбленному оппоненту или зрителю.

Умение играть в различные социальные игры не приходит само собой. Играть необходимо учится, серьезно и почти профессионально.

Искусство перевоплощения, преподаваемое в школах актерского мастерства, – это базовое умение, которое надо приобрести. Помимо него требуется научиться владеть собственной энергетикой, ибо добиться правдоподобия в любом перформансе немыслимо без значительных энергетических затрат.

Игровая парадигма в методологии «Становление воителя» рассматривается как сложный феномен, многогранно. Каждая грань – это определенный аспект возможного восприятия человеком игры. Ни один аспект не выделяется как наиболее важный, на который следует обращать максимум внимания.

Практиковаться в игре следует разумно. Время от времени имеет смысл проанализировать, во что и как играешь. Здесь на помощь приходит системный подход.

Системный подход

Системный подход – это действенный способ борьбы со сложностью. Построить единую модель мира не представляется возможным. Так что приходится довольствоваться совокупностью достаточно простых моделей, каждая из которых описывает некоторый фрагмент или аспект реальности.

Сколько существует моделей, столько может быть и игр. Различных игр – великое множество, и участвовать в каждой из них не хватит ресурсов, да и смысла не имеет. К тому же в ряде игр всегда приходится принимать участие в качестве управляемой стороны, что отнимает ресурсы. Будучи подконтрольным, уравнять шансы в игре далеко не всегда представляется возможным, а часто делать это нецелесообразно.

Игры, как правило, не ведутся изолированно, и оказывают друг на друга некоторое взаимовлияние. Также игры между собой обязательно некоторым образом пересекаются так, что выигрыш в одной игре в качестве ресурса может быть использован в другой. Понять, каким образом связаны между собой игры, помогает системный подход.

Прежде всего системный подход дает возможность выявить структуру игры и определить ее значимые связи с другими играми. Далее, при помощи системной методологии можно строить так называемые интерфейсные модели между играми. Все это позволяет выстроить выгодную для себя конфигурацию игр, участие в которых, во-первых, не приводит к совокупному проигрышу, а во-вторых, дает возможность комплексно удовлетворять потребности всех уровней. Выгодность такой конфигурации состоит в том, что она снимает необходимость в самоограничении, или, иными словами, она предусматривает максимальную самореализацию.

Используя системный подход, можно с успехом управлять собственной психикой. Психика, понимаемая как система самоуправления целенаправленной жизнедеятельностью организма, имеет свою внутреннюю, присущую ей логику и может рассматриваться как с точки зрения функционирования отдельных элементов системы и их взаимосвязи, так и с точки зрения функционирования системы в целом.

Суть функционирования такой системы в наиболее общем и упрощенном виде состоит в том, что удовлетворение определенных потребностей становится мотивом-целью, который активизирует процессы формирования психического образа, а психический образ, в свою очередь, активизирует деятельность, направленную на удовлетворение потребности и мотива-цели, вызвавших эту деятельность. Поскольку все эти элементы связаны в систему с обратной связью, где не действуют привычные причинно-следственные отношения, то, строго говоря, неважно, с какого из элементов начинать рассмотрение такой системы. Однако по сложившейся бытовой и научной традиции, для облегчения понимания функционирования такой системы принято начинать с анализа побудительных причин – потребностей, целей и мотивов, затем переходить к рассмотрению формирования психического образа и, наконец – к рассмотрению деятельности, которая, с одной стороны, является следствием психической активности, а с другой – направлена на прекращение этой активности.

Научившись разделять потребности, мотивы-цели, деятельность, обратную связь (эмоции), а также анализировать их, можно с успехом управлять как собственной психикой, так и оказывать действенное психологическое воздействие на других.

Если системный подход требуется для разумного философствования, то оптимальная энергетика нужна, чтобы не запутаться в проблемах собственной психики и соблюдать баланс между практикой и философствованием.

Энергетика

Психические явления – процессы, свойства и состояния – обладают психической (жизненной)  энергией. Эта энергия присутствует в биоэнергетическом потоке человека и проявляется в нематериальных, или идеальных, актах его деятельности.

Мы говорим, что физически сильный человек способен поднимать большие тяжести, далеко прыгать, взбираться на крутые горы, преодолевать значительные расстояния и т.д. Аналогично, о человеке, обладающем избытком психической энергии, говорят как о деятельном, созидательном, изобретательном и т.д.

Правомерно говорить об источниках энергии, среди которых на первом месте стоят потребности. Источниками энергии также являются интересы и мотивы, идеалы, воля, ценности, убеждения и др.

Психическая энергия управляет человеком и проявляется прежде всего через эмоции.

Эмоции устроены так, что оказались на линии слияния двух миров – материального и идеального, обеспечивая преобразование разных видов энергий, воздействующих на индивида, в психическую энергию и обратно. Эмоции выполняют роль посредника в преобразовании материальных внешних и внутренних воздействий в психическую энергию. Образно говоря, эмоции вбирают в себя психическую энергию.

Энергетическая природа эмоций очевидна. Не случайно слово эмоция в переводе с латыни означает возбуждать. Эмоции сопровождают нас неотступно: в одних случаях они придают яркость и силу различным проявлениям психики – потребностям и мотивам, настроениям и чувствам и т.д., а в других – ослабляют или подавляют психические процессы, состояния и свойства.

Эмоции – это генетические программы поведения, обладающие энергетическими свойствами – способностью воспроизведения, трансформации, динамикой, интенсивностью, побуждающим влиянием.

Психика потенциально готова в любой момент реализовать ту или иную программу – эмоциональный опыт, эмоциональный репертуар человека как вида. Совершая эмоциональное действие, мы чаше всего не размышляем о его целесообразности.

Выделяют десять фундаментальных эмоций: интерес, радость, удивление, горе (страдание), гнев, отвращение, презрение, страх, стыд и вина (раскаяние). Это фундаментальные эмоциональные программы. В жизни человек демонстрирует более обширный эмоциональный репертуар, что обусловлено чрезвычайным многообразием целей общения и не менее многообразными проявлениями личности.

Каждая из фундаментальных эмоций энергетически насыщена. При этом не имеет значение тот факт, повышают они активность организма (стенические эмоции) или понижают (астенические эмоции) – в любом случае действует энергия. Радоваться чему-либо возможно лишь в результате прилива энергии. Известно, сколько сил расходует человек в гневе, выброс энергии – столь мощный, что становится разрушительным.

Эмоции возникают в ответ на небезразличные, значимые для нас внутренние или внешние обстоятельства. Это означает, что эмоции появляются при участии интеллекта.

Эмоции – это система быстрого, опережающего реагирования.

Психофизиологическая функция эмоций состоит в том, что они обеспечивают наши реакции в ответ на значимые внешние и внутренние воздействия дополнительной энергией, которой обладают врожденные программы эмоционального поведения.

Когда эмоции проявляются беспрепятственно, минимально опосредованы интеллектом, то энергия внешних или внутренних воздействий, а также любых носителей психической энергии передается эмоциям.

Когда мы сдерживаем свои эмоции, психическая энергия разума, потребностей, интересов и прочих психических реалий оказывается сильнее эмоциональной.

Когда мы подключаем к своим реакциям личностные смыслы и социальные значения, то энергия эмоций усиливается, вбирая в себя психическую энергию разных психических реалий.

Единство эмоционального и интеллектуального отражения действительности – современная форма проявления психического, позволяющая человеку развиваться, реализовать себя и удовлетворять свои потребности адекватно достигнутым условиям цивилизации.

Энергетика есть контролирование своей психической энергии, и она во многом определяется способностью человека управлять своими эмоции.

Условия, при которых эмоции способны обогатить, нашу жизнь, таковы:

  • адекватность
  • коммуникабельность
  • экономичность

Адекватность эмоции проявляется в их соответствии смыслу воздействий и в оправданности в заданных обстоятельствах.

Коммуникабельность эмоций означает, что они производят благоприятное впечатление на партнеров, располагают к общению и вызывают доверие.

Экономичность в проявлении эмоций связана с наименьшими затратами физических и психических ресурсов при достижении поставленных целей воздействия или восприятия партнеров.

Структура психической и личностной деятельности человека включает психические процессы, которые подразделяются на три основные подсистемы:

  1. когнитивную
  2. регулятивную
  3. коммуникативную.

Когнитивная подсистема включает процессы, обеспечивающие познание внешней среды, ориентировку в ней (познавательные процессы); вторая – процессы, направленные на построение, организацию и регуляцию деятельности и поведения (волевые, эмоциональные, мотивационные процессы); третья – процессы, обеспечивающие коммуникацию, взаимодействие между людьми.

В рамках методологии «Становление воителя» когнитивная подсистема – это знания, коммуникативная – это игровая парадигма, регулятивная подсистема – это энергетика.

Энергетика базируется на механизмах адаптации, саморегуляции и самоуправления. А непосредственное управление эмоциональным состоянием осуществляется при помощи рефлексии.

Если классифицировать психические процессы по степени их интегрированности, то можно выделить три уровня:

  1. когнитивные, эмоциональные, волевые и мотивационные процессы
  2. регулятивные процессы
  3. рефлексивные процессы

Рефлексивность выступает как мета-способность, входящая в когнитивную подструктуру психики, выполняя регулятивную функцию для всей системы, а рефлексивные процессы – как «процессы третьего порядка» (считая процессами первого порядка когнитивные, эмоциональные, волевые, мотивационные, а второго порядка – синтетические и регулятивные).

Как специфическая для человека способность рефлексия – это принципиально присущая ему возможность восприятия не только внешнего, но и внутреннего мира. Это способность к самоотражению своей психики, что является основой свойства и феномена сознания. Кроме того, это как бы процесс «мышления о мышлении», когда предметом, объектом мышления становится оно само. Как состояние рефлексия характеризуется погруженностью человека в свои мысли и чувства, его отстраненностью от окружающих событий и явлений.

Рефлексия имеет большое значение для развития как отдельной личности, так и социальной общности в зависимости от содержания задач жизнедеятельности: рефлексия приводит к целостному представлению, знанию о содержании, способах и средствах своей деятельности, позволяет критично отнестись к себе и своей деятельности, делает человека субъектом своей активности.

Рефлексия представляет собой наивысший по степени интегрированности процесс; она одновременно является способом и механизмом выхода системы психики за собственные пределы, что детерминирует пластичность и адаптивность личности.

Способность к рефлексии дает возможность управлять эмоциями.

Эмоции всегда неосознанны, непроизвольны. Именно их непосредственность, независимость от знаний и опыта индивида, делает их гораздо в большей степени непроизвольными и неконтролируемыми сознанием, чем мышление. Именно с помощью эмоций устанавливается отношение индивида к неосознаваемым аспектам действительности.

В свете системного подхода оба вида мышления  – разумное и эмоциональное – не могут не быть тесно между собой взаимосвязанными. Управление данными связями позволяет отыскивать необходимый оптимум реагирования на возникающие эмоции в зависимости от складывающейся ситуации и типа собственной психики. Цена вопроса состоит в том, чтобы максимально овладеть искусством этого управления.

Психологическая зрелость личности определяется, в частности, степенью отвязанности аффектов от объектов удовлетворения потребности. Контроль над широким классом аффективных состояний осуществляется путем переструктурирования, иерархизации самих этих состояний в соответствии с усвоенными социально заданными нормами, а также посредством интеллектуальных стратегий (контролей), разрабатываемых индивидом для решения познавательных задач в условиях интерферирующего (и потенциально всегда разрушительного) воздействия аффективных состояний.

Зная, при каких обстоятельствах появляются те или иные эмоции, можно выработать необходимые автоматизмы реагирования на них. Естественно, для этого потребуется приложить немало усилий, тренируя себя на безусловную выработку соответствующих реакций в случае появления той или иной эмоции при тех или иных обстоятельствах. Вполне возможно, что в качестве ответной меры потребуется запуск целого поведенческого сценария, т.к. простое подавление или стимулирование некоторой эмоции или группы эмоций не будет эффективным. Здесь не следует забывать об условиях возникновения эмоций. Разные условия могут потребовать запуска разных механизмов реагирования, и потребуется моментальный анализ до принятия решения о виде реагирования. Также важно отрабатывать навыки предвидения хода развития событий, тем самым заранее подготавливая себя к запуску нужного автоматизма.

Таким образом, упор делается на отработке набора стандартных схем поведения, что характерно для многих видов деятельности, и в частности, для спорта.

В некоторых случаях решающим является фактор времени. Необходимо практически мгновенно решить, как поступить дальше, так что моментальный анализ произвести не удастся. К таким ситуациям также надо заранее готовиться. Для них целесообразно вырабатывать автоматизмы, наиболее соответствующие типу собственной психики.

Итак, речь идет о репетициях будущего поведения. Не следует всецело полагаться на интуицию, ее возможности  в подсказке выигрышной реакции.

Пожалуй, самым тяжелым в процессе управления эмоциями является собственно момент возникновения сильного отрицательного ощущения, к которому заранее не готов. Здесь не существует никакого способа, гарантирующего правильное реагирование. Однако чем больше автоматизмов наработано, тем легче справиться с такой ситуацией. Наиболее подходящий автоматизм обязательно «всплывет» в качестве ответной реакции. Не факт, что он будет оптимальным, но, по крайней мере, нежелательного неконтролируемого поведения можно будет избежать. Здесь также важно помнить о необходимости последующей разрядки в качестве профилактической меры от возникновения стресса.

Игровая парадигма и энергетика отвечают за вопросы снятия внутренних ограничений. Управление своей психикой в условиях отсутствия всяких внутренних ограничений и наличия множества внешних ограничительных факторов осуществляется прежде всего при помощи компонент энергетики и безопасности.

Безопасность

Последней компонентой методологии «становление воителя» является обеспечение собственной безопасности.

Философствовать и практиковаться лучше всего, когда этому никто не препятствует. Помимо физической безопасности, соответствующей второму уровню пирамиды потребностей А. Маслоу, необходимо побеспокоиться и о своей психической (психологической) безопасности.

Безопасность является значимой составляющей любой деятельности, формирование стратегий безопасности выступает необходимой частью жизнедеятельности человека. Знание феноменологии, закономерностей, стратегий, принципов и методов психологического самообеспечения безопасности способствует не только развитию базовых компетенций, но и формированию ключевых стратегий поведения в различных сферах: познании, социальном взаимодействии, разнообразных видах профессиональной деятельности.

Под психологической безопасностью понимается положительное самоощущение человека, его эмоциональное, интеллектуальное, личностное и социальное благополучие в конкретных социально-психологических условиях, а также отсутствие ситуаций нанесения психологического ущерба личности и ущемления ее прав.

Психологическая безопасность также рассматривается в виде целостной системы психических процессов, ядром которой выступает отсутствие противоречий между внешними и субъективными требованиями к субъекту и его жизненными ориентациями.

Под социально-психологической безопасностью можно понимать состояние динамического баланса внутреннего потенциала субъекта и внешних условий, обусловленное наличием гармоничных, приносящих удовлетворение взаимоотношений, характеризующихся защищенностью (отсутствием деформаций, нарушений и трудностей, а также толерантностью в отношениях), что позволяет реализовать духовно-психический потенциал субъекта в процессе жизнедеятельности, сохранить его целостность.

В основе социально-психологической безопасности лежат отношения субъекта с другими людьми. Основными условиями социально-психологической безопасности являются удовлетворенность межличностными отношениями, которая понимается как показатель положительно оцениваемой взаимосвязи, позволяющей реализовать потребности и интересы субъектов отношений; гармоничный характер отношений, рассматриваемых как согласие, договор, согласованность мнений, суждений как самого субъекта относительно своих отношений с другими, так и тех, с кем он вступает в отношения; защищенность, которая, с одной стороны (объективный показатель), понимается как отсутствие нарушений и трудностей в отношениях, с другой, предполагает устойчивость человека к неблагоприятным воздействиям (оскорблениям, угрозам, принуждению, игнорированию, манипулированию и т.п.).

Высокий потенциал социально-психологической безопасности характеризуется преобладанием позитивной направленности в плане гармоничности, удовлетворенности, защищенности. Низкий потенциал характеризуется негативной содержательной направленностью в плане дисгармоничности, неудовлетворенности, низкой защищенности (высокая частота возникновения трудностей в общении, и тенденция к интолерантным установкам).

Низкий потенциал социально-психологической безопасности проявляется в сложных и напряженных отношениях, которые человеку хотелось бы изменить. Необходимость налаживать отношения с другими вызывает у такого человека обычно плохое настроение, поскольку в целом свои отношения он описывает как опасные, содержащие угрозу. Отношения здесь оцениваются как эгоистичные, несправедливые, но решительные и уверенные.

Для повышения потенциала социально-психологической безопасности, прежде всего, требуется устранение состояния физического дискомфорта и обеспечение к себе внимание со стороны окружающих. Необходимо, чтобы человек был способен «регулировать» свои отношения, делать их сбалансированными. Одной из важных характеристик отношений (наряду с хорошими условиями общения и желанием иметь интересного собеседника) является возможность получить выгоду, т.е. решить вопрос «в свою пользу».

Психологическая безопасность лучше всего обеспечивается в рамках игровой парадигмы.

Комментарии к манифесту

Общие положения

1. Теория ограничений (Theory of Constraints, TOC) – популярная концепция менеджмента, разработанная в 1980-х гг. доктором Элияху Голдраттом. Это определенная методология управления системами (коммерческими и некоммерческими организациями), в основе которой лежит поиск и управление ключевым ограничением системы, которое предопределяет успех и эффективность всей системы в целом. Ключевой особенностью концепции является то, что, делая усилия над управлением очень малым количеством аспектов системы, достигается эффект, намного превышающий результат одновременного воздействия на все или большинство проблемных областей системы сразу. ТОС – философия управления, направленная на повышение скорости генерирования прибыли любого предприятия. Эта скорость всегда ограничена. Подход теории ограничений основан на том, чтобы выявлять это ограничение и управлять им для увеличения скорости генерации прибыли. Методологически теория ограничений включает в себя ряд логических инструментов, позволяющих найти ограничение, выявить стоящее за ним управленческое противоречие, находить решение и внедрять его с учетом интересов всех заинтересованных сторон. Решения ТОС просты и практичны. Нацеленность на конечный финансовый результат позволяет добиваться быстрых результатов для бизнеса (2-3 месяца). Нацеленность на взаимовыгодные решения позволяет повышать уровень взаимодействия и мотивацию персонала. ТОС применяется в управлении производством, в управлении проектами (разработка новой продукции, строительство), управлении закупками и дистрибуцией товара.

2. Общество потребления и постмодернизм. Методология «Становление воителя» создавалась в современную эпоху потребления и является продуктом своего времени. Во всем мире произошла реставрации «режима собственников», что предопределило расцвет философии постмодернизма. Тонкость стратегической задачи состояла в том, чтобы процесс освобождения капитала от всех социальных и национальных обязательств подать как целиком совпадающий с процессом всеобщего освобождения нашего современника от пережитков и рецидивов традиционной авторитарно-патриархальной или тоталитарной цензуры. Постмодернизм придал частнособственническим, индивидуалистическим мотивам старого буржуазного типа новую форму индивидуалистического отвоевания социально безответственной «свободы», чурающейся всякого долга, всяких норм, всего, попахивающего «коллективной жертвенностью».

Было бы наивно полагать, что при существующих тенденциях развития цивилизации в ближайшие десятилетия акцент сместится с потребительских настроений на гармоничное личностное развитие. Пожалуй, эпоха расцвета потребительского мышления только-только началась, и пройдет еще много лет, пока эта парадигма дойдет до своей кризисной черты.

Это означает, что все духовные практики будут адаптироваться для поддержки главенствующей парадигмы мышления, а именно: будут стимулировать в обществе нацеленность на материальный успех, всячески оправдывать потребительские настроения, заглушать психические расстройства, связанные с неуспешной деятельностью.

Не соответствующие дух времени представления и методики не только не будут поддерживаться, но и подвергнутся забалтыванию или обструкции, дабы они не создавали диссонанса с общей картиной, закладываемой в массовое сознание.

Как и любая другая массовая культура, современная культура создает простые для восприятия установки, обладающие хорошим программирующим воздействием. Акцент делается лишь на позитивных моментах, эксплуатируются чувство радости, надежда на лучшее, мечты о счастье и благополучии и т.п. Создается ощущение беззаботности, легкости достижения желаемого. Стоит только захотеть, применить набор правильных форум и результат не заставить себя ждать – ты станешь богатым и счастливым.

Для создания ощущения легкости бытия конструируются гипнотические метафоры и образы, выводятся законы притяжения и богатства, придумываются убедительные истории «из жизни». В качестве подтверждения правильности закладываемых установок все это сдабривается одобрительными мнениями многочисленных авторитетов и знаменитостей.

Поп-культура проникает во все сферы жизни, программирует психику каждого без исключения человека. Главная задача – сделать каждого зрителя участником действия в любой степени интерактивности. Даже те, кто сопротивляется внедрению в его сознание потребительского мышления, вынуждены обороняться, вести дискуссии о его вреде, что в свою очередь «подливает масла в огонь» и придает потребительской парадигме статус первостепенной важности.

Урок номер один, который следует извлечь из истории цивилизации, – никогда не следует хаять эпоху, в которой живешь. Человечество не изменишь, и эпоху, в которой живешь, не выбирают. Поэтому, не умаляя всей значимости поп-культуры и не пытаясь принизить историческую роль эпохи потребления, следует отметить лишь одно связанное с ними неудобство. В таких условиях с каждым годом все более и боле трудоемким становится процесс отыскания практически важной информации по управлению собственной психикой. Слишком много появилось легковесных ресурсов на этот счет. Бэкмология создавалась с целью облегчить решение этой задачи.

Потребности

Воздействие на низшие (физиологические) потребности – это самый действенный способ управлять поведением человека. Проиллюстрируем это с помощью яркого примера изменения политического режима в нашей стране в начале 90-х годов.

Одним из направлений нагнетания социального напряжения в обществе стало искусственное создание проблем с обеспечением населения товарами народного потребления, в первую очередь – продовольственными. С середины 80-х годов прошлого столетия во многих городах и населенных пунктах с прилавков магазинов постепенно исчезали не только деликатесы, но и продовольственные товары повседневного спроса. Этот процесс нарастал из года в год.

Общеизвестно, что с конца 60-х годов до середины 80-х тотального дефицита продовольственных товаров в стране не наблюдалось, и массового перемещения людей в поисках продуктов питания тоже не было. Статистика свидетельствует, что из года в год производство продовольственных товаров росло, в стране обеспечивались высокие темпы роста объемов продукции пищевой промышленности. Эта тенденция сохранялась и в середине 80-х годов.

Так, в 1987 году объем производства пищевой продукции по сравнению с 1980 годом вырос на 130%. В мясной отрасли прирост производства по сравнению с 1980 годом составил 135%, в маслосыродельной -–131%, рыбной – 132%, мукомольно-крупяной – 123%. За тот же период численность населения страны увеличилась всего на 6,7%, а среднемесячная заработная плата по всему народному хозяйству возросла на 19%. Следовательно, производство продуктов питания в нашей стране росло опережающими темпами по сравнению с ростом населения и заработной платы.

Все предприятия пищевой промышленности работали на полную мощность, были обеспечены сельскохозяйственными и другими видами сырья, необходимыми материалами и трудовыми ресурсами. Значит, развитие экономики пищевых отраслей никак не могло спровоцировать появление дефицита продовольственных товаров.

Поэтому можно сделать только один вывод: дефицит был создан искусственно, причем не на стадии производства, а в сфере распределения. Цель – создание социальной напряженности в стране.

Имеются сведения о том, как уничтожались колбасы, сливочное масло и другие ставшие в ту пору дефицитными продукты. В одной из публикаций факты уничтожения продуктов питания с целью создания дефицита в столице признавал бывший мэр Москвы Г.Х. Попов. В печати сообщалось, как одновременно были остановлены на ремонт все табачные фабрики и предприятия по производству стиральных порошков.

Действительно, исчезновение продуктов питания в то время выглядело поистине загадочным. Интуитивно не верилось, что там может быть – вчера был товар на полках магазинов, а сегодня его уже нет – слишком все казалось искусственным. Но народ тогда еще не был привычным к широкомасштабным экономическим манипуляциям, проводимых в политических целях. В СССР такая практика была применена, пожалуй, впервые. Поэтому мало у кого возникало подозрение в экономической диверсии.

Все тогда в основном мыслили своим животом. Базовая потребность перестала удовлетворяться, и забыв о более высоких потребностях, люди, как стадо баранов, устремились в ту сторону, где им нарисовали картину с вкусной жратвой. Реальная угроза голода предопределила, почему народ пошел за Ельциным. Диверсия удалась, и на смену социалистическому способу производства пришло капиталистическое жизнеустройство.

Дело вовсе не в том, какой строй лучше – социализм или капитализм. Здесь важно понимать, что народ в основной массе своей не думает комплексно, с учетом всех уровней пирамиды потребностей Маслоу. Закономерность проста: перекрой удовлетворение низших потребностей и более высокие потребности просто перестают существовать.

В нашу эру тотальной автоматизации создать товарное изобилие – не проблема при любом политическом режиме. А хочешь изменить режим – создай продовольственный дефицит. Люди моментально отреагируют на это вполне предсказуемой реакцией. Они пойдут лишь в ту сторону, где им укажут – еда! И сколько им не объясняй, что ими манипулируют, сколько не приводи доказательств и примеров грязной политической игры, люди не будут слушать до тех пор, пока не набьют свои желудки. И только после этого они начнут разбираться постфактум, кто и как их обманывал. Вот тогда, возможно, кому-то и придется ответить за совершенные преступления. Но режим от этого в целом не пострадает, пока будет регулярно обеспечивать воспроизводство продовольствия и товаров широкого потребления на должном уровне.

Никого по большому счету не волнует, каким образом наполняются полки магазинов – за счет импорта нефти или из пригородных фермерских хозяйств. Когда же в стране создается товарное изобилие, люди начинают обращать внимание на вопросы эффективности экономики, демократических ценностей, культуры, самореализации и творчества. В этот период начинаются различные контролируемые эксперименты в политике и экономике, что по сути только укрепляет существующий режим.

Изменить режим также можно, манипулируя потребностью в безопасности, т.е. потребностью устойчивого обеспечения низших потребностей и материальной подготовки к воспроизводству потомства. Это потребность в стабильности, в зависимости, в защите, в свободе от страха, тревоги и хаоса, потребность в структуре, порядке, законе, ограничениях. Люди, живущие в мирном, стабильном, отлаженно функционирующем обществе, могут не бояться хищников, жары, морозов, преступников, им не угрожает ни хаос, ни притеснения тиранов. В нормальном обществе, у здоровых людей потребность в безопасности проявляется только в мягких формах, например, в виде желания устроиться на работу в компанию, которая предоставляет своим работникам социальные гарантии, в попытках откладывать деньги на «черный день», в самом существовании различных видов страхования и т.п.

Развязывание войны, террора, чрезмерные репрессии в отношении свобод граждан – все это приемы воздействия на уровень потребностей в безопасности. Такие меры могут расшатать существующий политический режим. Однако они не гарантируют изменение режима. Самый эффективный путь изменения – воздействие на физиологические потребности, т.е. желудок.

Достаточно ясно, что, акцентируясь только на более высоких уровнях, – потребности в любви и принадлежности к группе, потребности в  уважении и самоуважении, потребности в самореализации и творчестве – политический режим изменить нельзя.

Игровая парадигма

Карлос Кастанеда в своих произведениях дал весьма своеобразное толкование игровой парадигмы, назвав ее контролируемой глупостью. Вот, как это представляется.

Слишком сильное сосредоточение на себе порождает ужасную усталость. Человек в такой позиции глух и слеп ко всему остальному. Эта странная усталость мешает ему искать и видеть чудеса, которые во множестве находился вокруг него. Поэтому кроме проблем у него ничего не остается.

Наша беда в том, что мы принимаем себя слишком серьезно.

Сердиться на людей означает считать их поступки чем-то важным. Настоятельно необходимо избавляться от подобного ощущения. Поступки людей не могут быть настолько важными, чтобы отвести на задний план единственную жизненно важную альтернативу: наши неизменные встречи с бесконечностью.

Самоограничение – самый худший и самый злостный вид индульгирования. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности.

Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Быть воином означает быть легким и текучим.

Пока человек чувствует, что наиболее важное и значительное явление в мире – это его персона, он никогда не сможет по-настоящему ощутить окружающий мир. Точно зашоренная лошадь, он не видит в нем ничего, кроме самого себя.

Воин должен прежде всего знать, что его действия бесполезны, но он должен выполнять их, как если бы он не знал об этом. Это то, что шаманы называют контролируемой глупостью.

К тому времени, когда мы приходим к магии, наш характер уже сформировался. Поэтому нам остается лишь практиковать контролируемую глупость и смеяться над собой.

Дон Хуан объяснял контролируемую глупость как искусство контролируемого обмана, или искусство притворства быть полностью погруженным в действие, которое в данный момент под рукой – притворства до такой степени, когда никто не сможет отличить его от реального поведения. Контролируемая глупость – это не открытый обман, но утонченный, артистичный способ быть отделенным от всего, в то же время оставаясь неотъемлемой частью всего.

Контолируемая глупость – это проявление настойчивости только для того, чтобы проявить настойчивость. Это означает – действовать с полной отдачей, зная, что твои действия – бесполезны. Философия контролируемой глупости учит: ничего не имеет значения!

Поэтому человек Знания просто совершает любой поступок. Он прекрасно понимает, что всё, что бы он ни делал, не имеет никакого значения. Но совершает он поступки так, словно это имеет значение! Именно контролируемая глупость заставляет человека говорить, что его действия очень важны (и смеяться при этом в рукав). Маги понимают, что их действия – бесполезны, и всё же действуют так, как будто этого не знают.

«Ты что, никогда не ведёшь себя искренне? Все твои поступки лишь актерская игра?» – спрашивал Карлос Кастанеда своего «бенефактора» дона Хуана.

«Мои поступки – всегда искренни. И всё же, они – не более, чем актерская игра» – отвечал дон Хуан.

Контролируемая глупость сводится к тому, что внешне вы потеете и переживаете точно так же, как и другие люди. Но при этом вы еще и наблюдаете за собой, как бы со стороны.

Когда Вы научитесь практиковать контролируемую глупость, Вас станет двое. У Вас появится настоящий друг, и Вам уже будет не так одиноко. Как это будет? А вот смотрите. Будете старый Вы – который всегда на сцене под светом софитов в огромных и разных башмаках. Вы будете получать тумаки палками от рыжих и кнутом от наездницы, Вас будут катать на лошадке, специально посадив на нее задом наперед и на Вас будет задирать ножку дрессированая собачка под хохот публики... А когда Вас поднимут под самый купол цирка и душа Ваша уйдёт в пятки, то никто не испугается и не поймет, что Вам по-настоящему страшно, все будут продолжать смеяться...

Но у Вас будете еще и «второй Вы». И этот второй Вы называется «добрый зритель в девятом ряду». Это наблюдатель, который все понимает... И зная, что он все-все понимает, Вы наконец начнете играть свою роль весело, как того и требовалось, потому что до Вас, наконец, дойдет: Вы работаете в цирке клоуном, это Ваша роль, так в чем же дело? Надо играть так, как будто это всё правда! Ведь Вы артист? И у вас есть добрый зритель в девятом ряду...

Для чего это все надо? А все дело заключается в том, что только так мы и учимся осуществлять Деяние через Недеяние. Осуществлять Вэй Увэй, как говорят даосы. А когда мы осуществляем деяние через Недеяние, то действует не человек, а действует через него Всевышний. Китайцы называют это: слиться с потоком Дао, понять Путь.

Сила зависит лишь от того, какого рода знанием владеет человек. Какой смысл в знании вещей, которые бесполезны? Они не готовят нас к неожиданной встрече с неизвестным.

Человек знания «видит» – нет ни одной вещи, которая была бы важнее какой-либо другой вещи. А разгадка проста: перед лицом смерти всё, что мы делаем, является глупостью.

Мы – люди, и наша судьба, наше предназначение – учиться ради открытия все новых и новых непостижимых миров. Воин, научившийся видеть, узнает, что непознанным мирам нет числа и что все они – здесь, перед нами.

У воина нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость – единственное, что может связывать его с ближними.

Обычный человек слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы его любили. Воин любит, и все. Он любит всех, кто ему нравится, и все, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не беспокоиться об этом. Что полностью противоположно тому, чем занимается обычный человек. Любить людей или быть любимым ими – это еще далеко не все, что доступно человеку.

Обычный человек является либо победителем, либо побежденным и, в соответствии с этим, становится преследователем или жертвой. Эти два состояния превалируют у всех, кто не видит. Видение рассеивает иллюзию победы, поражения или страдания.

Воин знает, что измениться он не может. Но хотя ему это прекрасно известно, он все же пытается изменить себя. Это единственное преимущество, которое воин имеет перед обыкновенным человеком. Воин не испытывает разочарования, когда, пытаясь измениться, терпит неудачу.

***

Следует признать, что Кастанеда уловил ряд характерных черт игрового мировоззрения. Однако интерпретирует их писатель в явно асоциальном аспекте, как бы отделяя (или спасая) человека-воина от социума. Социум для него ничто по сравнению со Вселенной, Мировым Духом, бесконечностью.

Предлагаемая Кастанедой модель восприятия, естественно, имеет право на существование и применима на практике. Но нам она представляется нам чересчур ограниченной.

Существует мнение, что философия Кастанеды помогает некоторым людям считать себя выше других, особенными, а всех остальных обычными. Не будь у них такой философии, они бы чувствовали себя неадекватно. А как иначе должен воспринимать остальных людей человек, практикующий данную философию?

С точки зрения психоанализа всю философию Кастанеды можно рассматривать как изощренную методику психологической защиты, т.е. употребление субъектом психологических средств устранения или ослабления ущерба, грозящего ему со стороны другого субъекта или самого себя. Действительно, следует признать, что тяга переиначить все под себя, искать чуда со стороны высших сил дает человеку энергию преодолевать последствия своих неудачных поступков, переступать через страхи.

Игровая парадигма в методологии «Становление воителя» имеет значительно более широкий смысл. Она не только хороша для обеспечения психологической защиты, но и поддерживает потребности в самовыражении, творческой самореализации, развлечении. Игра важна как для человека, так и для социума. Проведение торжеств, конкурсов, соревнований – игровые практики, повсеместно используемые в социуме.

Если же не искать в произведениях Кастанеды глубокий философский смысл, то в практическом плане многие его формулировки вполне разумны. Так, контролируемая глупость – это не признание того, что все твои действия являются идиотизмом, а понимание того, что твое восприятие этого мира далеко от идеала, и тот факт, что тебе кажется что-то совершенно очевидным и понятным, на самом деле не дает никаких гарантий того, что это на самом деле так. Нужно осознавать, что ты мог допустить ошибку в любом месте и поступать так, чтобы суметь скомпенсировать в максимально возможной степени любой свой просчет, чтобы всегда оставалось место для маневра, а не строить механизмы чудовищной сложности, которые все равно не сработают.

Системный подход

В свете системного подхода психика – это многоуровневая, самоорганизующаяся, динамическая и открытая система, которая отличается рядом специфических свойств и характеристик.

1. Активный и избирательный характер отражения явлений действительности, их отношений и взаимосвязей, позволяющий субъекту не только ориентироваться в окружающем мире, но и познавать его. Данное системное свойство проявляется в двух фундаментальных характеристиках:

а) чувствительность – общая способность к ощущению;
б) нехарактерная для физических объектов ннтенциоиальность, то есть направленность на внеположное другое, которая на высших уровнях развития психики становится произвольной.

2. «Опережающий» характер психического отражения, который так же проявляется в двух основных способностях:

а) антиципация или способность к предвидению, не только констатирующий, но и опережающий / прогностический характер информационных процессов;
б)способность к построению временной перспективы, планированию и организации деятельности во времени.

3. Способность к преобразованию энергии внешних воздействий в целостную информацию о мире (картину мира), которая на высших уровнях развития психики может быть осознана, проанализирована и осмыслена.

4. Активный и целенаправленный характер приспособления (адаптации) к окружающему миру.

5. Обусловленность процессов развития и самоорганизации факторами социокультурного окружения. Данное системное свойство выражается в опосредованности высших психических функций опытом социального взаимодействия и знаковыми системами.

6. На высших уровнях развития тенденция к таким сложным формам организации и саморегуляции как сознание, самосознание, личность, предполагающая:

а) активное отражение не только внешнего мира (рефлекторная деятельность), но также собственных внутренних состояний и процессов (рефлексия);
б) самодетерминацию т.е. активное целеполагание и самоопределение.

7. Аксиологический (ценностный) и смыслообразующий характер высших форм организации психики:

а) регуляция психической активности посредством значений, смыслов и ценностных ориентации;
б) способность к реализации базовых ценностей культуры и к творческому смыслообразованию.

Всеми перечисленными свойствами и характеристиками можно управлять.

Основные принципы системной концепции общей психологии:

1. Психические процессы связаны друг с другом прямыми и обратными связями как элементы открытой функциональной системы.

2. Психика, понимаемая как открытая функциональная система, всегда избыточна при самоуправлении целенаправленной жизнедеятельностью и поэтому сама порождает новое содержание жизнедеятельности.

Функционирование любых психических процессов как элементов единой системы, а также психики в целом, может управляться как с помощью сознания – активности психики, специально направленной на контроль функционирования психики, так и бессознательно, непреднамеренно, непроизвольно, автоматически, при этом сознательное и бессознательное могут быть поняты как два параллельных контура управления.

Сознание – особое свойство психики, специально направленное на самоконтроль жизнедеятельности индивида, в том числе - на контроль функционирования самой психики. Сознательное и бессознательное - два параллельных контура управления жизнедеятельностью индивида, которые связаны друг с другом и могут функционировать совместно друг с другом, используя отдельные элементы друг у друга или отдельно друг от друга, причем сознание контролирует функционирование отдельных элементов психики и их взаимосвязи, а также психики в целом, а бессознательное – обеспечивает автоматическое, неконтролируемое, непроизвольное, неосознаваемое функционирование психики. Терминами сознательное и бессознательное, сознание и несознание условно очерчиваются только крайние границы функционирования психических процессов, которые характеризуются большей или меньшей осознанностью.

Функция потребностей и мотивов как одного из элементов системы психики состоит в целеполагании и активизации психики для достижения цели. Целеполагание – это практическое осмысление своей деятельности человеком с точки зрения формирования, постановки целей и их реализации (достижения) наиболее экономичными средствами. С точки зрения системной концепции психики потребности и мотивы выступают как один из элементов функциональной системы самоуправления жизнедеятельностью – психики, связанный с другими элементами психики, включая деятельность, как прямыми, так и обратными связями. Именно в этом случае мотив выступает одновременно и как причина активизации психики, и как предмет, на который направлена деятельность индивида.

Функция внимания, обусловлена открытостью и избыточностью психики, что, с одной стороны, является важнейшим условием развития психики, но, с другой стороны, создает помехи для достижения конкретной цели. В соответствии с системной концепцией психики основная функция внимания состоит в том, чтобы из множества возможных целей, имеющихся у индивида, зафиксировать психику на такой иерархии целей, в которой наиболее актуальная цель занимает высшую позицию и сохранять фиксацию психики до тех пор, пока данная цель остается наиболее актуальной.

Функция ощущений и восприятия как элемента функциональной системы состоит в получении (отражении) с помощью органов чувств информации, необходимой для формирования психического образа, адекватного цели и способу ее достижения. В соответствии с системной концепцией психики ощущение и восприятие рассматриваются как неосознаваемый и осознаваемый аспекты одного и того же процесса – психического отражения, причем ощущение – непроизвольный, неосознанный процесс отражения в то время как восприятие – осознанный, произвольный процесс отражения. По отношению к вполне осознаваемому восприятию, и ощущение и субсенсорное восприятие (подпороговые ощущения) выступают как неосознаваемое с различными уровнями осознания, а именно ощущение несколько более осознанно, чем субсенсорное восприятие или подпороговые ощущения.

Функция эмоций и мышления состоит в оценивании, выработке чувственного (эмоционального, непосредственного, неосознаваемого) или рационального (опосредствованного знаниями, осознаваемого) отношения к различным аспектам психического образа, сформированного под воздействием потребностей и мотивов и направленного на достижение цели, состоящей в удовлетворении потребностей и мотивов. В соответствии с системной концепцией психики эмоции и мышление рассматриваются как неосознаваемый и осознаваемый аспекты одного и того же элемента психики – элемента психического отношения, причем если сам процесс мышления неосознан при осознанности остальных аспектов мышления, то можно говорить об инсайте, внезапном озарении; если процесс мышления осознан – можно говорить о воображении.

В эмоциях проявляется непосредственное, без очевидной однозначной связи с опытом и знаниями отношение индивида к действительности. Именно эмоции часто противопоставляются мышлению, подобно тому, как эмоциональное, чувственное отношение противопоставляется рациональному отношению к действительности. Именно в эмоциях проявляется наиболее обобщенная – положительная или отрицательная – оценка действительности. Любые амбивалентные, двойственные эмоции, возникают именно тогда, когда эмоциональной оценки недостаточно и для выяснения отношения индивида к действительности должен быть задействован процесс мышления.

Функция деятельности состоит в том, чтобы с помощью целенаправленной активности достигнуть цели, состоящей в удовлетворении определенных потребностей и мотивов. Специфической предметной практической деятельностью является речь, основная цель которой состоит в удовлетворении потребности в общении.

Функция памяти состоит в осознанной и неосознанной координации функционирования всех элементов психики и достижения цели индивида. В соответствии с системной концепцией психики память является центральным элементом системы самоуправления жизнедеятельностью индивида - психики, единственным непосредственно связанным со всеми остальными элементами системы. Все другие элементы системы последовательно связаны друг с другом в систему с обратной связью, и поэтому каждый элемент системы непосредственно связан только с предыдущим и с последующим элементами; с остальными элементами они связаны опосредствованно, через другие элементы системы, в частности через память.

Энергетика

Энергетика базируется на механизмах адаптации, саморегуляции и самоуправления.

Адаптацию определяют двояко: 1) как состояние, в котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды – с другой, полностью удовлетворены. Это состояние гармонии между индивидом и природной или социальной средой; 2) процесс, посредством которого это гармоничное состояние достигается.

Адаптированность выражается двумя типами ответов на воздействия среды:

1) принятие и эффективный ответ на те социальные ожидания, с которыми встречается каждый в соответствии со своим возрастом и полом. Примерами такой адаптированности могут служить, например, посещение школы и овладение учебными предметами или установление дружеских отношений со сверстниками, а позднее – более интимные встречи, ухаживание и брак. Такую адаптированность считают выражением конформности к тем требованиям (нормам), которые общество предъявляет к поведению личности;

2) в более специфическом смысле адаптация не сводится просто к принятию социальных норм: она означает гибкость и эффективность при встрече с новыми и потенциально опасными условиями, а также способность придавать событиям желательное для себя направление. В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стремлений. Подобная адаптированность может наблюдаться в любой области деятельности. Адаптивное поведение характеризуется успешным принятием решений, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего.

Основными признаками эффективной адаптированности личности являются следующие:

  1. адаптированность в сфере «внеличностной» социально-экономической активности, где индивид приобретает знания, умения и навыки, добивается компетентности и мастерства;
  2. адаптированность в сфере личных отношений, где устанавливаются интимные, эмоционально насыщенные связи с другими людьми, а для успешной адаптации требуются чувствительность, знание мотивов человеческого поведения, способность тонкого и точного отражения изменений взаимоотношений.

 

Достижение, второй разновидности адаптированности для многих является намного более трудной задачей, чем получение такого же результата в сфере «внеличностной» активности. Последнее является одним из условий достижения социальной ответственности и моральной зрелости личности и, в свою очередь, обусловлена успешной моральной социализацией индивида. В этой связи уместно сказать, что одними из наиболее характерных признаков моральной зрелости личности являются высокая степень преодоления ею собственного эгоизма и способность взять на себя ответственность за судьбы других.

Саморегуляция представляет собой способность человека в любой ситуации поддерживать состояние психологического равновесия, уверенности и оптимизма, а также извлекать опыт и пользу из любых трудностей и неудач. Для успеха необходимо умение управлять собой и регулировать себя как раз с целью достижения состояния «внутреннего успеха».

Саморегуляция определяется как система самовоздействий, направленная на гармонизацию внутреннего состояния человека, а стратегия саморегуляции, направленная не только на поддерживание внутреннего равновесия, но и на успешную внешнюю деятельность, определяется как самоуправление.

Самоуправление является особым видом деятельности, имеющим сознательно-волевую составляющую, которая позволяет человеку согласовывать и увязывать объективные требования жизни с субъективными целями, необходимое с желаемым. В основе такого увязывания и согласования объективного и субъективного лежит система мотивов человека и психологические свойства, работающие на их удовлетворение – способность предвидения, рефлексия, волевые свойства самосознания. Имеется несколько типов самоуправления, отличающихся друг от друга по критерию успешности: 1) «самоуправление выживания»; 2) «самоуправление внешних достижений», основанное на мотиве успешной конкуренции; 3) «самоуправление гармонизации», направленное на поддержание равновесия между внешними и внутренними целями и ценностями.

Выделяются следующие стадии (этапы) управления собой в процессе успешной деятельности: 1) стадия выбора цели и целемотивационного контроля; 2) стадия целеполагания (постановки цели по достижению успешного результата и принятия решения); 3) стадия программирования (построения образной программы действий); 4) стадия реализации (воплощения замысла в действие или поступок); 5) стадия контроля за протеканием деятельности (начинающая свой отсчет одновременно со стадией реализации); 6) стадия оценки достигнутого результата; 7) стадия принятия решения о коррекции собственных действий.

Факторами успешной саморегуляции и самоуправления являются: 1) наличие четкой цели, включающей в себя различные микроцели и подуровни, к достижению которых человек энергично и сосредоточенно стремится; 2) способность к яркому образному представлению собственной цели и визуализации пути к ней, сопровождающемуся интенсивными самовоздействиями, направленными на многократное «вспоминание» цели в сознании для более интенсивной самомобилизации; 3) способность к быстрому переключению с внешнего уровня на внутренний; 4) высокий тонус бодрствования и готовность поддерживать самоконтроль в процессе деятельности; 5) немедленное выполнение задуманного, отсутствие «зазора» между замыслом и его выполнением, предполагающее наличие сильной воли и способности осуществить принятое решение; 6) позитивный оптимистический настрой мышления и склад личности, вера в смысл и успех того, что человек делает; 7) способность к быстрой и точной обратной связи в процессе саморегуляции, позволяющей четко доводить ответственные импульсы и сигналы сенсорных систем и эмоциональной сферы доя сознания.

Безопасность

Бытует мнение, что социально-психологическая безопасность может быть обеспечена исключительно средствами психологической защиты. Методология «Становление воителя» не поддерживает такую точку зрения. Психологическая защита – лишь часть средств из множества поддерживающих безопасность практик. Никогда не следует забывать о превентивных и профилактических мероприятиях.

Психологическая защита. Анна Фрейд дает развернутую дефиницию защитных механизмов: «Защитные механизмы – это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».

В этом определении заключена важная мысль об отнесении защиты к тому виду бессознательных явлений, которые мы называем автоматизмами. Следовательно, правомерна постановка вопроса о соотношении сознания и бессознательного в организации защитных процессов. Любое субъективно неприемлемое смысловое содержание, прежде чем подвергнуться подавлению или трансформации, должно быть хотя бы на короткое время осознано как таковое. Затем, простая мыслительная операция свертывается, фиксируется и приобретает условно-рефлекторный, непроизвольный, автоматический характер.

Среди отечественных исследователей наибольший вклад в разработку проблемы психологической защиты с позиций теории установки внес Ф.В. Бассин. Критикуя психоанализ за отсутствие научной основы, он рассматривает выдвинутые в практике психоанализа феномены на основе «иной методологии» под которой понимается диалектический материализм. В частности Ф.В.Бассин не приемлет положение ортодоксального психоанализа о психологической защите « как своего рода ultima ratio, как «последнее остающееся в распоряжении субъекта средство для устранения эмоциональных напряжений, которые вызываются столкновением осознаваемого с противостоящим и враждебным по отношению к нему бессознательным». Идея подобного принципиального антагонизма сознания и бессознательного оценивается Ф.В. Бассиным как спорная. Он подчеркивает, что главное в защите сознания от дезорганизующих его влияний психической травмы – понижение субъективной значимости травмирующего фактора. Согласно Ф.В.Бассину и, по мнению некоторых других исследователей, психологическая защита является нормальным, повседневно работающим механизмом человеческого сознания. При этом Ф.В. Бассин подчеркивает огромное значение защиты для снятия различного рода напряжений в душевной жизни. По его мнению, защита способна предотвратить дезорганизацию поведения человека, наступающую не только при столкновении сознательного и бессознательного, но и в случае противоборства между вполне осознаваемыми установками. Автор считает, что основным в психологической защите является перестройка системы установок, направленная на устранение чрезмерного эмоционального напряжения и предотвращающая дезорганизацию поведения.

Некоторые исследователи считают психологическую защиту однозначно непродуктивным, вредоносным средством решения внутренне-внешнего конфликта. Среди ученых этого направления популярна идея о том, что защитные механизмы ограничивают оптимальное развитие личности, ее так называемую «собственную активность», «активный поиск», тенденцию к «персонализации», «выход на новый уровень регуляции и взаимодействия с миром». Этот подход представляется нам односторонним.

Понимание психологической защиты предлагает различие между патологической психологической защитой или неадекватными формами адаптации и нормальной, профилактической, постоянно присутствующей в нашей повседневной жизни.

Следует выделять деструктивные и конструктивные меры защиты. Первые связываются с неосознанностью их субъектом, а вторые – с осознанным принятием и регуляцией. Материал патологии показывает: многие симптомы при неврозах, тяжелых соматических заболеваниях представляют собой неосознаваемые больными меры защиты. Неосознаваемая и неконструктивная защита отмечается и у здорового человека в ситуации фрустрации. Такие симптомы как негативизм, аутизм часто являются средствами прикрытия нарушенного общения.

Проявляясь на неосознаваемом уровне, меры защиты нередко приводят к деформации поступков человека, нарушению гармоничных связей между целями поведения и определяемой поведением ситуацией. Сознательно поставленная цель и контроль за своими действиями на пути к достижению цели становятся основными звеньями опосредованного поведения.

В ситуациях, затрудняющих достижение поставленных целей или угрожающих личностным установкам человека, он нередко сознательно прибегает к мерам психологической защиты. К сознательным компенсаторным действиям прибегают, например, больные тяжелыми соматическими заболеваниями. Они нередко произвольно отодвигают осознание своей болезни и усиленно предаются привычной деятельности.

Проблематика защитных механизмов нашла свое отражение в исследованиях стресса. Руководствуясь принципом гомеостаза, выдвинутым У. Кенноном, теоретик стресса Г. Селье дал новое психофизическое обоснование комплексной защитной реакции энергетической системы на жизненно значимые изменения во внешней среде. В более поздних исследованиях стресса механизмы защиты, как правило, сопоставляются с родовой категорией психической регуляции – механизмами совладания (копинг-стратегии). Последние некоторые специалисты определяют как осознанные варианты бессознательных защит или осознанные поведенческие и интрапсихические усилия по разрешению внешне-внутренних конфликтов. В других случаях механизмы совладания считаются родовым понятием по отношению к механизмам защиты и включают в себя как бессознательные, так и осознанные защитные техники.

Выделяют 16 защитных механизмов:

Двигательная активность – понижение беспокойства, вызванного запретным побуждением, путем разрешения его прямого или косвенного выражения без развития чувства вины.

Компенсация – интенсивная попытка исправить или найти подходящую замену реальной или мнимой, физической или психологической несостоятельности.

Отрицание – отсутствие осознания определенных событий, элементов жизненного опыта или чувств, болезненных в случае их осознания.

Замещение – высвобождение скрытых эмоций, обычно гнева, на предметах, животных или людях, воспринимаемых, как менее опасные для индивида, чем те, которые действительно вызвали эмоции.

Фантазия – бегство в воображении с целью ухода от реальных проблем или во избежание конфликтов.

Идентификация – бессознательное моделирование отношений и поведения другого лица, как путь к повышению самоценности или совладанию с возможным разделением или утратой.

Интеллектуализация – бессознательный контроль над эмоциями и побуждениями путем чрезмерного полагания на рациональное истолкование событий.

Интроекция – присвоение ценностей, стандартов или черт характера других людей в целях предупреждения конфликтов или угроз с их стороны.

Изоляция – восприятие эмоционально травмирующих ситуаций или воспоминание о них без чувства тревоги, естественно связанного с ними.

Проекция – бессознательное отражение собственных эмоционально неприемлемых мыслей, свойств или желаний и приписывание их другим людям.

Рационализация – нахождение правдоподобных причин для оправдания действий, вызванных подавленными, неприемлемыми чувствами.

Образование реакции – предупреждение выражения неприемлемых желаний, особенно сексуальных или агрессивных, путем развития или подчеркивания противоположного отношения и поведения.

Регрессия – возвращение в состоянии стресса к ранним или более незрелым паттернам поведения и удовлетворения.

Подавление – исключение из сознания смысла и связанных с ним эмоций, или опыта и связанных с ним эмоции.

Сублимация – удовлетворение вытесненного инстинктивного или неприемлемого чувства, особенно сексуального или агрессивного, путем осуществления социально одобряемых альтернатив.

Аннулирование – поведение или мысли, способствующие символическому сведению на нет предыдущего акта или мысли, сопровождаемых сильным беспокойством или чувством вины.

 

 
Жизнь – это стойкое стремление к чему-то новому, лучшему, великолепному.
Э. Фромм
Жизнь – это бесконечное совершенствование. Считать себя совершенным – значит убить себя.
Ф. Бэкон