Бэкмология

Развлечение (divertissement). Способ занять свой ум чем-либо малозначительным, чтобы не думать о главном: о том, как мало мы значим, о том, что нас ждет небытие. Это своего рода добровольное переключение внимания, метафизическое отвлечение. Подобную мысль высказывал уже Монтень («Мало на свете вещей, способных развлечь нас и занять наше внимание, потому что нас мало что по-настоящему интересует»), однако основной вклад в разработку понятия развлечения внес Паскаль. Развлечение есть признак нашего ничтожества (как мало нам надо, чтобы почувствовать себя занятыми!), но вместе с тем и средство его маскировки. Противоположностью развлечения является не серьезность, которая зачастую выступает как очередное развлечение («серьезный канцлер в узорчатом наряде»), а скука или страх (Паскаль. «Мысли»). Вот почему мы так любим «шум и движение» – они помогают нам не думать о себе и о смерти. «И так проходит вся жизнь; люди ищут покоя, борясь с препятствиями, а когда их преодолевают, покой становится для них невыносим из-за скуки, им порождаемой. Нужно вырываться из него и клянчить себе тревог» (там же), Развлекаться значит отворачиваться от себя, от своего небытия и своей смерти. И это приводит к тому, что небытие как будто удваивается.

 «Развлечение» – это способ «бегства от самого себя», ухода от глубинных вопросов о смысле жизни и смерти, Боге и душе, трусливое неприятие трагизма жизни. «Развлечение» Паскаль понимает столь широко, что в него попадает всякого рода активность человека (в т.ч. и профессиональная деятельность), отвлекающая от раздумий о самом себе. В итоге – «суета сует», чему и посвящен специальный раздел трактата «Мысли».

«Ничто так не способно познакомить вас с жалким положением людей, как исследование истинной причины их беспрерывной суеты в жизни.

Душа поселяется в теле на короткое время. Она знает, что его лишь переход к вечному путешествию и что она должна приготовиться к нему в короткий срок человеческой жизни. Естественные потребности отнимают у нее большую часть этого времени, так что на ее собственно долю остается его очень мало. Но и этот краткий досуг почему-то так сильно ее тяготит и затрудняет, что как будто она только о том и заботится, как бы от него избавиться. Для нее невыносимо тяжко жить с собою и думать о себе. Она стремится только к самозабвению, старается провести это столь короткое и столь драгоценное время без размышления, в занятиях способных отвлечь всякую мысль об ожидающей ее вечности.

Вот источник всех суетных занятий, всякого так называемого развлечения или препровождения времени. Единственная цель этого – проводить время, не чувствуя его, или скорее, не чувствуя самого себя; – избегать, потерею этой части жизни, горечи и внутренние недовольства, которые бы необходимо возникли в душе человека, если бы это убиваемое время было употреблено им на размышление о самом себе. Душа не находит в себе никакого удовлетворения. Всякий взгляд внутрь себя приносит ей огорчение. Это принуждает ее искать утешения вне себя, привязываться к предметам внешним, чтобы всячески изгладить мысль о своем действительном положении. Радость ее в этом самозабвении, и, чтобы сделаться несчастной, достаточно ей очутиться наедине с собою». (Паскаль. «Мысли», Статья V. Жалкое состояние человека)

«Единственным средством, утешающим нас в наших горестях, служит развлечение, но в то же время в нем и величайшая беда наша, потому что оно-то, главным образом, мешает нам думать о себе. Не будь его, мы бы жили в скуке, а эта скука побудила бы нас искать более верных средств от нее избавиться. Но развлечение услаждает нас, и с ним мы нечувствительно доживаем до смерти». (там же)

Спасительный мир игры. Верным прибежищем для людей от их уединенных дум служат игры и развлечения. К ним Паскаль относит не только собственно развлекательные занятия вроде карточных игр или охоты, или болтовни с женщинами, но и исполнение служебных обязанностей, участие в войне.

Охотники, например, могут целый день гонять несчастного зайца, которого погнушались бы купить без всяких хлопот. Есть чему удивиться, если подумать, но «все дело в том, что заяц не спасает от видения грядущих горестей и смерти, меж тем как охота на него спасает, не оставляя досуга ни для каких мыслей». Для охотников «цель – сама охота, а не добыча». Или вот, например, господин, недавно утративший сына и убитый горем, еще утром подавленный тяжбой и дрязгами, теперь, позабыв все на свете, поглощен вопросом, куда ринется вепрь, которого уже шесть часов травят собаки.

Люди стремятся занимать служебные посты, доставляющие немало хлопот, потому что к ним стекаются посетители, не оставляя времени подумать о себе. Зато, попав в опалу, принужденные удалиться в свои богатые, полные слуг поместья (живи и радуйся!), они чувствуют себя несчастными и покинутыми: теперь-то им, увы, никто не мешает отдаваться мыслям о собственной судьбе.

Парадокс человеческого существования Паскаль видит в том, что «мы преодолеваем препятствия, дабы достичь покоя, но, едва справившись с ними, начинаем тяготиться этим покоем, ибо ничем не занятые попадаем во власть мыслей о бедах уже нагрянувших или грядущих».

В суждениях Б.Паскаля, таким образом, феномен одиночества предстает как неприкаянность человека в бесконечности Вселенной и как неуютность человека наедине с мыслями о себе самом.

Наша эпоха видит в развлечении всего лишь приятное времяпрепровождение. Но следует отметить, что в философском смысле развлечение не обязательно предстает в виде отдыха, досуга или веселой забавы: можно отвлечься от тех или иных мыслей, с головой уйдя в тяжелую работу или сконцентрировавшись на других заботах. Главное здесь – стремление забыть о том, что ничто – это ничто, т.е. забыть о самом главном.

Наше понимание развлечения

Итак, бытует мнение, что развлечение служит компенсацией отсутствия персонального смысла и замещает его. Например, человек полностью погружается в чужую жизнь, в жизнь знаменитостей, поскольку ощущает бессмысленность своей собственной жизни. И наше ежедневное потребление информационного «мусора» через каналы масс-медиа есть следствие личностной пустоты и обусловленным ею ощущением скуки. Охота и погоня за удовольствиями есть следствие пустоты нашего внутреннего мира и страха ощущать эту пустоту.

С таким мнением нельзя не согласиться – развлечение является проводником доставки не требующей интеллектуальных усилий информации. Если же вместо подобного рода информации доставлять трудный для мгновенного восприятия интеллектуальный контент, развлечения уже якобы не получится. Но так ли это? Может ли развлечение быть интеллектуальным?

Чтобы понять, что является развлечением, надо понять, почему люди развлекаются. Психологи объясняют подобное поведение потребностями чем-то заняться и мотивами быть удовлетворенным. Теория коммуникации говорит о поиске человеком радости, удовольствия. Но нигде не объясняется, почему мы имеем такие потребности. Происходит ли это из-за того, что мы постоянно должны отвлекаться от мыслей, что жизнь абсурдна, спасаясь бегством в мир, который существует только у нас в мозгу? И даже если это так, есть ли альтернативы подобному бегству?

Чтение и размышление – способы создания смысла, и создание смысла – единственная альтернатива самоубийству в абсурдном мире, описанном А. Камю. Создание смысла можно также назвать «поиском значимости», и это близко к тому, что называется «ощущение себя живым». Развлечение может служить как бегству (через наслаждение) от реального социального мира, в которым мы живем, так и побуждению создания смысла (через понимание и принятие). С данной точки зрения развлечение, несомненно, остается очень мощным инструментом, помогающим людям тем или иным способом контролировать свои жизни.

Развлечение – это никем и ничем не навязываемое постижение субъективного смысла реальности и социального действия.

Только через развлечение возможно схватывание наименее искаженного смысла, ибо всякая другая деятельность своей целеориентированностью неизбежно накладывает специфичные фильтры на процессы восприятия. Так, в трудовой деятельности мы постигаем лишь такую реальность, которая предоставляет нам возможность добиваться желаемых результатов. Все, что выходит за рамки целесообразности в отношении трудовой активности, игнорируется или воспринимается крайне упрощенно. Любая учебная деятельность в своей основе построена на ограничении рассматриваемой области, что также считается целесообразным – быстро научить предмету нельзя, не сузив рамки его рассмотрения.

***

Понятие «смысл» требует отдельного серьезного разбирательства. Здесь же можно резюмировать следующее.

Истолкование смысла есть часть процесса оценивания, который высвечивает, делает явным то, что обладает значимостью для субъекта. Речь идет не только о логическом истолковании (оно, скорее, результат более поздней деятельности, необходимой при общении и вербализации), но об интуитивном целостном предпонимании природы объекта или качества, которые указывают на их особую роль в жизнедеятельности или самореализации субъекта. Смысл делает ценность ценностью: он оправдывает ее, делает ее предметом одобрения, дающее право ей на осуществление или предпочтение при сравнении с чем бы то ни было другим.

Одной из дискуссионных проблем здесь выступает взаимоотношение значимости, значения, смысла, осознания и реальности или данности. С позиции умозрительной философии, значение сводится к содержаниям, данным сознанию. Источником же всякого значения остается созерцание, которое в неопосредованности сознания черпает данности – чувственные или идеальные. Смысл в таком случае – это доступность созерцания и результат осознания значения.

Смысл оказывается в основе ценностtq. Его постижение может быть аналитическим, теоретическим или интуитивным, целостным. Ценностей, лишенных смысла (смысла для субъекта), вероятно, не существует. Даже если речь идет о ценности жизни, здоровья или удовольствия, в них заключен смысл стремления к продолжению своего бытия и его оптимальному варианту, который может оставаться неосознанным.

Постижение культуры как развлечение

Вся наша деятельность базируется на построении моделей и систем. Система без противоречий возможна только в определенном весьма узком контексте. Чтобы расширить область применимости системы, мы вынуждены ее усложнять. Усложняя систему, мы все дальше уходим от данной нам в ощущениях реальности. Разрыв реальности артефактов с первозданной реальностью можно расценивать как признак нашего ничтожества, мы не способны понять главное. Отсюда и уход от глубинных вопросов.

Таким образом, Паскаль был прав насчет определения развлечения. Мы развлекаемся, чтобы забыться. Культура – это среда, предоставляющая нам возможности для развлечения. Культурный человек – тот, кто умеет использовать весь спектр культурных развлекательных программ и ценит это. Для него культура становится высшей ценностью, а первозданная реальность безвозвратно уходит на второй план. О глубине смысла в культуре не идет речи – сама культура, погружение в нее представляет собой высший смысл.

Не случайно понятие «культура» получает широкое распространение именно в эпоху культа Разума, когда культура предстает как самоценность (качество системы, заключающееся в том, что ее целевая функция направлена на саму систему), смыслообраз, из которого вырастают все модусы человеческого существования, а содержащийся в самом ядре науки о культуре мощный аксиологический (ценностный) пласт объединяет разнообразие эмпирических данных в законченный антропологический образ.

Модернисты утверждали максимальную субъективность видения художника как самоцель. Достаточно характерным примером модернизма является творчество Набокова – оно практически лишено какого бы то ни было идейного содержания, суть книг состоит в стиле, авторском изображении мира, авторском видении языка, в котором кроется практически все наслаждение от чтения. Постмодернисты же пошли дальше и таким образом противопоставили себя не только модернистам, но и всей мировой литературе (читай: философии) вообще. Один из основных их тезисов состоит в том, что жизнь равна тексту. Он как-то устроен, ты его пишешь, тебя на нем пишут другие. Все остальные тексты мало чего стоят, с ними можно играть, их можно переворачивать с ног на голову. Текст нужен для развлечения, хорошая идея нужна для развлечения; все это легло на философию деконструктивизма, которая показала, что на определенном уровне любая философская доктрина просто лишена смысла.

Постмодернизм доводит идею самоценности культуры до абсолюта. Только культура спасает человека от столкновения лицом к лицу с холодной космической реальностью. Есть еще и религия, но она не дает столь разнообразных возможностей для развлечения.

Культура стоит на страже у дворца человеческих идей и моделей, которые позволили создать на Земле мощную цивилизацию. Культура защищает все то, что позволило человеку надежно отгородиться от стихии. Она открывает широкие возможности для творчества.

Культура есть результат человеческой деятельности. Существует множество видов деятельности: труд, работа, учение, творчество, игра, развлечение и др.

В течение жизни в каждый момент человек находится в одном из двух состояний – деятельности или бездействия. Деятельность (а также занятия, действия как часть деятельности) – это одна из форм существования людей, активный процесс, в котором реализуются физические и умственные силы человека, направленные на удовлетворения каких-либо потребностей. Бездействие – пассивный процесс, связанный с периодами восстановления работоспособности (сон, пассивный отдых), а также с периодами вынужденного (время болезни др.) или добровольного бездействия.

Труд – это вид деятельности человека. Но не всякая деятельность является трудом. В чем же различие между этими понятиями?

В деятельности можно выделить части сознательную и инстинктивную. Подавляющая часть деятельности людей сознательна (осознанна), т.е. осуществляется на основе внутренне аргументированных побуждений. Инстинктивная же деятельность определяется передающимися на генном уровне по наследству безусловными рефлексами. Инстинктивное поведение человека и животных имеет одну природу и не является трудом.

Сознательную часть деятельности можно подразделить на труд и нетрудовую часть. Основными критериями, отличающими труд от нетрудовой деятельности, будут: связь с созиданием благ, связь с целенаправленностью, отношение к легитимности, востребованность.

Рассмотрим отмеченные четыре положения:

  • труд – это созидание, т.е. создание и наращивание материальных, духовных, бытовых благ или восстановление утраченного. Таков труд рабочего, фермера, инженера, художника, врача, уборщицы и т.п. Отметим здесь, что транспортировка и хранение товаров являются необходимыми частями процесса доведения их от производителя к потребителю, а поэтому эти процессы относятся к сфере материального производства. Деятельность же, не связанная с созиданием, трудом не является. Например, игры как средство развлечения, путешествия и прогулки как средство отдыха, прием лечебных процедур, прием пищи. Деятельность, совершаемая человеком во время отдыха, развлечений, лечения, питания в отличие от труда связана с потреблением благ для восстановления своей работоспособности, развития, воспроизводства жизнедеятельности;
  • трудом может быть только целенаправленная деятельность; бесцельная деятельность отношения к труду не имеет, т.к. это бездарное расходование человеческой энергии, не имеющее позитивных последствий;
  • к труду относится только легитимная (не запрещенная) деятельность; запрещенная, не легитимная, преступная деятельность трудом быть не может, так как она деструктивна, направлена, как правило, на незаконное присвоение результатов чужого труда и преследуется законом;
  • труд – это востребованная деятельность. Если человек затратил время и усилия на производство изделия, которое оказалось никому не нужным, то такую деятельность также нельзя считать трудом, например, затраты рабочего времени на выпуск неисправимо бракованной продукции по вине работника.

 

Лишь наличие всех этих качеств деятельности одновременно будет характеризовать трудовую деятельность – труд.

Труд – целесообразная, сознательная деятельность человека, направленная на удовлетворение потребностей индивида и общества. В процессе этой деятельности человек при помощи орудий труда осваивает, изменяет и приспосабливает к своим целям предметы природы, использует механические, физические и химические свойства предметов и явлений природы и заставляет их взаимно влиять друг на друга для достижения заранее намеченной цели. В процессе труда исходные материалы приобретают новые свойства, старые идеи – новое содержание. В экономике данный термин является составной частью факторов производства и состоит из предметов и средств труда.

Работа – это целенаправленная человеческая деятельность, которое заключается в производстве материальных благ, оказании услуг, выполнении задач. Усилия прикладываются именно для того чтобы получить осязаемый результат, который можно либо посчитать (производство, строительство, сельское хозяйство), либо оценить умозрительно (юриспруденция, программирование, журналистика).

Учение – это деятельность, целью которой является приобретение человеком знаний, умений и навыков. Учение может быть как организованным в специальных учреждениях, так и неорганизованным и осуществляться спонтанно, при осуществлении других видов деятельности.

Главная особенность учебной деятельности заключается в том, что ее целью является изменение не окружающего мира, а самого субъекта деятельности. Хотя человек меняется и в процессе общения, и в трудовой деятельности, это изменение является не непосредственной целью данных видов деятельности, а только одним из их дополнительных следствий. В обучении все средства специально направлены на изменение человека.

В последнее время появляются гибридные формы обучения, такие как «эдьютейнмент» (игровое обучение). Термин составлен из двух английских слов education (образование) и entertainment (развлечение) Это особый вид обучения, который основывается на развлечении и формировании первичного интереса к предмету с получением удовольствия от процесса обучения и стойким интересом к процессу обучения. Основная цель эдьютейнмента – повысить мотивацию к учебе, сделать процесс усвоения знаний более увлекательным, разнообразным, доступным. Психологи утверждают, что в игровой форме информация легче усваивается и запоминается. Обучение становится игрой, выиграть в которой значит чему-то научиться. Любая победа приносит удовольствие, а когда выигрыш – это знания, то еще и пользу.

В труде и работе могут быть элементы творчества.

Творчество – это деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее; создание чего-то нового, ценного не только для одного человека, но и для других; процесс создания субъективных ценностей.

Творчество приносит удовольствие, это одна из высших потребностей человека. Однако творчество не считается развлечением. Развлечение не определяется как процесс создания субъективных ценностей – эти их потребление. Творчество же направлено на созидание культурных ценностей, которые складываются из субъективных ценностей.

Творчество – высшая форма удовольствия. Творческий процесс уводит человека от физической реальности в платоновский мир, где рождаются самые невероятные идеи. Ради мук творчества человек готов терпеть любые материальные лишения. Свободу творчества ни за какие деньги нельзя купить, ее нельзя отнять или украсть. Те же, кто не способен творить, обречены на страдание, ибо им предстоит жить, каждую минуту соприкасаясь с непредсказуемой физической реальностью. И окружая себя материальными благами и роскошью, они лишь усугубляют свое и без того никчемное существование. Их разум вечно сфокусирован на мыслях либо о сохранении накопленных богатств, либо об их приумножении, и им на самом деле есть чего опасаться – ведь конкурентов у них, а также мошенников и воров – великое множество. Их удел – в каждом видеть потенциального врага. Именно поэтому у всех нетворческих людей внутри столь много злобы и агрессии. Им суждено вечно отвоевывать свое место под солнцем – нападать, готовится к схватке, опасаться, защищаться. И остаются людьми они лишь потому, что изредка соприкасаются с культурой.

Развлечение – деятельность ради удовольствия, забавы, проведение досуга. При этом развлечение – это деятельность, не направленная на производство материальных благ, а связанная с потреблением благ и расходованием денежных средств.

Всякого, кто платит деньги, можно подозревать в развлечении. Деятельность предпринимателя – это и работа, и развлечение. Предприниматель расходует денежные средства не только для дальнейшего заработка (получения прибыли), но и для получения удовольствия от риска игры в бизнес. Деятельность, за которую платят деньги, – это работа, даже если она приносит удовольствие.

Пока мы покупаем орудия труда – это развлечения. Как только мы начинаем использовать орудия труда с целью производства благ и заработать денег – это работа. При этом следует различать покупку для себя и покупку для кого-то. Хотя менеджер отдела закупок совершает покупки, его деятельность нельзя назвать развлечением, он совершает покупки для предпринимателя. Его работа – делать покупки для кого-то.

Еще один вид деятельности – это игра. По сущности игра близка к развлечению, но ее все же выделяют в отдельный вид деятельности, т.к. игра может быть связана с обучением. Так, различают развлекательные игры и обучающие.

Под игрой понимают форму свободного самовыражения человека, направленную на воспроизводство и усвоение общественного опыта. В качестве конституирующих характеристик игры голландский теоретик культуры Йохан Хёйзинга (1872-1945) выделяет свободу, положительную эмоциональность, обособленность во времени и пространстве, наличие добровольно принятых правил. К этим характеристикам можно добавить виртуальность (игровой мир двуплановый – он одновременно реален и воображаем), а также ролевой характер игры.

В процессе игры усваиваются нормы, традиции, обычаи, ценности как необходимые элементы духовной жизни общества. В отличие от трудовой деятельности, цель которой – за пределами процесса, цели и средства игровой коммуникации совпадают: люди радуются ради радости, творят ради творчества, общаются ради общения. На ранних этапах развития человечества красота лишь в игровое время праздника могла ощущаться только как красота, вне отношений полезности, что порождало художественное отношение к миру.

Социализация личности происходит в основном в ходе игры, обучения и труда. В процессе взросления каждый из этих видов деятельности последовательно выступает в качестве ведущего. В игре (до школы) ребенок примеряет на себя разные социальные роли, на более взрослых этапах (в школе, колледже, вузе) он приобретает необходимые для взрослой жизни знания, учения, навыки. Завершающий этап формирования личности проходит в процессе совместной трудовой деятельности.

Также видом деятельности считается общение (коммуникация).

Общение есть способ бытия человека во взаимосвязи с другими людьми. Если обычная деятельность определяется как субъект-объектный процесс, т.е. процесс, в ходе которого человек (субъект) творчески преобразует окружающий мир (объект), то общение – это специфическая форма деятельности, которая может быть определена как субъект-субъектная связь, где человек (субъект) взаимодействует с другим человеком (субъектом).

Часто общение отождествляют с коммуникацией. Однако следует разделять эти понятия. Общение – это деятельность, имеющая материальный и духовный характер. Коммуникация – чисто информационный процесс и не является деятельностью в полном смысле этого слова. Например, возможна коммуникация между человеком и машиной или между животными (зоокоммуникация). Можно сказать, что общение – это диалог, где каждый участник деятелен и самостоятелен, а коммуникация – монолог, простая передача сообщения от отправителя получателю.

В ходе коммуникации адресант (отправитель) передаст адресату (получателю) информацию (сообщение). Для этого необходимо, чтобы собеседники владели информацией, достаточной для понимания друг друга (контекст), а информация передавалась понятными обоим знаками и символами (код) и чтобы между ними был установлен контакт. Таким образом, коммуникация – односторонний процесс передачи сообщения от адресанта к адресату. Общение же есть процесс двухсторонний. Даже если второй субъект в общении не является реальным человеком, ему все равно приписываются черты человека.

Коммуникацию можно рассматривать как одну из сторон общения, а именно его информационную составляющую. Кроме коммуникации общение включает в себя и социальное взаимодействие, и процесс познания субъектами друг друга, и изменения, которые происходят с субъектами в этом процессе.

Общение считается неотъемлемой человеческой потребностью, а значит, оно приносит удовольствие. Однако общение – и источник проблем. Если ментальные модели общающихся людей сильно различаются, между ними неизбежно возникает конфликт.

Все перечисленные виды деятельности образуют культуру. Культура – это мир артефактов и общих ментальных моделей. Постигая культуру, мы постигаемее человеческую цивилизацию.

Следует различать постижение культуры как обучение и постижение культуры как развлечение. Обучение целенаправленно изменяет субъекта деятельности, развлечение освобождает субъекта от раздумий о смысле жизни и о самом себе.

Истинное развлечение, неотягощенное никакими обязательствами, взятыми по отношению к себе или другим, обеспечивает полную открытость ума в отношении реальности. Другие виды деятельности – труд, обучение, игра – открытости ума в полной мере не предоставляют, поскольку ограничены определенными рамками, которые тем или иным образом регламентируют мышление, и это неизбежно приводит к когнитивным искажениям. Когда мы начинаем задумываться над недостаточностью смысла, предпочитаем запомнить более простую и четкую концепцию, а не сложную и кажущуюся двусмысленной, подгоняем себя, чтобы действовать быстро, отбрасываем большую часть получаемой информации из-за ее избытка, мы поступаем рационально. Но креативность из-за этого неизбежно теряется.

Бесцельно постигая культуру, а точнее, с одной лишь целью получить удовольствие, ради забавы, субъект скорее перестает относиться к ней тенденциозно, предвзято. Культура становится для него не более чем искусственно созданной реальностью, существующей наряду с физической реальностью, изначально данной ему в ощущениях.

Только нетенденциозный взгляд на культуру позволит субъекту гармонично в ней развиваться, все виды деятельности становятся для него менее проблематичными, субъект может себе позволить креативность. Причина тому – в адекватном восприятии предлагаемых, а также навязываемых ему культурой ментальных моделей.

Постижение нашей культуры через развлечение приводит к принятию этой культуры. Почему важно принятие?

Человек стал несчастным не потому, что стал умным, а лишь потому, что научился представлять себе мир как-то иначе. Человеческие страдания рождаются из различий между ожиданиями людей относительно природы реальности и тем, какой эта реальность являет нам себя. Наши ожидания могут относиться к тому, как должны вести себя люди, какими должны быть мы сами. Мы можем ожидать от всех людей хорошего к нам отношения. Мы можем ожидать от нашего правительства того, чтобы оно было гуманным и справедливым. Мы можем ожидать от самих себя того, что мы будем всегда здоровыми, привлекательными и идеальными. Однако наши ожидания часто носят неадекватный состоянию реальности характер. Действительность диктует свои требования. Реальность действует сообразно своим законам, а не согласно нашим ожиданиям.

Не все люди выказывают искреннее восхищение нами, какими бы хорошими мы ни были. Работники правительства имеют те пороки, которым подвержены и мы, и не всегда действуют справедливо. А мы не являемся идеальными, наше здоровье и красота не вечны. Это факты жизни, от которых никуда не скрыться. Мы можем либо смириться с такими фактами, принять их, т.к. не всегда имеем возможность на них повлиять, либо мы будем испытывать вечное неприятие того, что некоторые вещи в этой жизни не такие, какими бы мы хотели их видеть, хотя мы по-прежнему не сможем оказывать влияния на эти вещи. Мы можем либо принять эти факты жизни, либо не принимать их, рождая бессмысленное страдание. Первый вариант, несомненно, более предпочтителен.

Несмотря на всю простоту этой банальной истины, большинством людей она не принимается. Вспомните, сколько раз вы испытывали гнев из-за тех вещей, которые не можете изменить? Например, из-за хамства на дороге, в общественным транспорте или из-за произвола руководства вашей фирмы.

Да, люди бывают злыми, несправедливыми и действуют в своих интересах, пренебрегая интересами окружающих. Разве вы это не знали? Разве это является не очевидным утверждением? Конечно, об этом знают все! Но вы об этом забываете каждый раз, когда кричите на кого-то, расстраиваетесь из-за того, что вам нагрубили или поступили несправедливо.

В такие моменты ваши эмоции являются отражением вашей реакции неприятия. Вы как бы кричите: «я отказываюсь принимать такой порядок вещей, не хочу, не буду с этим мириться, даже если ничего не смогу сделать!» В этом порыве вы становитесь похожи на ребенка, который обиделся на тумбочку, когда ушиб об нее ногу.

Принятие – очень простое понятие в рамках своей формулировки. «Принимай мир таким, какой он есть!» Что может быть проще? Но реальность доказывает, что достичь принятия не так просто.

Чем больше наши ожидания, чем сильнее они оторваны от действительности, тем глубже страдание и неприятие.

Мы потенциально имеем больше власти над своим внутренним миром, чем над внешней действительностью. Поэтому, когда мы не в силах изменить мир вокруг нас, мы всегда может скорректировать свое восприятие этого мира, свои ожидания.

Принятие – это не путь пассивного смирения с любыми обстоятельствами, это не способ опустить руки и приспособиться ко всяким условиям. Принять действительность такой, какой она есть, не значит смириться с тем, что вас кто-то обижает. Это не значит смириться с работой, которая вам не нравится, опустить руки и молча терпеть. Это не значит смириться со своими недостатками и ничего не предпринимать по поводу их искоренения.

Принятие не исключает борьбу, работу над собой, постоянное совершенствование своей жизни, улучшение условий своего существования. Принятие подразумевает только то, что вы не испытываете эмоционального вовлечения в те вещи, на которые вы не можете повлиять. А даже, если вы и можете на что-то оказать влияние, то делаете вы это со свободным от негодования умом.

Предположим, вам систематически хамит на работе коллега. Например, его хамство обусловлено тем, что ваша зарплата выше его заработка. Он вам завидует и считает своим долгом как-то поддеть вас исподтишка. Вы можете повлиять на то, что посторонний вам человек испытывает зависть? Нет, не можете. По крайней мере, не в ущерб себе. Вы же не будете отказываться от своей зарплаты, чтобы коллеги вам не завидовали? Люди завидуют, и зависть заставляет их стоить козни и вести себя неблагородно. Это факт жизни.

А можете ли вы как-то воздействовать на то, что вам каждый день грубят? Думается, да. Вы можете просто спокойно поговорить с этим человеком, узнать, в чем состоит проблема. Одного разговора с глазу на глаз обычно бывает достаточно. Даже если этот диалог не содержит никаких угроз и проходит мирно.

Люди любят плести тайные интриги, действовать исподтишка, вести игру на публику, но не любят действовать напрямую, «в лоб». И когда у них прямо спрашивают об их мотивах, призывают к ответу, они испытывают стыд разоблачения, горькое чувство того, что вы говорите с ними о том, о чем они избегали прямо говорить. Это способствует тому, что у этих людей пропадает охота к нежелательному поведению по отношению к вам. Если разговор не поможет, то вы можете принять другие меры…

В общем, вы никак не можете воздействовать на то, что люди испытывают зависть. Но вы в состоянии исключить хамство в ваш адрес в конкретном случае. Это в ваших силах. Поэтому вы спокойно добиваетесь этого. При этом вы не думаете, «какой человек плохой, какой он хам, вот я ему покажу, он должен ответить за это!». Вы не проводите целый вечер в мыслях об этом человеке, пребывая в желании мести. Вы сами хозяин своему состоянию. Вы не позволяете никому манипулировать вами и влиять на ваше настроение. Вы принимаете тот факт, что люди бывают несправедливыми, грубыми по отношению к вам как один из фактов жизни.

Но при этом вместо того чтобы молча выдерживать эту грубость, вы корректируете ситуацию в свою пользу. И делаете это спокойно, без раздражения, гнева и постоянных мыслей о несправедливости. Если вам это сделать не удается, не страшно. Вы сильно не привязываетесь к мысли о восстановлении справедливости, если восстановить ее не представляется возможным. Вы принимаете то, что справедливость не всегда является неотъемлемым свойством реальности. Это и есть принятие! Принятие отличается от пассивного смирения, оно ни в коей мере не противоречит действию.

Итак, есть не столько проблема мира, сколько неспособность, или, что точнее, наше нежелание адаптироваться и приспосабливаться к реальности. А приспосабливаться означает не согласие с миром, а принятие его таким, какой он есть. Например, когда вы стоите на крыше пятнадцатиэтажного дома, вам лучше всего считать, что данная ситуация именно такова. Собственно, вы так и считаете. Когда вы переходите дорогу, вы тоже не питаете иллюзий, каким должны быть дороги и светофоры. Но стоит подумать о людях, и сразу появляется куча теорий о том, какие они должны быть, а то, какие они есть, на дух не принимается. Отношение мира к вам тоже должно быть какое-то особое и уникальное, а не такое, какое оно есть. Молоко или хлеб должны стоить столько, сколько вы готовы или способны за них заплатить, а не столько, сколько они стоят на самом деле. И так далее, и тому подобное.

Конечно, мир явно не изменится к лучшему, – да и вы не изменитесь тоже, – если вы согласитесь, что все вещи лежат на своих местах, что ваша зарплата такая, какая она есть, что у вас украли кошелек или раздели до нижнего белья. Согласие с подобным порядком вещей – это бессмысленное занятие. Согласие с миром – это не смирение и не обреченность в неизбежности положения вещей, а рычаг, с помощью которого подобных вещей и ситуаций можно будет избежать. Настолько, насколько вы этого захотите, настолько, насколько это в вашей силе и власти.

Не важно, какой мир, но важно, какой вы. Не важно, как много в этом мире трудностей и сложных жизненных ситуаций, но важно, как вы умеете их преодолевать. Мир хорош или плох в зависимости от того, насколько хорошо или плохо вам. Но если мы соглашаемся с тем, что он – просто мир, живой, единственный, неповторимый и уникальный наш мир, в котором мы живем, который такой, какой он есть, – то тогда мы перестаем ждать, пока он станет таким, каким нам хочется, ибо таким он никогда не станет, и начнем действовать и взаимодействовать с ним. И тогда мы способны свернуть горы или повернуть реки вспять.

Принятие – очень важное свойство в процессе саморазвития. Почему? Потому что самосовершенствование подразумевает, что наши лучшие качества будут развиваться, а недостатки исчезать. Но одним из «побочных эффектов» развития личности, является сильное неприятие, этап отрицания. Отрицание – химера саморазвития. И с этим нужно бороться. Необходимо постоянно обращать внимание на это.

Сам факт того, что мы не в состоянии контролировать все и вся сильно донимает нас. Мы начинаем злиться  на себя, а также на других людей. Результатом этого неприятия становится то, что мы начинаем проецировать его на окружающих людей. Мы не принимаем какие-то вещи в себе и, как следствие, не принимаем их в других людях. Наше неприятие часто переходит в такую форму отрицания, когда мы начинаем отрицать все свои прежние привычки, всю свою прежнюю жизнь, весь свой прежний опыт. И здесь нам следует понять, что даже в прошлой жизни было много полезного и ценного опыта, который нужно перенести в жизнь новую, а не открещиваться от него. Ведь нет никакой прошлой и новой жизни, есть только одна моя жизнь. Пусть она сильно изменилась, но это всегда был я, который не стоял на месте и менялся.

Почему постижение нашей культуры и дальнейшее ее принятие должно происходить через развлечение?

Развлечение не имеет никакой иной цели кроме получения удовольствия. Постижение нашей культуры – это не цель, а контекст развлечения.

Постигая культуру, мы принимаем ее во всех ее проявлениях, но это происходит только в том случае, если процесс постижение приносит нам удовольствие.

Нет никакого смысла заниматься решением проблем, создавая новые проблемы. Развлечение не есть обучение, труд или работа – оно само по себе не создает в жизни дополнительных проблем. Только когда развлечение превращается в страсть, возможно появление проблем (например, долги в карточной игре).

Развлечение не требует мотивации, ответственности, волевого усилия, контроля достигнутых результатов. Мы развлекаемся, чтобы на время уйти от всяких проблем. Истинный уход от проблемы – это принятие ее.

Если результатом развлечения считается получаемое удовольствие, то рационализация развлечения состоит в том, чтобы за минимум денег получить максимум удовольствия. Люди неизбежно прибегают к подобной рационализации, обращаясь к услугам индустрии развлечения.

Естественной формой развлечения является нерационализированное развлечение, при котором не существует никаких эталонов и не строится никаких прогнозов. Например, испорченный отдых из-за непогоды, наводнения и других нежелательных обстоятельств не считается лишенным удовольствия. Здесь удовольствие приносит именно событийная неожиданность, события не различаются на «плохие» и «хорошие». Ни о какой тотальной фрустрации (разочаровании) здесь не может быть и речи.

Считается, что всякое интеллектуальное развлечение сопряжено с определенной подготовкой и определенными ожиданиями. Из этого следует, что человек должен учиться такому развлечению, и нередко это связано с негативными переживаниями. Такой подход нам не подходит. В развлечении почти не должно быть моментов, которые не приносят удовольствия. Если такие момент и присутствую, то они не должны оказывать существенного влияния общее состояние удовольствия.

Высшая форма развлечения – это когда интеллектуальные усилия заранее не регламентируются, обучение происходит по ходу самого развлечения, причем к такому обучению не предъявляются никакие требования (не происходит рационализации). Человек развлекается даже в том случае, если у него не очень получается обучаться. Рано или поздно, он все равно обучится, а удовольствие следует получать при любом характере хода процесса обучения.

К примеру, человек с высоким IQ быстрее схватывает идеи, нежели плохо развитый в интеллектуальном плане человек. Данных факт лишь означает, что за один и тот же период оба этих человека освоят разное количество идей. Первый человек начнет строить из полученных знаний новые модели, что существенно усложнит его дальнейшее развлечение, поскольку он все время будет тратить время на проверку собственных моделей. Поэтому второй человек его постепенно нагонит, ибо не будет распыляться на построение собственных моделей. В какой-то момент оба человека освоят все положенные идеи, но при этом у первого голова будет отягощена своими моделями. Неизбежно пытаясь их применять, он совершит массу ошибок, тогда как второй будет просто применять усвоенные идеи и в итоге может получить преимущество перед первым. Оба этих человека получают удовольствие. Первому больше нравится проверять на «прочность» свои «изобретения», второй радуется тому, что освоенные им инструменты хорошо работают.

При столкновении с трудностями, которые не получается быстро преодолеть, у человека не должно возникать чувство собственной неполноценности или никчемности. Вероятнее всего, эти трудности объективные, связанные со сложной схемой абстракции. Не всякая абстракция может восприниматься мгновенно. Существуют абстракции, восприятие которых требует определенной приспособительной подготовки (адаптации). К примеру, понятия «инкапсуляция» и «полиморфизм» нельзя понять, просто прочитав их определения. Их смысл открывается только на ряде конкретных примеров, детально показывающих, как устроены эти механизмы.

При определении понятия могут потребоваться не только примеры, но и осознание его контекстов. Может потребоваться исторический контекст и/или контекст, в котором описывается проблема, в связи которой образовалось понятие, а также онтологический контекст. Некоторые понятия становятся понятными только в рамках соответствующей онтологии, определяющей общую терминологическую базу, относящуюся к задаче или проблеме. Осознание контекста приводит к «принятию» понятия.

Мы знаем, что всякая осваиваемая модель не может быть совершенной. Тем не менее, мы ее осваиваем, поскольку она применяется. Мы можем критиковать любую модель за ее несовершенство, но при этом мы знаем, что после замены этой модели на какую-либо иную у нас будут все основания критиковать и новую модель. Путь к совершенству иллюзорен, так же как иллюзорны любые критерии развития. Всякое развитие основывается на принимаемых нами соглашениях о том, что понимается под развитием. Эти соглашения – не догма, их можно изменять. Даже такой общепризнанный процесс, как научно-технический прогресс, при всей своей полезности может быть подвергнут резкой критике, например, за то, что уводит людей от постижения своей духовной сферы.

Понимая все это, мы получаем удовольствие от знакомства с новыми понятиями, механизмами социальной организации.

Зачем нам с ними знакомиться?

Мы не отвечаем на этот вопрос, у нас нет такой цели. Мы просто знаем, что получим удовольствие от знакомства с той реальностью, в которой живем, ведь постижение нашей культуры – это одна из наших потребностей. И как только здесь появляется какая-либо искусственная цель, удовольствие пропадает. Цели нужно ставить только при удовлетворении низших потребностей. Высшие потребности уже сами по себе можно интерпретировать как цели. Например, самоактуализация – это и потребность, и цель одновременно.

Мы не стремимся в жизни к максимальному удовольствию, но мы знаем, что живем ради получения удовольствия. Удовлетворение наших потребностей – это удовольствие. Все наши потребности даны нам неспроста. Каждая из них выполняет определенную жизненно важную функцию. И среди этих потребностей есть потребность постижения мира, в котором мы живем. Чтобы получать удовольствие, мы должны ее удовлетворять.

Мы получаем удовольствие, начиная понимать, почему в обществе так много страдания. Если каждый стремится к собственному удовольствию, неизбежен конфликт интересов. Общество строится по принципам, позволяющим не доводить конфликт до стадии самоуничтожения человечества. Конфликт будет присутствовать всегда, но благодаря культуре он является управляемым. Социум с его культурой – это инструмент управления конфликтами интересов составляющих его индивидов. Так, культура навязывает нам правило, что человеку следует стремиться не только к собственному удовольствию, но и к удовлетворению потребностей других людей. Применение данного правила позволяет уменьшить число конфликтов, и общество становится стабильным. Но с этим правилом связано множество неразрешимых противоречий, которые в обществе стараются особенно не афишировать, – в результате имеет место сильное расслоение общества, огромное число людей либо живут на грани или за чертой бедности, либо не считают свою жизнь особенно счастливой. Предпринимаемые попытки создать новые более совершенные правила ни к чему не приводят. Общее благосостояние растет, но уровень удовлетворенности людей своей жизнью остается на весьма низком уровне.

По всей видимости, наша неспособность построить бесконфликтные взаимоотношения обусловлена нашей психикой. Мы воспринимаем физическую реальность фрагментарно и воздействуем на нее посредством противоречивых ментальных моделей. У нас нет никакой возможности создать модели, на основе которых мы смогли бы выстроить друг с другом бесконфликтные отношения. Нам суждено вечно создавать противоречия, а потом их разрешать – так устроена наша жизнь. И принятие такого положения дел может приносить немалое удовольствие. Великое наслаждение понимать, что общество не может быть правильным, справедливым или гуманным. Оно лишь неизбежный инструмент разрешения противоречий, которые объективно возникают в голове каждого из нас.

Таким образом, постижение противоречий – высшая форма развлечения. Нет более высокого интеллектуального удовольствия, чем никем и ничем неограниченное познавание, как на самом деле устроена наша жизнь. Многообразие существующих противоречий жизни гарантирует наполненность такого развлечения. По большому счету, если вы не можете вообразить, что мир будет лучше или хуже, чем этот, то вы им просто наслаждаетесь, ибо никакого иного нет и быть не может.

И все же, почему развлечение, а не обучение?

Обучение всегда целенаправленно. Часто цель обучения – решение проблемы. Развлечение – принятие проблемы. Развлекаясь, мы уходим от проблемы, принимая ее. Возможно, какую-то проблему надо решать, но это не исключает ее первоначальное принятие. Более того, принятие проблемы перед ее решением способствует нахождению адекватного решения. Почему? Противоречия вокруг проблемы больше не являются раздражающим фактором, подталкивающим решить проблему как можно быстрее, любой ценой.