Бэкмология: акцент на работу с моделями

Данная программная публикация достаточно детально отвечает на вопрос, для чего создана Бэкмология. Ответ требует развернутой преамбулы, объясняющей исходные предпосылки появления Бэкмологии.

Окружающий нас мир мы воспринимаем объектно, или дискретно, но при этом предполагаем его непрерывность. Дискретность ни в коей мере не отменяет непрерывность. Непрерывность присутствует всегда и везде. Так, любое явление имеет некоторый эффект, который влияет на само явление. В одних случаях это непосредственное влияние, в других случаях – влияние после некоторой трансформации, связанной с воздействием эффекта на другие явления.

В дискретном, или объектном, мире непрерывность проявляется через неопределенность. Объект «не знает», что с ним произойдет в следующий момент. Непрерывность всегда может «создать» другие объекты, которые могут воздействовать на существующий объект. Вариантов воздействия может быть бесчисленное множество.

Объектность и неопределенность между собой тесно связаны. Объектность приводит к неопределенности, и объекты преодолевают созданную ими неопределенность.

Преодоление неопределенности становится возможным благодаря информации. Информация «связывает» объекты между собой, позволяет им осуществлять взаимосогласованное взаимодействие. Известная формула КОБ «материя-мера-информация» как раз и выражает неразрывную связь непрерывности (материя) и дискретности (мера) посредством информации.

Вызывает удивление, что мы, по сути ничего не зная о непрерывности, дискретности и информации, можем данной формулой пользоваться. Практика свидетельствует о некоторой «реалистичности» нашей догадки. Формула «материя-мера-информация» является высокоуровневой моделью нашего представления о мироздании.

По умолчанию считается, что формы способны отражать и хранить информацию, а также обмениваться ей, переносчиком информации считаются поля. Если непрерывность считать энергией, то все формы – это энергетические образования, а их взаимодействия являются энергоинформационными. Физика элементарных частиц строится на базе этого представления. Так, частицы обмениваются фотонами, а фотонные поля переносят информацию.

Таким образом, если мы хотим понять, как все устроено, перед нами встает задача – определять информационные взаимодействия форм и находить способы хранения и передачи информации. По этому пути мы и идем – строим модели. Модель – это гомоморфное отображения бытия. Гомоморфизм в самом простом понимании означает «неточное».

Перед нами автоматически возникает другая задача – что считать формой, или объектом. В качестве объектов мы считаем все то, что различаем. Различение – единственный механизм, который позволяет выделить как, макрообъекты, так и микрообъекты, не видимые глазу. Такой способ восприятия имеет свои ограничения. Он не учитывает взаимодействий объектов, а значит, не позволяет строить модели. Ведь все модели в принципе строятся на основе двух сущностей: элемент (объект) и отношение (связь).

Для выделения объектных связей нам дано сознание. В результате мыслительных операций над динамикой различаемых объектами мы обнаруживаем их связи. Мы различаем не только статику (форму) объектов, но и их динамику которая позволяет выделять связи. Объекты «обрастают» атрибутами (свойствами), связи эти атрибуты могут изменять. Как нетрудно догадаться, атрибуты – это хранение объектами информации, а связи – передача информации между объектами.

Несомненно, встает вопрос: что передается? В реальном мире передаются энергии, или точнее, энергетические объекты. В мире сознания взаимодействия могут представляться только в виде несуществующих объектов – некоторых знаков. Но тогда для получения единообразной картины при построении моделей и сами объекты с их атрибутами необходимо представлять в виде знаков. Таким образом все ментальны модели становятся знаковыми, или символическими. Вот эти самые знаки мы и считаем информацией.

Природа дала нам способность строить символические модели. Но все, что может происходить в Природе, обусловлено самой Природой. Отсюда можно предположить, что общая формула «материя-мера-информация» имеет под собой какие-то основания. Как бы мы ни понимали информацию, нечто подобное символическому кодированию присутствует в Природе и мироздании, иначе мы бы не могли строить моделей.

Наряду с построением моделей – отображений реальности – мы можем строить метамодели. Рефлексируя, т.е. применяя мысленные операции к построенным моделям, мы строим модели, описывающие ранее построенные модели. Рефлексируя по поводу метамоделей, мы создаем мета-метамодели.

Обобщение и абстрагирование – важнейшие операций рефлексии. Обобщение – мысленное выделение, фиксирование каких-нибудь общих существенных свойств, принадлежащих только данному классу предметов или отношений. Абстрагирование – мысленное отвлечение, отделение общих, существенных свойств, выделенных в результате обобщения, от прочих несущественных или необщих свойств рассматриваемых предметов или отношений и отбрасывание (в рамках нашего изучения) последних.

Обобщение и абстрагирование есть способ преодоления неопределенности. Множество конкретных моделей сводится к одной более общей модели, что существенно упрощает дальнейшее поведение.

Анализируя сходство и различие различных моделей, мы выявляем те сходные черты (атрибуты), которые присутствуют в некоторой группе моделей, и на основе этих общих черт строим модель, называемую классом (типом) объектов. Так из совокупности конкретных лающих и кусающихся животных появляется понятие «собака» и т.д. Операция абстрагирования является комплексной. Она строится на базе операций различения (сравнения) и группировки. Группировку – объединение действий и объектов по их сходству и различию – Жан Пиаже считал важнейшей операцией мышления и интеллекта.

Зачем мы строим модели?

Самый общий ответ – чтобы бороться с неопределенностью. Для выживания нам необходимо предугадывать развитие событий. Модели позволяют нам делать это. Обобщение и абстрагирование есть способ преодоления неопределенности. Мы не в состоянии учитывать все воспринимаемые детали, связанные с воздействием на нас окружающей среды. Поэтому мы вынуждены упрощать «картинку», создавать упрощенные модели, в которых не присутствую несущественные, на наш взгляд, детали. Как нетрудно догадаться, упрощение приводит к неточности предсказания на основе построенных моделей. Но тем не менее, несмотря на свою неточность, многие модели делают свое дело – помогают предугадывать события.

Модели используются для управления собственным поведением – активного приспособления и преобразования окружающей среды. Собственная неустойчивость, приводящая к ухудшению состояния, требует постановки и реализации адекватных целей для улучшения состояния.

Упрощенная формальная модель поведения базируется на следующих конкретизирующих предпосылках. Для живых организмов характерно наличие потребностей. Удовлетворение физиологических потребностей, что является необходимым условием существования, может происходить только в определенных ситуациях взаимодействия организма со средой. Эти ситуации являются альтернативными целями направленного поведения. Поведение животных в каждый момент направлено, в общем случае, на достижение одной цели, соответствующей одной потребности.

Живой организм как целое неустойчив в том смысле, что физиологические потребности имеют общее свойство их нарастания с течением времени. Поддержание устойчивости – непрерывная задача живых организмов, решаемая как на клеточном уровне за счет внутренней работы, т.е. ассимиляции и синтеза структуры, так и на уровне целого организма за счет внешней работы, т.е. активного поведения в среде.

Значения физиологических переменных, определяющие наличие и величину первичных физиологических потребностей, должны иметь согласованные значения. Можно упрощенно предположить, что в многомерном пространстве физиологических переменных имеется область, соответствующая нормальному состоянию организма. Также можно предположить, что имеется еще одна более широкая область – область допустимых значений, выход за пределы которой гибелен для организма. Объективная задача поведения – максимально долго поддерживать величины физиологических переменных в пределах этой области.

Задача поведения может не исчерпываться необходимостью поддержания значений первичных физиологических переменных и соответствующих им потребностей внутри области допустимых значений. К первичным физиологическим потребностям организма добавляются потребности, определяемые необходимостью продолжения рода, а также вторичные потребности, косвенно влияющие на первичные. Последнее особенно характерно для человека ввиду его сложного общественного способа существования. Добавление в рассмотрение вторичных потребностей общей схемы не меняет: живой организм обладает внутренней неустойчивостью – не удовлетворяемые потребности увеличиваются. Поведение определяется принципом максимизации времени пребывания системы внутри области допустимых значений регулируемых переменных (потребностей).

Имея достоверные модели внешней среды, можно приспосабливать свое поведение таким образом, чтобы потребности в основном удовлетворялись. Выбор варианта действий зависит от прогнозируемых значений ключевых показателей среды. Каждый вариант действий соответствует определенным значениям показателей. Лучший вариант максимизирует критерий удовлетворения потребностей.

Модели повсеместно используются для создания артефактов. Мы собираем различные конструкции на основе чертежей и инструкций. Чертеж – это та же модель. Здесь каждая деталь имеет определенное символическое обозначение. Инструкции по сборке ссылаются на это обозначение.

Вообще, в кибернетике говорят, что целенаправленная кибернетическая система S имеет некоторые знания, если она имеет модель некоторой части мира, в которой S находится. Говоря неформально, модель какого-либо процесса – это другой процесс, который как-то воспроизводит, симулирует первичный процесс. Так используя модель, становится возможным узнать что-либо о моделируемом процессе не наблюдая его, или предсказать его результаты до того, как они появятся.

Знание необходимо для выбора действия адекватного цели. Знание должно давать возможность предсказывать результат данного действия в данной ситуации до того, как это действие совершено. Порождение прогноза  заключается в вычислении нового внутреннего состояния соответствующего ожидаемому состоянию мира.

Следовательно, модель нужна для порождения предсказаний. Моделирование необходимо для выбора такого действия, которое при подстановке в модель для данного представления дает новое представление наиболее близкое к целевому состоянию системы. Подобная схема моделирования достаточно универсальна и может быть применена практически к любому процессу познания.

Кибернетику как целое можно описать как попытку построить универсальную метамодель, которая помогла бы строить модели конкретных объектов для всякой конкретной системы или ситуации.

Какова связь между моделями и системой?

При построении любой модели возникает необходимость очерчивания ее границ. Что должно входить в модель? Из каких элементов и связей она состоит? В связи с этими вопросами появилось понятие «система». Система определена, если установлены все ее компоненты. Система есть различие между системой и окружающим миром. Она выполняет определенные функции, стремится к определенным целям.

Различаются естественные и искусственные системы. Естественные системы – это то, что мы различаем в окружающем мире. Искусственные системы – это артефакты. Если по поводу выделения искусственных систем почти не возникает вопросов – они определяются их конструкцией, то выделение естественных систем всегда сопряжено с трудностями и спорами.

Имеет ли смысл представлять человека системой? Ведь его устройство чересчур сложно, чтобы построить достоверную модель. То же самое касается и социума. Тем не менее, их все же принято считать системами, видимо, в надежде на то, что рано или поздно будут построены полные и достоверные модели как человека, так и социума. А пока человек как система – это набор разрозненных моделей, объединенных одним заголовком. Лучше всего исследована физиология человека. Что касается психической деятельности, то здесь качество моделей оставляет желать лучшего. В отношении социума существует множество несогласованных и нередко конкурирующих между собой теорий, каждая из которых пытается объяснить некоторые из его аспектов.

Однако для исследования человека и социума все же целесообразно представлять их системами. Эти  системы отождествляются с поддерживаемыми ими моделями и могут рассматриваться только в контекстах данных моделей. Знание моделей системы означает знание системы.

Живая система способна строить модели и на их основе активно преобразует свое окружение и внешнюю среду. Зная, какими моделями оперирует система, можно прогнозировать ее поведение. Необходимо как бы поставить себя на место системы и применить к ситуации ее адекватные модели. Естественно, знанием одних моделей здесь не обойтись. Следует как можно более точно «считывать» состояние системы, а также знать достоверную историю ее развития – какие модели он наработал и каким моделям обучился.

Конечно, психическое состояние человека – «тайна за семью печатями». Отчасти человек показывает, что происходит у него внутри, выражая эмоции. По эмоциям, а также по его мимике и жестикуляции, если они не наигранные, можно довольно точно понять настроение человека. Однако часто люди пытаются скрыть свои эмоции. Тогда остается только один способ прогнозировать их поведение – полагаться на интерпретацию используемых ими моделей. Люди склонны вести себя стереотипно. Это означает, в определенной ситуации человек поведет себя определенным образом, согласно ранее построенной им модели. Зная, какая модель применяется, можно, например, скорректировать ситуацию таким образом, чтобы человек не смог применить ожидаемую модель, т.е. «загнать» его в ситуацию неопределенности, когда он будет вынужден совершать ошибки.

Как мы строим модели?

Создание модели – всегда нетривиальный процесс, сопряженный с ошибками и потерями. Модель (знание) не может быть пассивно получено из окружающей среды или посредством коммуникации. Окружающая среда не «учит» и не «информирует» систему, она лишь искореняет неадекватные модели, наказывая или разрушая систему, которая пользуется такими моделями.

По всей видимости, естественный отбор организмов является предпосылкой образования значительной части суммы знаний, которую в своих генах имеют живые организмы. На простейшем уровне устройства построение модели происходит путем внесения изменения в устройство с последующим выбором варианта, или же методом проб и ошибок. В простейших системах, например, в примитивных организмах, выбор оказывается сравнительно простым  – из малого числа вариантов. По мере усложнения системы количество возможных восприятий существенно увеличивается, а возможные действия исчисляются тысячами, так что число возможных моделей или архитектур управления растет очень быстро. При этом полученная из окружающей среды информация, которая указывает на успешность или неуспешность того или иного действия или прогноза, слишком неточна и ограничена, чтобы выбрать правильную модель из числа всех возможных. Для эффективного построения правильных адекватных моделей, которые с достаточно высокой вероятностью окажутся работоспособными, системе могут понадобиться комбинации уже существующих компонентов, различные внутренние эвристики и субъективные критерии выбора.

У высших организмов, включая человека, базовый процесс получения знания аналогичен процессу биологической эволюции. Знание активно конструируется, и познание служит для организации опыта, полученного при взаимодействии с окружающим миром. Субъект или группа субъектов конструируют знание для того, чтобы лучше приспособиться к окружающей среде. Новое знание в основном строится методом «проб и ошибок» – конструируется вслепую, а затем отбирается под воздействием внутренних (например, согласованность с уже имеющимся знанием) и внешних (например, данные наблюдений) факторов. Таким образом знание обретает связь с окружающей действительностью. Критерием истинности знания субъекта является «приспособленность» знания для решения задач, стоящих перед ним, подобно приспособленности вида к конкретным условиям окружающей его среды. Из этого следует невозможность абсолютно истинного знания. Как не существует идеально приспособленных к окружающей среде особей, так и не может существовать идеального знания, дающего возможность полностью решить стоящую задачу. Объективность определяется отбором правильных, позволяющих достичь некоторой цели, решить задачу, знаний при взаимодействии с окружающей средой.

Естественный отбор – это слишком расточительный способ формирования знаний, Поэтому у высших организмов развился более эффективный способ построения моделей – обучение. В обучении состязание происходит между различными правилами внутри структуры управления организма. Правила дифференцированно поощряются или закрепляются согласно их успешности в предсказании или в управлении возмущениями. Те из правил, которые получили наибольшее закрепление, в конечном итоге получают более высокий приоритет над менее удачливыми. Это может интерпретироваться как регулировка на метауровне или как метасистемный переход, где цель теперь начинает определяться как минимизация воспринимаемой разницы между предсказанием и наблюдением, а действия есть изменения в компонентах модели.

Существует широко распространенное представление, что знание от начала и до конца строится субъектом. При этом в сознании изначально не существует никаких универсальных категорий, объектов или структур, а также не существует никакого объективного эмпирического опыта или фактов. Представления об отражении действительности в сознании исключаются. Слабая связь модели с действительностью и сильная ее зависимость от субъекта приводит к релятивизму, равнозначности различных моделей действительности. Критерии, позволяющие отделить истинное, адекватное знание от ложного, или сравнить две конкурирующие модели, отсутствуют.

Иными словами, система не имеет доступа к тому, каков мир «на самом деле», поэтому модели внутри нее – это субъективные построения, а не объективные отражения окружающей действительности. И, насколько известно познающей системе, эти модели и есть ее окружающая среда.

Для выяснения пригодности использования модели ей предъявляются требования согласованности и инвариантности. В требовании согласованности, хотя и не существует наблюдения, которое могло бы единолично подтвердить истинность модели, но различные наблюдения и модели могут взаимно подтверждать или поддерживать друг друга, увеличивая тем самым свою совместную надежность. Таким образом, чем более логически последовательным будет фрагмент знания в отношении всей прочей наличной информации, тем более он будет надежным. В требовании инвариантности восприятия кажутся более «настоящими», если они менее изменяются от наблюдения к наблюдению. Например, объект можно определить как такой аспект восприятия, который остается неизменным (инвариантным) в случае изменении точки зрения наблюдателя. А объект – это собственное состояние когнитивного преобразования. Кроме того, существует инвариантность относительно наблюдателя: если различные наблюдатели соглашаются насчет восприятия или концепции, то это явление может считаться «настоящим» по консенсусу. Такой процесс достижения консенсуса насчет совместно используемых концепций был назван «социальным построением (конструированием) реальности».

Поскольку все модели строятся неким наблюдателем, этот наблюдатель должен быть включен в модель ради ее полноты. Это в особенности относится к тем случаям, в которых процесс построения модели воздействует на само моделируемое явление. Когда ни процесс наблюдения, ни процесс моделирования не влияет на динамику в окружающем мире, что выполняется для некоторых макросистем, наблюдателя для простоты исключают из модели. В отношении социальных наук или психологического самоанализа модель обязательно должна включать в себя отношения между самой системой и средой, то есть быть рекурсивной.

Каким образом появляются все более и боле сложные модели?

Дональд Кемпбелл предложил теорию познания, которая базируется на следующих трех основных принципах:

1. Принцип «слепой вариации и избирательного сохранения» заключается в предположении о том, что процесс порождения новых знаний (гипотез) на самом верхнем уровне слеп, то есть не существует возможности на основе уже имеющихся знаний определить заранее, какая из потенциальных гипотез более предпочтительна. Лишь после того, как гипотезы выдвинута, она может быть проверена, а затем отброшена или сохранена.

2. Понятие «замещающего селектора». Новые знания не обязательно должны отбираться при непосредственном взаимодействии с окружающим миром, предварительный отбор может происходить на основе уже имеющихся представлений о действительности. Таким образом, результаты предыдущих пробных попыток могут в некоторой степени «замещать» отбор, производимый средой.

3. В процессе эволюции замещающие селекторы образуют все более и более глубокую вложенную иерархию. При надстройке подобной иерархии может происходить модификация (как описано в п. 1) промежуточных уровней под действием вновь возникающего знания.

Ведение понятия замещающего селектора как инструмента познания, возникшего в процессе адаптации живых существ в мире, является важным шагом в понимании процесса получения знаний. В качестве примеров замещающих селекторов можно назвать инстинкты животных, кантовские понятия a priori, жизненный опыт конкретного человека, человеческое общество, культуру. Порожденные на том или ином уровне развития познающих систем (от простейших организмов до человеческого общества) замещающие селекторы образуют иерархию, в которой одни селекторы могут отбирать другие, и лишь после прохождения пробной теории всей пирамиды она приходит в соприкосновение с действительностью. Иерархию замещающих селекторов можно рассматривать как модель окружающего познающего субъекта мира.

При иерархическом построении знаний (моделей) модели нижних уровней порождаются моделями верхних уровней. Чем выше в иерархии знаний находится модель, тем большей абстрактностью она обладает. Степень абстракции оценивается по ее уровню. Абстракция тем выше, чем шире область явлений, для которых предсказания данной модели верны. В зависимости от уровня абстракции знания разделяются на конкретные и теоретические. Помимо теорий создаются и метатеории.

Метатеория – дисциплина для объяснения природы теорий, правил и закономерностей, определения их общности и сходства.

Метауровень исследования не просто объединяет все существующие методологические опыты, а снимает их в себе, высвечивая всё общее, что в них есть. Уровень метатеории в исследовании необходим для определения возможности что-то изменить в этом мире.

Для чего создана Бэкмология?

1. Эпистемология отвечает на вопрос: «Что такое знание, и каково его отношение к реальности?». Метафизика пытается решить следующую проблему: «Какова природа вещей?». Этика позволяет ответить на вопрос: «Что хорошо и что плохо? К чему мы должны стремиться и что делать?». Все эти области так или иначе оперируют с моделями.

Бэкмология обеспечивает ориентирование в построенных моделях и теориях. Необходимость в интеллектуальной навигации по моделям и теориям вызвана их огромным числом. Помимо того, что каждая область деятельности и знаний представлена рядом официально признанных и альтернативных теорий, существуют еще междисциплинарные модели и тории, признаваемые или не признаваемые научным сообществом.

Наибольшее число теорий и связанных с ними моделей создано в гуманитарных областях. Экономика, социология, психология, политология изобилуют устаревшими, актуальными и считающимися перспективными теориями, а также богатым дискурсом вокруг них. Многообразие теорий обусловлено и сложностью проблемной области, и недостатком информации, и различием исходных позиций, мировоззрения, идеологии, разным пониманием самой сущности явлений. Различие взглядов и суждений приводит к возникновению разных теорий. Новые теории часто создаются в противовес уже имеющимся теориям, для доказательства их ошибочности. Также теории и доктрины нередко разрабатываются по заказу, для обоснования и поддержки нужного политического или экономического курса или дискредитации уже имеющегося. Разные теории обслуживают различные экономические, финансовые, политические и иные интересы.

Философия и методология науки пытается каким-то образом упорядочить и систематизировать весь спектр направлений мыслительной активности. Популярные и заслуживающие внимания теории получают свои ярлыки, оценку сильных и слабых сторон, критический анализ их узких мест или обоснование несостоятельности. Теории оцениваются прежде всего с точки зрения их применимости на практике. Чем активнее применяется теория, тем больше ее популярность. Это не означает ее правильность. Часто теории используются для поддержания нужного режима поведения граждан и насаждаются директивно.

2. Бэкмология отслеживает жизненный цикл моделей. Имея понимание, где модель образовалась, для чего она используется, кому передается, когда она устаревает, значительно легче поддерживать объективную рациональность поведения.

Модели и теории обслуживают поведение людей. Каждый человек имеет свою конфигурацию потребностей, согласно которой и выстраивает свое поведение. Он использует те модели из совокупности ему доступных, которые позволяют удовлетворять свои насущные потребности.

В обществе модели и теории используются в качестве средств поддержания различных социальных процессов, обслуживающих определенные группы населения. За каждой моделью и теорией стоит группа интересов, которой она выгодна. Группы интересов образуются по сходству конфигураций потребностей, мировоззрения. Они бывают добровольные или вынужденные Естественно, группы конфликтую между собой, если у них имеется конфликт интересов. Также группы вступают в альянсы при наличии совпадающих интересов.

В результате образуется социальная структура общества – устойчивая связь субъектов социальной жизни, которые различаются между собой степенью обладания собственности, получаемого дохода, власти, престижа, образования. Социальная структура придает жизни организованность и стабильность, она является фактором, определяющим и действия, и даже мысли и настроения людей.

Социальная дифференциация – разделение общества на группы, занимающие разное социальное положение, – играет важнейшую роль в обществе. Принято различать экономическую, политическую и профессиональную дифференциацию. Экономическая дифференциация выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании богатых, бедных и средних слоев населения. Деление общества на управляющих и управляемых, политических лидеров и массу есть проявление политической дифференциации. К профессиональной дифференциации можно отнести выделение в обществе различных групп по роду их деятельности, занятиям. При этом некоторые профессии считаются более престижными в сравнении с другими.

Стратификация (лат.stratum– слой, пласт и facere– делать) – процесс и результат дифференциации общества на различные социальные слои, отличающиеся по своему общественному статусу. Стратификация обязательно подчеркивает упорядочение социальных слоев и их расслоение по какому-то критерию (богатство, власть, престиж и т.д.). Социальная стратификация – иерархически организованная структура социального неравенства, которая существует в определенном обществе, в определенный исторический отрезок времени.

Страта – совокупность семей и индивидов, занимающих определенный социальный уровень по доходу, благосостоянию, власти или престижу. Каждая страта наряду с общими моделями, разделяемыми всеми членами общества, поддерживает собственные модели. Наличие страт придает обществу динамику. С изменением конфигурации потребностей человек переходит из одной страты в другую, которая ему больше соответствует.

Если у каждой страты есть свои модели, это не означает, что все эти модели создала сама страта. Управление предполагает навязывание определенных моделей управляющего управляемому. При этом управляемый раскрывает собственные модели перед управляющим, чтобы тот мог лучше понимать управляемого. Можно проследить достаточно четкую связь между стратой и ее моделями, а также определить, создала ли модель страта сама или модель ей была навязана.

Общество базируется на коммуникации. Посредством коммуникации передаются и согласовываются модели между группами и людьми. Межличностная коммуникация представляет собой передачу или получение какой-либо информации, побуждение партнера к совершению действий, намерение изменить его взгляды, стремление оказать эмоциональную поддержку и т.д. В зависимости от характера коммуникации принято выделять несколько моделей межличностной коммуникации.

Наиболее широкое распространение получила линейная модель, рассматривающая коммуникацию как действие, в рамках которого отправитель кодирует идеи и чувства в определенный вид сообщения и затем отправляет его получателю, используя какой-либо канал (речь, письменное сообщение и т.п.). У этой модели есть недостаток – она рассматривает коммуникацию как однонаправленный процесс, идущий от отправителя к получателю. Поэтому модель годится для описания письменной коммуникации, воздействия средств массовой информации, где получатель сообщения рассматривается как объект воздействия.

Другой моделью межличностной коммуникации является трансакционная модель. Она представляет коммуникацию как процесс одновременного отправления и получения сообщений коммуникаторами. Эта модель обращает наше внимание на то обстоятельство, что коммуникация – это процесс, в котором люди формируют отношения, постоянно взаимодействуя друг с другом. Данная модель намного лучше описывает процессы коммуникации, чем линейная.

Существует также интерактивная, или круговая модель, межличностной коммуникации. Она представляет собой не просто процесс передачи сообщения от отправителя к получателю, в ходе которого первый кодирует, а второй декодирует информацию. Важным элементом этой модели является обратная связь. Это реакция получателя на сообщение, которая выражается в ответном сообщении, направляемом отправителю. Введение обратной связи наглядно демонстрирует кругообразный характер коммуникации: отправитель и получатель сообщения последовательно меняются местами. Круговая модель, подобно линейной, изображает коммуникацию как ряд дискретных актов, имеющих начало и конец, причем ключевой фигурой в них является отправитель сообщения, так как от него зависит реакция получателя информации. Для описания процессов межкультурной коммуникации и понимания ее специфики больше подходит именно круговая модель.

Бэкмология разделяет процессы удовлетворения потребностей (создания и реализации моделей) от процессов коммуникации (передачи моделей). Это позволяет прослеживать, как образуются группы, как осуществляется управление, какие модели навязываются или подавляются.

3. Бэкмология формализует процесс принятия и реализации решений. Оперируя моделями, Бэкмология создает четкую и ясную картину происходящих событий с точки зрения управления. Структурируется и единообразно конкретизируется следующий сценарий. Человек имеет потребности, которые ему надо удовлетворять. Он выбирает наиболее оптимальную в создавшейся ситуации линию поведения, обеспечивающую максимальное удовлетворение его потребностей.

Единообразная конкретика появляется путем выявления значимых моделей вовлеченных в ситуацию субъектов. Конфигурация потребностей, мировоззрение и психическое состояние определяют набор используемых субъектом моделей. Структурирование заключается в определении существенных связей между выявленными моделями. Также структурируется неопределенность и психические состояния вовлеченных в ситуацию субъектов.

Неопределенность не позволяет построить полную картину ситуации. Однако благодаря структурированию неопределенности создается четкая и ясная картина, которая показывает имеющиеся возможности, риски, вероятности ошибок и неудач.

Какой модели или теории следует придерживаться?

В Бэкмологии данный вопрос не имеет смысла. Бэкмология почти свободна от фильтров, связанных с поддержанием определенной мировоззренческой парадигмы (релятивизм, конструктивизм, позитивизм, гуманизм, постмодернизм и т.д.). Отсутствие тенденциозности позволяет использовать Бэкмологию практически любому человеку, независимо от его мировоззрения.

Дело в том, что мировоззренческие модели включаются в набор учитываемых моделей. Иными словами, субъект всегда рассматривается в контексте значимых для него моделей. Эти модели будут оказывать свое влияние на процесс принятия и реализации решений. Если принимающий решение субъект видит, что данные модели не позволяют сформировать рациональное решение, он вправе задуматься над тем, чтобы «поступиться своими принципами», или отказаться от мешающих ему установок и стереотипов. Что касается всех остальных субъектов, вовлеченных в ситуацию, то их мировоззренческие модели также учитываются. Оказание психологического воздействия может заставить их на время «забыть» о своих принципах. Таким образом временно отключаются сильно мешающие модели.

Как видно, Бэкмология выступает в качестве гибкого инструментария, изначально не привязанного к каким-либо интересам. Привязка к интересам и анализ связанных с интересами моделей идет в ходе использования инструментария. Именно поэтому Бэкмология могла бы подойти для широкого круга пользователей, придерживающихся разных взглядов. Но цена за ее гибкость – наукообразие. А поскольку большинство пользователей предпочитают получить инструменты, которые «позволяют» достичь намеченного бездумно, автоматически следуя простым инструкциям, то круг возможных пользователей Бэкмологии существенно сокращается.

 

Публикации по основаниям Бэкмологии:

Энергетическая модель психики

Энергетическая модель эмоций

Гедоническая шкала эмоций

 

Публикации на тему неопределенности:

Волшебная сила неопределенности

Искусство преодоления неопределенности