Искусство преодоления неопределенности

Состояние неопределенности интуитивно знакомо каждому из нас. Это и смутное беспокойство, и неумение оценить ситуацию и сделать правильный выбор, и непонимание сути происходящего из-за отсутствия каких-то звеньев, и разлад между намерениями человека и результатом его деятельности, и неадекватная оценка ситуации и т.д.

Все это приводит к сомнениям, колебаниям, размышлениям. «Что день грядущий нам готовит?» – этот вопрос указывает на скоротечность событий, он не позволяет жить в полном согласии с собой и миром. Поэтому естественно стремление избавиться от смутных предположений и замешательства, обратиться к точным определениям, прояснить ситуацию и действовать так, чтобы любой поступок не сопровождался мучительными переживаниями и колебаниями.

Не составляет труда выделить очевидные видимые причины неопределенности. Это и бурлящий водоворот жизненных стихий, который захватывает и поглощает так, что сами события наступают быстрее, чем требуется времени для их прогнозирования; и недостаточно глубокое проникновение в природу вещей; и поверхностность путанных, субъективных переживаний; и огромный массив недальновидных и неразумных человеческих деяний и т.д.

Неопределенность включает в себя всю полноту изменений, всю их новизну. Мы не имеем представления, что нас ждет, возможно ли точное знание о будущих событиях и необходимо ли такое знание человеку? Если неопределенность пагубна и удручающа, а определенность столь желанна и комфортна, то почему так притягательны удивление, наслаждение новизной, надежды, желания, пульсация жизни? Почему действительность не сочетается с радужными предначертаниями и самыми точными формулами?

Эти и подобные им вопросы человек ставит перед собой испокон веков. Классическая наука оставила нам в наследство ориентацию на строго однозначную закономерность. Но сегодня такой подход все больше и больше тускнеет перед картинами многовариантного процесса развития. Представление о логическом единообразии процессов и явлений постепенно уходит в прошлое. Все более привычным становится ветвящийся процесс отклонения от прямой, не строгая направленность к заведомо прогрессивным формам, а постоянное возобновление ситуации выбора. Тем не менее, неопределенность продолжает пугать большинство из нас. Мы не готовы всецело принять неопределенность как данность, с которой нам предстоит жить и постоянно мириться.

***

Неопределенность можно определить следующим образом.

Неопределенность – отсутствие или недостаток ясности и (или) уверенности относительно состояния рассматриваемого объекта.

Если объект в рассматриваемой ситуации может иметь только одно возможное состояние, и известны значения всех его параметров, то такое состояние называется детерминированным (предопределенным, неслучайным, полностью определенным), и никакой неопределенности в отношении данного объекта нет. Напротив, если существуют разные состояния объекта, и он может менять их во времени, то в зависимости от объема располагаемой информации может иметь место как детерминированная ситуация, так и ситуация неопределенности.

В реальности часто нет всей необходимой информации для однозначного определения состояния объекта в будущем. Поэтому всегда существует некоторая неопределенность относительно будущего состояния объекта. То есть на основе доступной информации невозможно выяснить, какие состояния вообще может принимать рассматриваемый объект, или какое именно из известных возможных состояний примет объект.

Неопределенность – скорее правило, чем исключение. Во внешней или во внутренней среде объекта происходят различные явления (природные, социальные, биологические, физические и т.д.). Некоторые из этих явлений оказывают воздействия на рассматриваемый объект, и под их влиянием состояние объекта может измениться. А просчитать все возможные состояния объекта практически невозможно.

Понятие неопределенности применительно к экономической системе характеризует ситуацию, в которой полностью или частично отсутствует достоверная информация о возможных состояниях внутренней и внешней среды. Неопределенность рассматривается как неполное или неточное представление о значениях различных параметров в будущем, порождаемое различными причинами и, прежде всего, неполнотой или неточностью информации об условиях реализации решения, в том числе затратах и результатах.

Неопределенность имеет место, если исходы, которые будут получены лицом, принимающим решение, зависят от событий, которые невозможно предвидеть с полной определенностью. Принятие решений предполагает выбор в условиях неопределенности – неопределенности как незаданности множества возможных альтернатив, неопределенности развития ситуации во времени после выбора рассматриваемой альтернативы, неопределенности критериев выбора или отсутствия правильного решения. Принятие решения разрешает ситуацию неопределенности.

Процессы, в которых присутствует неопределенность, обнаруживаются в громадном массиве реалий действительности. В сфере социально-политических отношений они дают о себе знать неожиданными коллизиями, резкими сменами исторических декораций, бессистемностью массовых движений, проявлениями совокупностей непреднамеренных последствий и побочных продуктов целесообразной деятельности человека.

Независимо от того, осознана или нет природа неопределенности, она живет во всеобщей системе взаимодействий, выступая реальным компонентом развития. Сами по себе процессы неопределенности, как и процессы определенности, не являются ни чем-то сугубо отрицательным, ни чем-то исключительно положительным. Они пронизывают ткань бытия, обнаруживают себя в поведении сложных систем и поэтому неустранимы.

***

В Бэкмологии постулатом является следующее утверждение. Полный детерминизм (определенность) имеет место только на фундаментальном уровне организации материи. Любая производная от фундаментальной организации материи сопряжена с неопределенностью, поскольку является процессом создания многообразия возможных состояний и ситуаций. Возможно, чем выше производная, тем больше появляется неопределенности.

Выражается неопределенность в многообразии превращения возможностей в действительность, в существовании множества (как правило, бесконечного числа) состояний, в которых рассматриваемый в динамике объект может находиться в будущий момент времени.

Преодоление неопределенности возможно только путем ограничения числа степеней свободы производной материальной организации. Любая организация материальных форм накладывает на эти формы ограничения, что и приводит к уменьшению неопределенности. Так, самоорганизация есть один из механизмов выхода из неопределенности.

Разрушение объекта – это результат непреодолимой неопределенности. В условиях полной определенности объект будет существовать вечно, его разрушение возможно только при воздействии на него сил, на которые объект не может отреагировать, оставаясь при этом самим собой.

В бытовом понимании, незнание есть причина неопределенности. Любой созданный объект «не знает», что его ждет в окружающем мире. Даже если попытаться создать объект, который «умеет» реагировать на все возможные воздействия на него, в будущем обязательно появится воздействие, разрушающее этот объект.

Неопределенность – это не случайность, а неуправляемость производных материальных форма с фундаментального уровня. Создаваемые формы «живут» сами по себе, без контроля со стороны их «создателя». Фундаментальный уровень предоставляет формам широкие возможности информационных взаимодействий, и именно благодаря этим возможностям формы управляют своими конфигурациями. Информация позволяет бороться с неопределенностью, но полностью ее устранить не может.

В целом, имеет место расслоение базового уровня и его производных. Оторванность мироздания от фундаментального уровня можно попытаться объяснить с позиций безопасности. Фундаментальный уровень не должен зависеть от «игр» мироздания, его задача – обеспечивать лишь базовую поддержку.

Расслоение и полный детерминизм на фундаментальном уровне организации материи не позволяют получить определенность в производных материальных формах. Таким образом, появление неопределенности в мироздании имеет характер основополагающего конструктивного метазакона. Этот метазакон сводит на нет всякие рассуждения о первопричине – он как бы частично отменяет детерминизм фундаментального уровня. От детерминизма остаются причинно-следственные связи, но они весьма условны, поскольку рождаются из неопределенности, а неопределенность нельзя считать причиной.

Причинно-следственные связи существуют в мироздании только благодаря информационным взаимодействиям. Об устройстве этих взаимодействий имеются только догадки: как правило, ученые говорят о полях, переносящих информацию. В любом случае поля не являются частью фундаментального уровня, а представляют собой его первые производные. По всей видимости, существуют регламентирующие появление полей метазаконы. Метазаконы не имеют локального характера, они существуют в расслоении и указывают на конструкцию расслоения.

Ответы на вопросы, почему и как устроено наше мироздания, по-видимому, следует искать в информационной плоскости. Жизнеспособность и способности к развитию, возможно, связаны с наличием в расслоении некого «генетического кода», запускающего процессы создания и организации производных материальных форм. Преодоление неопределенности изначально требует информационной поддержки. Однако нельзя говорить о наличии «универсальной логической машины», которая дает ответы на любые  осмысленные вопросы, ибо никакая компьютерная программа не способна верно решать все математические задачи. На это, в частности, указывает теорема Гёделя о неполноте. Рассмотрим ее.

Вспомним некоторые определения. Система аксиом полна, если любое утверждение, сформулированное для данной системы аксиом, доказуемо, т.е. является либо истинным, либо ложным. Неразрешенное предположение – это такое утверждение, относительно которого не может быть доказана ни его истинность, ни ложность, то есть утверждение логически недоказуемо. Система аксиом противоречива, если относительно одного и того же утверждения можно доказать как его истинность, так и его ложность.

Формулировка первой, или слабой теоремы Гёделя о неполноте: «Любая формальная система аксиом содержит неразрешенные предположения». На этом Гёдель не остановился, сформулировав и доказав вторую, или сильную теорему Гёделя о неполноте: «Логическая полнота (или неполнота) любой системы аксиом не может быть доказана в рамках этой системы. Для ее доказательства или опровержения требуются дополнительные аксиомы (усиление системы)».

Если зафиксировать число аксиом, то рано или поздно в этой системе придешь к утверждению, которое нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Для того чтобы справиться с этим высказыванием, придется расширить первоначальную систему аксиом.

Согласно теореме Гёделя, любая теория, способная выразить элементарную арифметику, не может быть одновременно непротиворечивой и полной. В общем, она доказывает неполноту математики и любой определенной системы в целом.

Простейшая формулировка первой теоремы Гёделя о неполноте говорит о том, что существует предложение, не доказуемое и не опровержимое в рамках рассматриваемой теории P. Вторая теорема Гёделя утверждает, что в качестве такого предложения можно взять формализацию в P утверждения о ее собственной непротиворечивости.

В принципе, неполнота какой-либо конкретной теории, например P, может означать всего лишь, что «не были учтены» какие-то нужные аксиомы. (Например, так обстояло долгое время дело с аксиоматизацией элементарной геометрии.) Чтобы показать, что в данном случае мы имеем дело с существенно другой и более драматичной ситуацией, Гёдель формулирует свою первую теорему в более общей форме, которая говорит о принципиальной непополняемости системы P.

Можно вспомнить старый анекдот. Иван привел Романа к мировому судье с жалобой на то, что Роман увел у него единственную корову. «Ты помнишь, г-н Судья, эту корову, – ты еще пил от нее молоко», – сказал Иван. «Да, ты прав, корова твоя», – сказал Судья. «Но, г-н Судья, ты знаешь, у меня четырнадцать детей, им нужно молоко, корова моя», – сказал Роман. «И ты прав», – сказал, подумав, судья. Присутствовавший при этом Секретарь возразил: «Но, господин Судья, они не могут быть правы оба – ведь корова одна». Судья крепко подумал и сказал Секретарю: «И ты прав».

Это иллюстрация того, как Судья допустил выход в другое пространство (расширил систему аксиом), уйдя от привычной формальной логики, где действует закон исключенного третьего (или–или; кто не с нами, тот против нас), от диалектики в триалектику, где нет противопоставления черное–белое, друг–враг и, следовательно, не нужны судьи, «революционная непримиримость», концлагеря или христианская святая Троица.

Кажется, в теорему Гёделя вложен какой-то сокровенный смысл, освобождающий от железной необходимости, но освобождающий не совсем (при полной неопределенности был бы, по-видимому, хаос), а чуть-чуть, в виде некоторого намека. Что-то вроде того «оконца», через которое П.Флоренский пытался заглянуть по ту сторону нашего мира. Или тех же обещаний у святого Апостола Павла: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь я знаю отчасти, а тогда познаю...» (Первое послание к коринфянам, 13:12).

В самом общем виде можно сказать, что ни одно явление или причина не могут являться первопричиной всего сущего, то есть первопричины не существует в принципе. Рассуждая в рамках любой аксиоматики, можно прийти к выводу, что первопричины всего не существует, до каких бы основ мы ни познали Вселенную, всегда останутся вопросы типа: откуда появился Большой взрыв, откуда появилась сингулярность, откуда появилась пульсирующая Вселенная, откуда появилась мультивселенная, почему Вселенная существует всегда и т.п. Первопричину всего невозможно найти в принципе, она не содержится ни в одном объекте, явлении или понятии. Следовательно, для человека это эквивалентно ее отсутствию. Теоретически можно предположить существование стороннего наблюдателя за пределами нашей Вселенной, который даст ответ на вопрос, откуда все взялось (та самая дополнительная аксиома, расширение в теореме Гёделя), однако тогда возникнет вопрос, откуда взялся сторонний наблюдатель, его Вселенная и первопричина всего этого.

То, что никакая теория не в состоянии обосновать саму себя, известно с античных времен независимо от теорем Гёделя. Никакой «генетический код» не способен обеспечить полный детерминизм производных материальных форм. Скорее всего, Вселенная – это никакая не машина, у нее нет никакого «реального устройства», и никакая «реальная модель Вселенной» просто невозможна.

***

Живые формы отличаются от неживых тем, что их существование связано с большой неопределенностью. Постоянное преодоление неопределенности и есть проявление жизни, и в частности, суть человеческого бытия.

Не будет неопределенности, не нужна и адаптация. Если бы человек жил в условиях полной определенности, ему бы не понадобились многие психические механизмы адаптации, включая рефлексию и абстрагирование. Однако недостатка в неопределенности нет – она исходит не только от внешнего мира, но и от самой деятельности людей, а также в большой мере от социума.

Реальность такова, что люди рождаются максимально свободными, без ограничительных механизмов для синхронизации их будущей совместной деятельности. Социализация людей происходит лишь в процессе их длительного воспитания. И далеко не для всех она завершается успешно. Данное утверждение никто не может оспорить, поскольку оно на 100% подтверждено многовековой практикой.

Сконструированная социальная реальность – это искусственное образование, призванное обеспечить ту или иную форму коллективной жизни, навязываемую немногочисленной группой людей. Эта группа добровольно возлагает на себя миссию «укрощения» социальной неопределенности ради извлечения последующей выгоды для себя. Остальные люди вынуждены мириться с навязываемым образом жизни, поскольку их разум не способен не только справиться, но и разобраться с проблемами социальной неопределенности.

Таким образом, социальные закономерности описывают то, что должно происходить в обществе. Любой устанавливаемый социальный порядок является благом далеко не для всех людей. На самом деле для его поддержания необходимо прикладывать немалые усилия. Без приложения постоянных усилий большинство социальных закономерностей не действует, поскольку неизбежно противоречит человеческому естеству.

Естество человека – жить в условиях неопределенности. Выживание людей зависит от уровня окружающей их неопределенности, поэтому деятельность людей и их фантазирование направлены на поддержание ее приемлемого уровня. Человечество постигает границы собственных возможностей посредством своей деятельности. Все, выходящее за ее рамки, для человека либо не существует, либо является основанной на абстрагировании фантазией. Фантазия может стать идеей, которая затем реализуется на практике. Сама фантазия и путь от фантазии к ее реализации определяются психикой. На этом пути рамки деятельности постепенно раздвигаются, и картина мира человека обогащается. Таким образом, фантазии помогают преодолевать неопределенность.

Социум и социальные закономерности – искусственные образования, созданные людьми для преодоления трудностей коммуникации в коллективной борьбе с неопределенностью. Они неизбежно выражаются для человека в предопределенности его жизни. Но когда уровень неопределенности существенно падает, деятельность и фантазирование становятся менее активными, и это входит в противоречие с человеческим естеством. Поскольку противоречий в Природе быть не может, ситуация предопределенности должна каким-то образом разрешаться. Она и разрешается путем образования статусной, или ранговой, неопределенности. Какое место занимает человек в обществе? Хватит ли ему сил, чтобы удержаться на достигнутом уровне? Какие опасности со стороны друзей и коллег его подстерегают в будущем? Эти и другие вопросы постоянно волнуют человека, интегрированного в социум. Также имеют место постоянные политические и экономические конфликты на уровне государств, в основном вызванные ограниченностью ресурсов.

Социум не устроен по принципу «от каждого по способности, каждому по потребности» и даже далек от принципа «от каждого по способности, каждому по труду». Чтобы занимать определенное место в социуме, необходимо доказать, что ты соответствуешь этому месту, а также надо прилагать усилия, чтобы не лишиться его. Все хорошие и удовлетворительные места занимаются на конкурентной основе и занявшие их пытаются использовать свое положение, чтобы избавиться от будущих конкурентов. В качестве инструментов защиты собственных интересов применяются самые разнообразные способы: асимметрия информации, психологическое воздействие, коррупция, подлог, убийство.

Итак, созданная социальная реальность во многом снимает бытовую и информационную неопределенность, но при этом порождает статусную неопределенность человека в социуме. Таким образом, от неопределенности людям никуда не деться. Это означает, что ни одна из теорий вместе с ее моделями не может предоставить человеку правила, использование которых гарантирует ему комфортное существование или социальную успешность.

***

Бэкмология принимает неопределенность за одну из основ человеческого существования. С неопределенностью можно безуспешно бороться, как это делают различные религиозные и изотерические учения. Ее можно успешно преодолевать, и такого подхода придерживается Бэкмология.

Преодоление неопределенности при ясном осознании, что окончательно избавиться от нее никогда не удастся, является искусством. Методология Бэкмологии призвана облегчить постижение этого искусства.

Первоначально Бэкмология дает понимание, что есть неопределенность, риск и опасность. Возникают следующие вопросы относительно интерпретации неопределенности и риска: управляется ли ситуация какими-либо объективными обстоятельствами или людьми, является ли она ситуацией шанса (как случайного выпадения исходов) или поле исходов может быть изменено мыслительной активностью субъекта. Соответственно будут различаться и подходы к пониманию риска.

В различных моделях риск понимается по-разному – как вероятность потерь, как размер возможных потерь, как функция от вероятности и размера возможного ущерба, как различные показатели распределения всех последствий и т.п.

Риск – это неопределенность потерь. Риск – это возможность непредвиденного наступления неблагоприятных последствий.

Если в ситуации неопределенности существует возможность наступления неблагоприятных последствий, т.е. потерь, то можно говорить о существовании риска. Различия между риском и неопределенностью заключаются в субъективном отношении к исходам. Понятие неопределенность не предполагает субъективных оценок и является нейтральным, а риск появляется там, где есть оценка субъектом возможных состояний.

Риск и опасность различаются через соотнесение двух уровней наблюдения. Если потенциальный урон относят к решению и рассматривается как его последствие, тогда речь идет о риске решения. Если же к возможному урону подходить в контекстах окружающей среды (включая социальное окружение), анализируя его как обусловленный внешними факторами, тогда можно говорить об опасности.

Люди не идут на риск, когда стремятся избежать опасности и рассчитывают на позитивный исход. Готовность к риску – это способность принимать условия неопределенности, умение принимать решения и действовать в ситуациях неполной информированности, отсутствия контроля над ситуацией, т.е. в условиях неопределенности и риска.

Сущность управления риском состоит в максимизации набора обстоятельств, которые можно контролировать, и минимизации набора обстоятельств, контролировать которые не удастся и в рамках которых причинно-следственная связь скрыта.

Применительно к ситуации неопределенности или риска рациональность поведения обычно задается с помощью теории «ожидаемой полезности», согласно которой человек при выборе ориентируется на математическое ожидание выигрыша от каждого из возможных вариантов.

В современном обществе нет поведения, свободного от риска. Для дихотомии риск/безопасность это означает, что нет абсолютной надежности или безопасности, тогда как из дихотомии риск/опасность вытекает, что нельзя избежать риска, принимая какие-либо решения.

Понимание неопределенности и риска невозможно без ясного осознания их структуры. Бэкмология уделяет достаточное внимание структуризации неопределенности и риска.

Так, структура неопределенности включает два подтипа: неопределенность для обоих коммуникантов  и неопределенность только для адресата сообщения.

Различаются неопределенности событий, исчисляемые и неисчисляемые. Риск – это исчисляемая неопределенность, которая каким-либо методом может быть сведена к объективной, количественно измеряемой вероятности. Но существует и более высокая форма неопределенности, которая недоступна измерению, а значит, и устранению.

Различаются исчисляемая неопределенность и субъективная неопределенность. В ситуации они не совпадают. Одной и той же (причем иногда полной) информации одному человеку оказывается недостаточно, а другому достаточно для формирования понятия; третий же оказывается способен к выдвижению «правильных» гипотез и при недостаточной информированности.

Общая структура риска представляется следующим образом:

  • Причина – явление, наступление которого самостоятельно либо в определенной комбинации с другими явлениями (другими причинами) является обязательным условием возникновения неопределенности. При этом причина сама по себе не оказывает непосредственного вредного воздействия на объект, а действует только опосредованно путем провоцирования наступления неопределенности.
  • Опасное явление (событие), опасность – явление (событие), которое непосредственно может оказать вредное воздействие на объект.
  • Вредное (поражающее, отрицательное) воздействие – взаимодействие свойств опасного явления и объекта, которое может вызвать неблагоприятное изменение состояния данного объекта. В свою очередь, свойства опасного явления, которые при взаимодействии с объектом могут вызвать неблагоприятные изменения его состояния, в некоторых областях деятельности называют вредными или поражающими факторами (свойствами).
  • Потери – изменение состояния объекта в худшую сторону по сравнению с исходным состоянием или некоторым состоянием, которое можно было бы обоснованно ожидать при условии отсутствия вредного воздействия.

Искусство преодоления неопределенности базируется на умении структурировать различные аспекты реальности, как объективной, так и субъективной. Бэкмология способствует формированию такого умения, предоставляя для этого удобные шаблоны. Так, основания Бэкмологии – энергетика, безопасность, критическое мышление и игровая парадигма – это высокоуровневая структура (фреймворк, англ. framework) для поддержки рационального поведения.

Детализированная структура оснований Бэкмологии представлена на рисунке.

В какой-то мере постижению искусства преодоления неопределенности способствует нагуализм, который популяризировал в своих книгах Карлос Кастанеда. Однако нагуализм – экстремальная практика, ориентированная на высшие достижения, ее освоение требует от человека серьезных усилий.

Бэкмология в отличие от нагуализма не предусматривает использование экстремальных практик, направленных на радикальную трансформацию эго.

Бэкмология далеко от рекомендаций подвергать себя интенсивному самоанализу и самонаблюдению, а свою психику насиловать измененными режимами восприятия и серьезными трансформациями. Она лишь способствует изменению отношения к неопределенности и риску, что постепенно приводит к корректировке эго. Поскольку эго является комплексом привычных восприятий и реакций, то речь идет об изменении или устранении этих привычек. Но это происходит лишь на основе осознания структуры реальности и ситуаций, без применения радикальных практик. Таков подход Бэкмологии.

Конечно, эмоциональное напряжение, вызванное конфликтом эго, часто бывает слишком болезненным и даже невыносимым, стремление избавиться от кошмара вечной озабоченности может приобрести параноидную форму. В таких случаях Бэкмологию применять нецелесообразно. Избавлением от страданий занимаются психотерапевты, психиатры и практически все религиозно-этические системы.

 

Публикации на тему неопределенности:

Волшебная сила неопределенности